В моем детстве, например, мир делился не на «своих и чужих», а на «наших и немцев». Как вариант, «русских и немцев», где русскими были все советские. А немцами, понятно, не Шиллер и Гёте, а совершенно иного поля ягоды. И значительный вклад в такое мировоззренческое деление внес кинематограф.

С американцами было чуть спокойней. Но тоже, знаете ли, многих прибалтийских актеров, исполнявших в советских фильмах соответствующие роли, воспринимали, как «морда нерусская, шпионов всегда играет».

Зато все четко, понятно, доступно. Глобальные ориентиры в этом непростом мире были установлены вполне квалифицированно и до поры прочно.

Руслан Мармазов: кто он
Руслан Мармазов: кто он
© Олег Измайлов

У наших идеологических противников с этим вопросом было ничуть не хуже дело налажено. А зачастую, чего уж скрывать, и лучше. Собственно, почему было-то? И по сей момент есть.

Голливуд — это ведь не только гигантская машинка для штамповки американских народных сказок, былин, легенд и мифов для внутреннего и внешнего пользования. Не только колоссальный станок для печатания денег. Не только идололитейный комбинат беспрерывного цикла. Это еще и планетарный шприц для идеологических инъекций.

В американском кино ничего не бывает случайно, будь то марка часов какого-нибудь их главного героя или национальность его заклятых оппонентов. Мировая конъюнктура мониторится самым скрупулезным образом, персонажи в сценариях появляются точно в соответствии с требованиями времени и национальных интересов США. Потому в какое-то время упор делается на злодеев с ярко выраженными русскими чертами характера и акцентом, в какое-то на арабов, китайцев, снова русских, и так далее…

В одной из серий «Смертельного оружия» с Мелом Гибсоном и Денни Гловером внезапно коварными и беспринципными негодяями оказались дипломаты ЮАР. Причем все до тошноты арийской внешности. А все потому, что наступило время манделизации Южной Африки, надо было готовить общественное мнение. В мировом масштабе!

Создатели вышедшей на экраны в 2008 году ленты «Индиана Джонс и Королевство хрустального черепа» даже пояснения давали. Мол, актуальная обстановка не вполне к тому располагает, но титульными врагами знаменитого археолога-авантюриста стали русские. Действие происходит в 1957 году. Спрашивается, и кто тогда мог быть достойным противником у американцев? Только СССР! Представители которого и были показаны мощно и комично, проигрышно и глуповато. Собственно, чего хотеть от комикса, пусть и высокобюджетного.

Короче говоря, враг в кино — это очень и очень важная тема. Тем удивительней было обнаружить в одном из свежих российских сериалов образ переселенцев из Донбасса, которые ничего кроме омерзения у зрителей вызвать и не могут.

Да-да, сюжет разворачивается в наши дни, в одном из эпизодов фигурирует крысоподобная семейка переселенцев из ДНР. Так и обозначено! Не из Донбасса даже, что давало бы некий простор для маневра, хотя и не слишком большой, но именно из ДНР.

«Варяг» Матюшин рассказал, как Донбасс и Украина воюют в кино
«Варяг» Матюшин рассказал, как Донбасс и Украина воюют в кино
© кадр из видео Украина.ру

Новое слово в российском кинематографе, не станем скрывать, шокирует. Донецкие уж на что крепки по части нервов, но всякий, кто увидел этот отрывок, подпрыгнул, как шилом уколотый. И насупился. Это в лучшем случае. А уж что в адрес создателей кино улетело множество «лучей добра» в оригинальной словесной упаковке — можете не сомневаться.

Речь идет о 9-серийной ленте «Контакт». Сюжет из нетленных: крепко бухающий, брошенный женой, спущенный начальством в район плинтуса опер ищет себя, а заодно и точки соприкосновения со взрослой дочерью, с которой у него никакого понимания. Попутно супермент в силу своих возможностей реанимирует, пусть и не слишком успешно, последние крохи оставшегося у него человеческого облика.

В главной роли Павел Майков, знаменитый ролью Пчёлы в хрестоматийном бандитском сериале «Бригада» и единоутробным братством с певицей Анастасией Стоцкой.

Собственно, что там в сериале происходит вообще — не суть важно в нашем конкретном случае. Значение имеет единственный фрагмент буквально в 2-2,5 минуты.

https://t.me/donbassr/6382

Измученный алкоголем и общей жизненной неустроенностью полицейский путешествует по загородной местности с целью наказать злоумышленников, которые обнесли дом некой милой девушки. Подозреваемый как раз сосредоточенно рубил курицу топором, когда персонаж Майкова пригрозил ему орластой корочкой. Тут-то все и началось.

— Шо ты мне тут машешь… Шо ты нас прессуешь? Думаешь, беженцы, так и все?— вызверился на полицейского неприятный мужик, нарочито напирая на донецкое «шо» и фрикативный звук «гэ».

(Раньше все в кино думали, что бесподобно изображают одесский акцент, теперь вот еще одна логопедическая новость добавилась, — прим. авт.)

— Беженцы? От кого бежите, беженцы? От себя, от закона?— не растерялся бывший Пчёла.

Тут рубщик курицы позвал жену, разумеется, Галю, потребовал, чтобы та принесла документы. И с вызовом сообщил: «Мы из ДНР!» Типа, это должно было заставить блюстителя порядка сделать два раза «Ку!» Появившаяся Галя удвоила количество «шо» и «гэ» на душу населения в кадре. Общение семейной четы показательно хамовитое. Муж рекомендовал жене поискать документы даже и в анусе, если выражаться корректно.

— О! Ты смотри, Бандера! — ей богу, это не выдумка, именно так кинематографический полицейский отвлек внимание своего собеседника, указав рукой в сторону кустов.

(Аналог классическому «Смотри, паровоз полетел!» Глупость, нелепость, рассчитанная на недалекого визави. Но эмоциональная окраска варианта с Бандерой показательна, не так ли?— прим. авт.)

Беженец отвлекся, Майков ловко выхватил у него топор и начал стращать, мол, сознавайся, иначе руку отрублю напрочь, как вору и полагается. Галя раскололась, да, обворовали соседку, есть хотелось очень.

Тут откуда ни возьмись подоспела потерпевшая, которой методы полицейского не слишком понравились. Зато по ходу выяснилось, что и она, и весь поселок тоже, этим самым беженцам, когда те объявились, помогали вещами и вообще, кто чем может.

— Вы что, вообще, что ли, конченые?— изумился главный герой сериала, — она вам шмотки отдает, а вы ей хату выносите. Вы на нее молиться должны были.

— А не за что нам на нее молиться, — это уже тип из как бы ДНР борзеть начал, раз топор в стороне, — она нам обязана! Мы за Русский мир пострадали! Лишения претерпели, Россия нам компенсировать должна.

Обалдевший Майков говорит, дескать, женщина, которой дом обнесли, вообще из Литвы.

Мужик не унимается: «Эти вообще наши враги!»

Полицейский слетает с петель, психует, ставит семейную пару на колени, орет. Потерпевшая барышня тоже кричит, но по другому поводу. Не унижай их, дескать.

— Унижать не надо? Почему? Нет, пускай унизятся немножко! — жужжит отставной Пчёла.

Собственно, и довольно. Вообще-то, такая сцена, да с такой текстовкой в бреду не пригрезится. А тут в сериале по федеральному каналу ТНТ.

Кстати, а зачем это? А что это такое было вообще?

Разумеется, могут прозвучать контраргументы. Например, за 8 лет войны из Донбасса в Россию много беженцев прибыло. Причем далеко не все они ангелы с крылышками, есть и такие подарки, что мама дорогая. В кино вот такой злой случай и показали. Какие претензии?

Карабахский или приднестровский? Сивохо предположил, по какому сценарию «уйдет» Донбасс
Карабахский или приднестровский? Сивохо предположил, по какому сценарию «уйдет» Донбасс
© Facebook, nppe.ua

А я соглашусь. Разного народу ветрами войны наносит. Очень разного! Но в данном конкретном случае скажи авторы, что это просто беженцы, не важно откуда, не обозначая ДНР, на качестве сериала такой поворот никак бы не отразился. Даже окажись эта семейная парочка героев десятого плана не беженцами вовсе, а местными маргиналами, и это особенно не убавило бы шансы «Контакта» на Венецианского льва или Каннскую веточку. Правда, и не прибавило бы тоже.

Но нет! Авторы подчеркивают, что эти отвратительные ублюдки именно из ДНР. Причем не вот эти вот обаятельные (в какой-то мере) криминальные типажи, прославившие Пчёлу-Майкова. Напротив — мерзкие крысы, неблагодарные, грязные, ничего святого для них нет. И руку дающего они непременно хапнут зубами. Все им должны! Заметьте, это под прикрытием высокопарных слов о Русском мире.

