Внезапное прозрение бывшей журналистки Герасимюк, которая неоднократно отмечалась заявлениями, исполненными ненависти к противникам Майдана, вряд ди продиктовано «морально-нравственными» мучениями совести. Скорее всего, накануне ожидающихся решений по непродлению лицензий на цифровое вещание телеканалам «Интер», «1+1» и «112», сработал элементарный инстинкт самосохранения. Информационная обслуга начинает обеспечивать себе алиби в ожидании возможных перемен.

Когда-нибудь, изучая период постмайданной Украину, историки детально проанализируют роль украинских СМИ в разжигании гражданского конфликта, оценят сколько запекшейся крови на каждом пропагандисте «расово-правильного» мира, подведут неутешительные итоги информационного взаимоистребления. И, пожалуй, самым главным вопросом станет определение меры вины каждого, кто потерял человеческий облик и сознательно подливал бензин в огонь гражданской войны.

Возможно, найдут того выпускающего редактора на телеканале ICTV, который вывел на экран знаменитую подпись «Дихлофос для колорадов», изловят любителей постановочных съёмок и сказок про «взорвавшийся кондиционер», заставят ответить по закону тех, кто разжигал межнациональную вражду. И мы ещё услышим противное верещание «а нас за что?». И будут они взывать к корпоративной солидарности — не разу не защитив своих коллег сегодня; обращаться к международным правозащитным организациям — хотя ныне игнорируют их расследования; и, конечно же, рассчитывать на сострадание порядочных людей — истреблению которых они столько лет посильно потакают.

Проблема «Украинские СМИ и гражданская война» весьма многообразна, начиная с того, что большинство из них вообще отрицают сам факт гражданской войны. Освещая массовые обмены военнопленными (из которых исключены граждане РФ), они так и не могут внятно ответить — граждане какого государства идут на обмен с обеих противостоящих сторон? Где живут призывники и родители подавляющего числа военнослужащих ЛДНР? Гражданами какого государства они являлись, вплоть до государственного переворота 2014 года?

Второй пункт — собственно, «переворот» или «революция»? Правда, настоящая революция по сути и есть государственный переворот, а в той форме, в какой он произошёл зимой 2014 года в Киеве — это переворот однозначно: с организованными массовыми беспорядками, инспирированными жертвами, очевидным иностранным вмешательством, изгнанием легитимного президента, принятием незаконных решений под давлением вооружённых людей и, наконец, антиконституционным применением армии против собственного народа.

Третье. Украинский политикум и его верные СМИ оправдывают пролитие рек крови борьбой с «сепаратизмом», подменяя причину и следствие: не было бы противозаконного переворота — не было бы и желанного для целых регионов «сепаратизма». Люди, установившие свою власть противозаконными методами, требуют от остальных подчинения законам и очень часто ярлык «сепаратиста» это обычное шельмование тех, кто высказывает точку зрения отличную от промайданной.

Информационная обслуга на политической кухне Украины

Этими тремя напёрстками до сих пор манипулируют украинские СМИ, изо всех сил стараясь оправдывать происходящее в государстве после Евромайдана. А для того, чтобы дискуссия об истинных «достижениях» майданщиков не приняла нежелательный оборот, наиболее наглые представители «четвертой власти» пытаются вообще запретить дискуссии. Вот, например, редактор газеты «День» и жена бывшего руководителя СБУ Лариса Ившина запрещает окружающим даже сомневаться в «агрессии России» (с которой, напомню, Украина сохраняет дипломатические и торговые отношения, и даже «Большой договор о дружбе»). «Есть темы, где нет двух точек зрения. Агрессия России — наиболее важная из них, — пишет Ившина, — Это "красная линия", которую нельзя переходить. Разносчики "антисанитарии" должны быть вне общественного пространства». Обратите внимание на выражение «разносчики антисанитарии» — классическая нацистская формулировка для описания подлежащих уничтожению евреев!

