Широкомасштабная война на Донбассе во многих экономических аспектах обязательно затронет каждого гражданина Украины и России, и в этом ее риск для устойчивости российского общества.

С другой стороны, под предлогом возвращения утраченных территорий Киев явно готовится к войне с Россией, и попытки оттянуть неизбежную развязку лишь усиливают роль Украины как опасного антироссийского плацдарма.

Константин Кеворкян: кто он
Константин Кеворкян: кто он
© РИА Новости, Владимир Трефилов

Взрыв патриотических эмоций в начале почти каждой войны нередко оборачивается скорым разочарованием и раздражением широкой общественности, если «маленькой победоносной войны» не получается.

В начале ХХ века Русско-японская война закончилась революцией 1905-1907 годов, участие Российской империи в изнурительной Первой мировой войне обернулось крахом государства, свою роль в распаде Советского Союза сыграла неудачная афганская военная кампания.

Задача противников Кремля — усилить конфликт на Донбассе, добиться того, чтобы Россия максимально увязла в нем и, в конце концов, надорвалась.

Никто не может в полной мере предсказать будущее, которое определяется множеством объективных и субъективных факторов. Потому хвастать, будто в случае атаки Украины на ЛДНР российская армия беспрепятственно дойдёт до Львова и легко восстановит былое славянское единство, может лишь человек восторженного образа мыслей.

Надо говорить о целях достижимых, реальных и, желательно, не переходящих в долговременный вооружённый конфликт (что бы там ни писала украинская пресса о якобы уже идущей полномасштабной войне с РФ). Иначе в случае больших человеческих потерь и ухудшения экономической ситуации капризное общественное мнение отыграет в сторону недовольства политикой Кремля.

И вряд ли такое изменение сыграет в плюс правительству на скорых парламентских выборах.

Вырождение нации. Над всей Руиною безоблачное небо
Вырождение нации. Над всей Руиною безоблачное небо
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк

Кроме того, не следует забывать про продолжающийся при участии российской армии конфликт в Сирии, миротворческие миссии в Карабахе, Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии. Эти точки тоже могут стать объектом тех или иных провокаций, синхронизированных по времени с наступлением на Донбассе.

В конце концов, главный дирижёр находится не в Киеве, и наверняка в его намерения входит играть на всей геополитической шахматной доске. В том же ряду «Северный поток — 2», бесконечные антироссийские санкции, продолжающееся информационное противостояние и т.п.

Следовательно, стоящая перед Москвой проблема значительно объемней, нежели расколошматить ВСУ и водрузить триколор над бандеровским рестораном «Крыйивка» во Львове.

Отсюда невероятная сдержанность российского руководства: в вооружённый конфликт легко ввязаться и весьма сложно выйти — чтобы минимизировать потери, чтобы победителем, чтобы быстро. Но противостоящие силы этого как раз постараются не допустить, и, возможно, вспыхнет там, где не планировалось, ударят в спину те, от кого не ожидали…

Много чего полезет наружу, если победа не будет одержана быстро и ошеломительно. А подобные лихие допуски — на грани шапкозакидательства: украинская армия в 2014 году и сейчас различается значительно.

Как спасти Украину: о власти шаблонов и силе ярлыков
Как спасти Украину: о власти шаблонов и силе ярлыков
© CC0, Pixabay

И тем не менее, в последние дни мы видим целый ряд острейших заявлений российских официальных лиц, которые почти синхронно подтверждают, что майданная Украина в полной мере стала вражеским государством (не путать государство и весь народ), государством террористическим, представляющим физическую опасность для российских граждан.

Например, на прошлой неделе в Геленджике и Ярославле были задержаны сразу 14 боевиков, причисляющих себя к украинским националистам. По сообщению ФСБ, украинской стороной боевики подготавливались к «совершению террористических актов, массовых убийств и насильственных акций в отношении граждан».

В местах их проживания органами правопорядка изъято значительное количество нацистских пропагандистских материалов, холодное оружие, инструкции по изготовлению взрывных устройств и огнестрельного оружия.

Это уже не разногласия о том, «матерью» чьих городов является древний Киев, это международный терроризм и потакание ему из Украины. Причём не в первый раз: ранее были вторжения диверсантов, похищение людей на территории РФ, отдельные осуществленные теракты и попытки массового умерщвления людей через продовольственную, энергетическую и водную блокады.