Простите, но авторы явно обобщают, умышленно демонстрируют собирательный образ донецкого беженца, отталкивающего, опасного, придумавшего повод в виде войны и дутого Бандеры, только бы перебраться в Россию, воспользоваться ее несметными благами и обносить хаты по приютившим его поселкам.

Или, может быть, есть тревожная статистика: пагубное влияние беженцев из Донбасса на криминогенную ситуацию в России? Если есть, тогда да, все понятно. Создатели сериала бьют в набат. Только нет такой статистики. И никто никуда не бьет, а по какой-то причине, нам пока еще неведомой, лепит образ внутреннего врага России из донецких беженцев.

Повторюсь. Зачем?

Знаете, а ведь тот, кто придумал возмутительные образы, само понятие Русский мир не очень любит. Почему-то мне так кажется. Иначе зачем привязывать его к таким малопочтенным типажам? И суть войны в Донбассе или не понимает вовсе, или как раз отлично понимает, но идейно находится по другую сторону линии фронта. Последнее вполне реально. В среде российской творческой интеллигенции подобной публики — пруд пруди.

К Павлу Майкову у меня особых вопросов нет. Не знаю его мировоззренческих установок, но профессия обязывает артиста исполнять то, что от него требуют.

К сценаристам вопросы есть. Источники сообщают, что их над сериалом трудилось четверо: Дмитрий Лемешев, Андрей Никифоров, Максим Паршин, Станислав Тляшев. Все — модные, талантливые люди. Кто же из них придумал это непотребство? И зачем? Или все вместе, в восемь рук накатали сцену сомнительной ценности?

Продюсеров в фильме обозначено 8, из них только генеральных — 6. В том числе, знаменитый Александр Цекало. Тоже есть вопрос. Неужели «донецкий враг» лучше продает ленту в России? Точно?

Самый же большой вопрос, естественно, к режиссеру. «Контакт» — дебют на этом поприще Евгения Стычкина. Талантливый актер с неподражаемым отрицательным обаянием. Он востребован съемочными площадками и театральными подмостками… Надо полагать, решил, что достоин не только воплощать в жизнь чужие задумки, но творить сам.

Пока получилось не очень. Эти 2-2,5 минуты могут перечеркнуть многое. Походя оскорбить несколько миллионов людей Донбасса, забросить однозначно ложные, вредные толкования в головы еще большего количеств миллионов зрителей — так себе дебют.

Тут недавно в сети загуляло фейковое видео с ряжеными под бойцов ДНР персонажами. Понятно, поделка украинского агитпропа. В кадре жгут российские паспорта, пьют водку, «шокают» опять-таки. Неуклюжая карикатура на дончан. Удивительно своими шаблонами схожая с тем, что видим в «Контакте».

https://t.me/donbassr/6235

Но там хоть все понятно, кто и зачем делал, кто заказчик. Война идет на всех фронтах, на идеологическом чуть ли не в первую очередь. Но сериал федерального замаха… Хм… Странно, очень странно.

И тут такой еще момент. Обожженных войной, ломаных, выведенных из нормального своего ритма жизни людей Донбасса сегодня безопасней обижать, чем многих других. Да, вообразите себе! Им сложно защищаться, особенно когда выпад, казалось бы, от своих же. Внешне своих, понятно.

Допустим, сняли бы точно такой эпизод, но беженцы не из ДНР, а, скажем, из Арцаха-Карабаха. Хлопот потом не оберешься, разбираться хоть с армянской, хоть с азербайджанской диаспорой. Или все тоже самое, но в кадре узбеки (или таджики, или киргизы)… Но миграционное начальство призывает не криминализировать гостей из Средней Азии, и так 200 тысяч гастарбайтеров не достает на стройках народного хозяйства. Снимая же в подобном эпизоде чеченцев, надо параллельно снимать и убедительные извинения перед Рамзаном Кадыровым и всей Чечней…

Да, с Донбассом проще. Так, во всяком случае, некоторым кажется.

Теперь важно уяснить, будет ли эпизод в «Контакте» единичным случаем. Неудачное творческое решение. Бывает и такое, чего уж. Как в одном фильме говорили, «ошибочка вышла, не того зарезали». Или после пробного шара негативных, злобных, вороватых переселенцев из Донбасса начнут тиражировать в других сериалах?

Если последнее — плохо дело. Причем не для дончан. Неприятно, да, но переживут, будьте уверены. Не такое переживали. Плохо для общей атмосферы в российском кино, для идеологической сферы страны. А для подлинных врагов — хорошо, отлично даже.