- Игорь, курс рубля после ввода санкций поначалу снизился, потом вырос, и Нацбанк объявил о снижении учетной ставки, чтобы прекратить укрепление российской валюты. Почему курс рубля удерживается именно на таком уровне — порядка 80 рублей за доллар?

— С одной стороны, динамика действительно была очень сильной. Первичное его падение — это, конечно, была паника.

Это естественно, потому что такие тектонические сдвиги пошли и в российской экономике, и в мировой. Ну и просто началась паника на бирже, потому что любой ввод санкций подразумевает существенное изменение правил игры, и все уходили в валюту в виде некоей страховки.

Игорь Юшков: кто он
Игорь Юшков: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина / Перейти в фотобанк
Но дальше, с одной стороны, валютный контроль ужесточился, Центральный банк вообще фактически перекрыл вывод валюты за границу из России, запер валюту внутри страны. То есть, любой вывод валюты должен быть согласован с Центробанком РФ.

Второе действие Банка России — он ужал рублевую массу, подняв ставку рефинансирования до 20%. Ну и третий фактор, который потом возобладал над рынком, это довольно большие валютные поступления в страну — что и привело к значительному укреплению рубля.

У нас, с одной стороны, сохранился заход валюты в страну, потому что мы продолжаем продавать разное сырье — нефть, нефтепродукты, газ, уголь, древесину — все мы экспортируем, в общем-то, свободно. Ограничение экспорта произошло не такое уж и большое.

Мы продаем по-прежнему много, плюс к этому наши товары выросли в цене, поэтому долларов и евро в страну заходит много. Но при этом из-за нарушения логистических цепочек и всевозможных отказов что-либо в Россию поставлять у нас импорт существенно сократился.

Кроме того, Центральный банк обязал всех экспортеров 80% валютной выручки продавать на внутренней валютной бирже. И получается, что в страну долларов и евро заходит много, но они не выходят, потому что импорт сократился.

Раньше эти доллары и евро у компаний-экспортеров покупали компании-импортеры, которые потом приобретали что-то за границей.

А сейчас возможность купить что-либо за рубежом ограничена, и получилось, что у нас валюта оказалась запертой на внутреннем рынке. Ее становилось все больше и больше, и поэтому рубль укреплялся — просто потому, что сейчас некому продавать валюту.

Поэтому, когда рубль начал чрезмерно укрепляться, так, как это даже не рассчитано в бюджете, то Центральный банк начал принимать меры для его определенного ослабления.

Во-первых, понизил ставку рефинансирования. Это полезно для экономики, потому что когда ты берешь кредиты под 22-25%, то это огромная сумма, и бизнес этого не потянет. Поэтому чем ниже ставка центрального банка, тем дешевле можно взять кредит, тем легче развивать какое-то предприятие, так что решение о снижении учетной ставки можно считать позитивным.

Центробанк немного ослабил сам рубль, то есть рублей больше станет в экономике, с другой стороны, он начал ослаблять валютный контроль: доллары теперь можно покупать без наценки, без комиссии, вскоре компании смогут покупать себе доллары, а со следующей недели и физические лица смогут приобретать валюту в кассах.

Валютный контроль ослабевает, поэтому спрос на валюту поднялся. Пускай это со стороны неких «накопителей», физлиц, кто-то поменяет свои рубли в доллары, но, тем не менее, это позволяет создать довольно комфортное соотношение рубля к доллару.

Ведь чем слабее рубль, тем проще наполнять бюджет. Экспортируем-то мы все в доллары, а бюджет у нас наполняется в рублях. Вот поэтому здесь некий баланс надо соблюсти. Центральный банк, в общем-то, и пытается поймать этот баланс.  

- Как вы можете оценить устойчивость российской экономики после ввода Западом беспрецедентных санкций?

— Эффект от введения санкций мы в полной мере еще не почувствовали, сейчас по инерции экономика как-то движется. Поэтому полноценное перестроение и ощущение введенных санкций будет скорее ближе к лету.

Постепенно по каким-то иностранным продуктам будет наблюдаться дефицит, какие-то новые российские продукты будут заходить, какие-то азиатские продукты будут появляться.

В этом плане мы только заходим в некий переходный период, который продлится до конца года или дольше. Какой-то интенсивный период до конца года продлится, но еще пару лет, как Кудрин говорил, будем перестраивать экономику.