Короля играет свора. О власти наихудших
Короля играет свора. О власти наихудших
© president.gov.ua

Говоря о продолжающейся водной блокаде Крыма, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова озвучила тезис, что государство Украина использует фашистские практики геноцида.

«Вы думаете, это находка Киева? Оказалось, что нет. Вы думаете, население этого и близлежащих регионов впервые подвергается такому уничижительному воздействию?» — спрашивает госпожа Захарова.

И сразу приводит пример нацистскую листовку на оккупированной гитлеровцами территории: «Цитата одного из объявлений времен Второй мировой войны: "Вода только для немецких солдат. Русские, берущие отсюда воду, будут расстреляны. Вода для русских на другой стороне"».

Аналогии, как говорится, очевидны.

Украинские блокады и крымские прорывы. Глазами человека моего месторасположения
Украинские блокады и крымские прорывы. Глазами человека моего месторасположения
С весьма необычной для православного человека резкостью говорит о современной Украине в эфире канала «Спас» заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин.

«Идет последовательная и однозначная работа на полное уничтожение Украинской православной церкви Московского патриархата, — подчёркивает эксперт. — И мы должны понимать, что если ничего не делать и не защитить Православную церковь, то противники сделают всё, чтобы её ликвидировать. Компромиссов здесь быть не может, это бескомпромиссная борьба. Когда мы говорим о гибридной войне, мы почему-то делаем упор на гибридность. Главное слово здесь — «война». И в войне может быть либо победитель, либо уничтоженный. Вот что на кону».

Итак. Крайне жестких высказываний официальных лиц, экспертов и лидеров общественного мнения за последнюю неделю звучало значительно больше, нежели обычно. Связано это со значительным обострением обстановки на Донбассе и демонстративной подготовкой украинской стороны к эскалации вооружённого конфликта.

Киев не скрываясь подтягивает к линии разграничения войска, тяжелую технику, разворачивает госпитали и всячески играет мускулами.

В ответ — недвусмысленные предупреждения из РФ: реакция на вторжение в ЛДНР будет военной, быстрой и решительной. Жёсткая риторика служит предупреждением и взыванием к чувству самосохранения киевского режима, который Москве надоел настолько, что она готова на решительное вмешательство.

Однако Россия уже столько раз высказала «серьёзную озабоченность» и не вмешивалась, что у Киева возникает нескрываемый соблазн ещё раз испытать судьбу. Возможно, и не полноценным вторжением (которое закончится плачевно), а масштабной симуляцией его — чтобы удовлетворить заокеанских кураторов, а самим пораниться не слишком сильно.

Смерть в конце тоннеля. Зеленский идёт на войну?
Смерть в конце тоннеля. Зеленский идёт на войну?
© president.gov.ua

Вопрос за Москвой: примет ли она предлагаемые «правила игры» — некий шумный симулякр вместо полноценной войны. Или все-таки наступило время нанести потерявшему всякое чувство реальности майданную режиму сокрушительный удар, то есть в полной мере использовать подброшенный Киевом casus belli (то есть повод к войне).

И если «да», то как контрнаступать — через южный Донбасс к истокам Северо-Крымского канала? Или ещё масштабней — с полным отсечением и разгромом группировки ООС? Мы уж не говорим о таком эпохальном варианте, как захват дома с надписью «лох» на улице Банковой с дальнейшей транспортировкой военно-майданных преступников на скамью подсудимых.

Если из Вашингтона придет приказ наступать на мятежный Донбасс, а в Киеве будет попытка наступление имитировать (что станет понятно в течение пары часов), дальнейшие варианты действий остаются за Кремлем, и навряд ли он сделает вид, будто ничего не происходит. А если наступление будет носить не имитационный, а реальный характер, то и вариантов у РФ просто не остаётся.

Даже президент Путин высказался в том смысле, что Россия не даст использовать свои исторические земли как плацдарм для нападения на Российскую Федерацию.

«Чтобы кто-то позволил себе использовать щедрые подарки России для нанесения ущерба самой Российской Федерации», — уточнил Владимир Путин и добавил: «Надеюсь, это будет услышано».

Услышаны ли эти предупреждения — станет понятно очень скоро. Как только просохнет сбросившая снежные оковы донбасская земля: кому родная, кому чужая, кому могильная.