- Валентин Валентинович, здравствуйте. Мы сегодня с вами поговорим о нескольких вопросах — это будут и подведение итогов года, и ценовые качели, с которых мы и начнём. Цена на газ довольно значительно колеблется в последнее время, от исторического максимума в $2200 до, на момент нашей передачи, $1100. С чем связаны такие ценовые качели, куда, по итогу, по вашему мнению, придёт цена, на какой отметке остановится? 

– Сложно сказать, на какой отметке она остановится, потому что прогнозы колеблются точно так же, как и цена — от тысячи до трёх тысяч. Сегодняшний откат связан с потеплением.

Валентин Землянский: кто он
Валентин Землянский: кто он
© Facebook/Валентин Землянский
Потепление, ушли все дружно на праздники, рождественские каникулы, до Нового года деловая активность на нуле, финансовый год закрыт, поэтому естественно — всё, наигрались, поэтому биржа покатилась вниз.

Интересна судьба этих газовозов, которые отправились в Европу, не развернули ли их назад в Азию? