Владимир Жарихин: кто он
Владимир Жарихин: кто он
© Владимир Трефилов
Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру

Ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин готов направить в Минск российскую делегацию для переговоров с украинской. По его словам, в российскую делегацию войдут представители Минобороны, МИД и администрации Кремля.

Песков уточнил, что Зеленский заявил о готовности обсуждать нейтральный статус Украины, а неотъемлемым компонентом нейтрального статуса как раз станет демилитаризация и денацификация Украины, которые являются целью операции по защите ДНР и ЛНР.

- Владимир Леонидович, состоятся ли в итоге эти переговоры между Россией и Украиной?

— Инициатива о переговорах исходила от Зеленского, а не от Путина. Другое дело, каков будет предмет этих переговоров. Одного нейтрального статуса Украины явно недостаточно. Обязательно должно быть обсуждение вопроса со статусом и дальнейшей судьбой ДНР, денацификации Украины, русского языка и многого другого. Без обсуждения всех этих вопросов сам по себе нейтральный статус Украины подвисает.   

- В таком случае, с кем бы от Украины нам следовало бы разговаривать?

— Путин и Песков сказали, что российская сторона готова встречаться с Зеленским. Следовательно, его признают президентом Украины.

- Понимают ли они, что Зеленский будет настаивать на каком-нибудь «Минске-3», и что в случае его выполнения проблема Украины не решится?

— Да, веры ему нет. Поэтому сначала должны быть договоренные с ним действия, и только потом вывод войск с территории Украины. Утром деньги — вечером стулья.

- Будет ли спецоперация России по уничтожению вражеской инфраструктуры доведена до конца вне зависимости от результатов переговоров?

— Тут я уж не могу писать сценарии. У двух президентов есть протокольная служба, пусть они этим занимаются.

- Каким, на ваш взгляд, должно быть идеальный статус Украины? Нейтральный как у Финляндии или дружественный с членством во всех интеграционных объединениях?

— Не как Финляндия. Тут лучше всего подходит Швейцария. Я много думал, почему Швейцария стала нейтральной страной посреди Европы, многоязычной, многоконфессиональной и с конфедеративным устройством. А потом понял, что Швейцария только так и могла выжить в условиях, когда немцы и французы столетиями не дружили друг с другом, и они могли бы образовать единое государство только если бы оно было конфедеративным, многоязыковым и нейтральным — это самое главное. Вот и Украина в том виде, в котором она есть сейчас (Донецк и Львов), может быть только многоязыковой, федеративной или конфедеративной и нейтральной. Если она нарушает эти условия, то она уже не может быть большой Швейцарией. Она начинает разваливаться, что сейчас и происходит.

- Путин ранее предостерегал третьи силы от попыток вмешаться в украинский кризис, следовательно, Россия пока не заинтересована в развале Украины. А вообще сценарий территориального раздела Украины еще актуален?

— Распад Украины уже произошел. Донецкие республики явно в Украину не вернутся, с ней возможны только теснейшие дружественные, но межгосударственные отношения. Крым ушел навсегда. Наверное, можно еще как-то разделить.

- Я имею в виду, актуален ли еще стереотип, что Юго-Восток идет в Россию, а Галиция — в Польшу?

— Я не исключаю и такой вариант. Однажды я обсуждал Минские соглашения с одним высокопоставленным немцев, а он так глубоко задумался и сказал: «Интересно, на сколько частей надо разделить страну, чтобы она успокоилась?». Я говорю: «Вы сами это сказали, я думаю, что на три». Так что такие идеи бродят и по Европе.