Нашел время посмотреть резонансный фильм-расследование французского журналиста Поля Морейры: «Украина. Маски революции». Для европейского зрителя это, безусловно, кино необходимое — как толчок к осмыслению украинской трагедии. Но меня больше всего поразили в этой ленте не циничные признания ультраправых и разоблачение их преступлений, которые происходили у нас на глазах. Впечатлила наивная непосредственность автора фильма, с которой он пытался предъявить местным олигархам и зарубежным бизнесменам — участникам форума YES в Киеве — обвинения в том, что «евромайдан» невероятно усилил влияние неонацистов.

Сторонники неолиберальных реформ в Украине давно не скрывают, что их план заключается в повышении конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности нашей экономики — через приватизацию остановившихся предприятий и обесценивание рабочей силы. В переводе на язык реалий, это означает, что нашу промышленность закрывают и банкротят в интересах западных корпораций, а девальвация гривны, наряду с ростом тарифов и цен, катастрофически снизили уровень жизни украинцев, чтобы мы были готовы работать за гроши, а то и просто миску похлебки.

Разумеется, ни одно нормальное общество не будет спокойно терпеть такие «реформы». И чтобы заткнуть ему рот как раз и понадобилась искусственная раскачка ультраправого движения, которое щедро спонсирует крупный капитал. Этому способствовало и подавление левой политической активности, которое систематически проводилось с самого начала «Евромайдана». Ведь леваки не стали бы сжигать людей под предлогом борьбы с сепаратизмом, или нападать на митинги рабочих и пенсионеров, протестующих против тарифов, нищенских зарплат и нищенских пенсий. А радикальный национализм занимается этим всю свою политическую историю. И поэтому в распоряжении у организаторов переворта просто не могло быть другой силы для сдерживания ограбленных масс.

Вопросы Морейры, недоумевающего, почему США и ЕС поддержали украинских нацистов, выглядят наивными и смешными. Ультраправые, которых кормит и вооружает власть, прощая им убийства и грабежи, как раз и призваны обеспечивать стабильность проведения репрессивных грабительских реформ. Не будет ультраправых — не будет и этих реформ, а всю Украину захлестнут протесты ограбленного населения, которое сейчас банально боится, что их акции разгонят нацисты, обвинив протестующих в том, что их акции проплатил Кремль.

Радикальные националисты — неотъемлемая составляющая сценария политического переворота в нашей стране. Это ясно понимают правящие круги США, Евросоюза и связанные с ними корпорации, которые намерены эксплуатировать экономические, природные, трудовые и человеческие ресурсы Украины. И если даже украинские ультраправые вызовут общественное возмущение на Западе, это может привести лишь к тому, что ультраправые, которые уже вошли в госструктуры, мимикрируют, пытаясь прикрыть от посторонних глаз свою идеологию и свои взгляды. Что мы и наблюдаем сегодня на примерах Парубия, Билецкого, Яроша и др. Но это никак не изменит их мировоззрения и функционального назначения в нынешнем политическом проекте.

Мысли о фильме Поля Морейры

Единственный фундамент успешного проведения неолиберальных реформ — это страх населения перед расправой «отморозков». Одна из главных целей показательной массовой казни в Одессе состояла в том, чтобы вселить ужас, подавить волю к сопротивлению грабительской политике властей. При этом, вопросы языка и национальности остаются вспомогательными, маскируя эту главную цель проекта. Поддерживать такой экономический террор могут лишь ультраправые сторонники социал-дарвинизма, доктрины пожирания слабых сильными, которые готовы превратить наше общество в полные ненависти джунгли. Но она бесконечно далека от того гуманизма, которым руководствовались европейские революции Нового времени и на которых взошло благополучие современной Европы.

Европейская общественность, которая все еще сохраняет приверженность гуманистическим ценностям, должна усвоить одну аксиому: сильные и влиятельные ультраправые являются гарантом неолиберальных реформ в Украине, которые ликвидируют социальные и трудовые права населения, низводя его до рабочего скота. Поэтому, говоря «А», нужно сказать «Б» — возмущаясь растущим влиянием украинских правых, европейцы должны выступить против самого неолиберального проекта, который можно охарактеризовать, как настоящий геноцид, организованный международным капиталом в нашей стране. Потому что, поддерживая эти реформы, европейцы автоматически становятся соучастниками помогающих проводить их в жизнь неонацистов.

Наконец, в контексте вышесказанного, очевидно, что в основе общественного противостояния в Украине лежит не только социально-политический, но и своего рода этический конфликт. Образно говоря, это противостояние тех, кто готов иди к личному успеху и большим деньгам через разорение своей страны, массовые убийства и страдания сограждан — и тех, кто не может переступить через нормы социального воспитания, заложенные в него с детства. Наша общая трагедия в том, что новое поколение украинцев было лишено этих базовых норм гуманизма.

Это лишний раз доказывает последняя новость о том, что всеукраинская общественная организация «Комиссия по журналистской этике» намерена пожаловаться на Поля Морейру во французский «Альянс независимых пресс-советов Европы». Сторонники этически больной власти демонстрируют соответствующее, нездоровое понимание этики, цинично внедряя доносы и цензуру вместо свободы слова, за которую якобы боролся «евромайдан».

Отрадно, что фильм французского режиссера заставил их сбросить маски.

Вячеслав Азаров

Оригинал публикации