Найем столкнулся с реальностью, украинские националисты струсили, Порошенко предрекли крах
Найем столкнулся с реальностью, украинские националисты струсили, Порошенко предрекли крах
© скриншот с видео Голос Америки

А я говорю: потерявшей всяческие приличия госпоже Ившиной никто не давал монополию на истину и определение количества «правильных» точек зрения. И, на самом деле, будет любопытно узнать точку зрения прокурора на личное участие Ившиной и её супруга в разжигании гражданской войны на Украине в 2014 году и её собственном вкладе в информационную поддержу государственного переворота. Подозреваю, много найдётся интересного. И для того, чтобы этого никогда не случилось, Ившина требует от нас прекратить любые «разговорчики в строю».

Ей поддакивает весьма популярный среди СМИ политолог Владимир Фесенко, ныне работающий на администрацию Порошенко (что само по себе тянет на серьёзный разговор с дознавателем): «Пророссийские позиции на нашем телевидении всё больше активно и даже агрессивно транслируются и политиками, и так называемыми "экспертами", и уже не только на Ньюсване».

Кто тебя, старого харьковского оболтуса, уполномочивал вешать на оппонентов ярлыки, намекая на «измену» отдельных СМИ. Люди имеют право высказывать своё мнение; причём, многие из них меняли его куда реже, нежели господин Фесенко. «Пророссийские настроения» — это закономерная реакция на экономический развал и политическое безумие действующей власти, которую консультирует эксперт Фесенко, и, судя по всему, консультирует очень плохо.

Когорта бывших журналистов в Верховной Раде — все эти Геращенко, Арьевы, Найемы — вызывают у многих коллег тошнотворное впечатление предателей не только здравого смысла, но собственной профессии. Взять хотя бы Николая Княжицкого, ныне отвечающего в украинском парламенте за комитет по культуре и духовности. Клеймя непонравившееся ему выступление оппонента на телеканале «Интер», Княжицкий угрожает: «Существует свобода слова, и, к сожалению, он имеет право это говорить [слышите, "к сожалению" — К.К.]. Просто мы же понимаем, что это — не его мнение. Ему просто кто-то за это заплатил. Вот его-то и должна найти СБУ и наказать». Ещё раз, для осмысления: «к сожалению» существует свобода слова и за её проявления СБУ должно кого-то изыскивать и наказывать. Вы представляете подобное заявление официального лица от правящей партии во времена Януковича — его бы просто смешали с навозом. А это говорит бывший журналист и один из соучастников госпереворота.

СМИ танцуют чечетку: как хваленая свобода слова в Украине дошла до самоубийства
СМИ танцуют чечетку: как хваленая свобода слова в Украине дошла до самоубийства
© restoring-donbass.com

Стоит ли удивляться, что персонажи майданного истеблишмента, уже давно не имеющие к демократии никакого отношения, приветствуют разгул цензуры, аресты коллег и гонения на оппозиционные СМИ? Недаром директор украинского представительства Freedom House Метью Шааф диагностировал угасание на Украине демократического общества, неотъемлемой частью которого и является свобода слова.

«Мы наблюдаем, что в Украине всё меньше площадок для свободного общения и собраний. Мнения людей легко записывают в "проукраинские" или "антиукраинские деятельности". Мнения и политические мысли иногда управляются насилием и запугиванием», — констатировал правозащитник.

Безусловно, на Украине есть много честных и профессиональных журналистов, которые продолжают трудиться в тяжелейших условиях постмайданного режима. Часто именно их усилиями мы узнаем о новых арестах инакомыслящих, преступлениях праворадикалов, огромных хищениях бюджетных средств — о всём том, что так мило карману прорвавшихся к власти княжицких. Настоящая сталь в огне становится крепче, а органические отходы перегорают. Кого я подразумеваю под «органическими отходами», полагаю, вы уже догадались.