Здесь нужно говорить о том, сколько времени займет этот переходный период. Если мы предполагаем, что период изменений закончился, и теперь мы начинаем к этим изменениям приспосабливаться, то на самом деле это не так.

Европейцы говорят, что шестой пакет санкций готовят — то есть, пока еще окончательно правила игры не установились, поэтому говорить, как санкции повлияли на нас и как мы будем приспосабливаться, пока сложно.

Однако уже видно, что мгновенного краха российской экономики не произошло, санкционный блицкриг не удался, но стратегия удушающих санкций только-только начинается.

- В качестве одной из причин устойчивости курса рубля назывался перевод расчетов за поставки газа в ЕС на рубли с доллара и евро. Даже появился термин — «газовый рубль». Как вы оцениваете значение этого шага российских властей?

— Здесь во многом скорее был символический шаг, чем реально влияющий на российскую экономику. Это было напоминание европейцам о том, насколько сильно они зависят от российского газа.

Как идёт спецоперация РФ, рубль укрепляется, Украина хочет «новое НАТО». О чём говорили эксперты 31 марта
Как идёт спецоперация РФ, рубль укрепляется, Украина хочет «новое НАТО». О чём говорили эксперты 31 марта
© коллаж Украина.Ру
В рамках этого перехода на рубль им всем предлагается подписать дополнительное соглашение к коммерческим контрактам, и если ты его подписываешь, то ты, по сути, расписываешься в том, что здесь и сейчас ты отказаться от российского газа не можешь.

На самом деле, для коммерческих компаний, покупающих российский газ, ничего по большому счету не меняется. Формула ценообразования как была, так и осталась —  в долларах и евро газ как стоил, так и будет стоить.

Мы ведь не говорим, что мы переходим на рубли, и мы вам скажем, сколько вы будете нам платить. Нет, формула цены такая же, они выплачивают в Россию все так же доллары и евро.

Просто если они раньше «Газпрому» доллары и евро передавали, то теперь они будут их передавать их «Газпромбанку», который сам поменяет их на российскую нацвалюту и передаст рубли «Газпрому».

Для европейских компаний в общем-то ничего не меняется. Почему это приведет к небольшому укреплению рубля, так это потому, что сейчас «Газпром», получая от покупателей валюту, в течение трех дней должен 80% продать на валютной бирже, а по новой схеме все 100% средств, полученных «Газпромбанком», поступят на валютную биржу.

Спрос на рубль увеличится, соответственно, рубль укрепится, но не радикально. Так что не стоит ожидать какой-то революции от перехода к газовым расчетам за рубли.

- Перевод торговли газом с долларов и евро на рубли —  это разовая акция или начало серьезной работы по переводу всей внешней торговли России или ее значительной части на национальные валюты? С теми же Китаем и Индией такая практика существует уже достаточно давно.

— Посмотрим, ведь на национальные валюты мы можем переходить с рядом стран, и тут вопрос, захотят ли они это делать и в какой пропорции там будет присутствовать рубль, а в какой — национальная валюта нашего контрагента.

Условно говоря, в торговле с Китаем мы переходим на юани, а не на рубли. Они не покупают наши рубли, чтобы оплатить наши поставки, скорее, что-то нам платят в юанях за ту же нефть, для того чтобы мы потом потратили их же юани на покупку их же товаров.

Такая возможность торговать в разных валютах для России появляется, и мы будем это делать, потому что любые транзакции в долларах проходят через американские банки, а транзакции в евро — через европейские, поэтому любую транзакцию в долларах и евро тебе могут заблокировать. Поэтому переход на торговлю в национальных валютах будет продолжаться.

- В попытке «наказать» Россию США и страны ЕС заблокировали порядка 300 млрд золотовалютных резервов Российской Федерации. Многие эксперты говорят о том, что это подорвало доверие к существующей мировой финансовой системе. Что за этим может последовать? Будет ли трансформироваться финансовая система, если да — то в каком направлении?

— Здесь точно так же, как и с валютными расчетами, будет расти использование новых национальных валют. Доллар никуда не денется, мировая финансовая система, построенная на долларе, тоже будет трансформироваться в сторону такого финансового плюрализма.

Будет появляться все больше примеров торговли в национальных валютах. Например, Саудовская Аравия будет часть своей нефти продавать Китаю за юани — и так далее, и так далее.

В этом плане гегемония доллара размывается, но пока она никуда не девается, и вот это размытие будет проходить десятилетиями.