«Простой способ навредить»: Шабовта о популярности «телефонного терроризма» на Украине
«Простой способ навредить»: Шабовта о популярности «телефонного терроризма» на Украине
© Facebook Сергея Шабовты
Ранее Геращенко заявил, что украинцы занимаются «телефонным терроризмом» в России. По его словам, украинские граждане оставляют сообщения о ложных минированиях в общественных местах в ответ на якобы аналогичные действия россиян. 

При этом если оценивать данные действия с точки зрения ведения гибридной войны, о которой говорят на Украине, то Молчанов не считает «телефонный терроризм» эффективным методом ее продвижения.

«Понятное дело, что подобные действия несут и неудобство горожанам, и финансовые траты для правоохранителей. Но если эти минирования не будут подтверждаться какими-то другими действиями, то это рано или поздно просто превратятся в белый шум и никем не будут восприниматься всерьез, а будут только продолжать наносить финансовый ущерб», — отметил он.

Тем не менее, по мнению политолога, Киев обязан отреагировать на подобное заявление Геращенко. Однако, ввиду того, что он не реагировал и на более агрессивные вещи, в данной ситуации на это также рассчитывать не приходится, считает Молчанов.

Очередная волна сообщений о «минировании» административных зданий и социальных объектов прокатилась по России в январе 2019 года, затронув территорию от Дальнего Востока до Центральной России.

Счет эвакуированных шел на тысячи. Все сообщения оказались ложными, причем в ряде случаев было установлено, что звонки шли из-за рубежа, в том числе с территории Украины.

В конце 2017 года президент России Владимир Путин подписал закон, предусматривающий ужесточение наказания за телефонный терроризм. Согласно новым правилам, максимальный срок тюремного заключения за ложный звонок о заложенной бомбе увеличен до 10 лет. До этого максимальное наказание за такое преступление составляло до пяти лет лишения свободы.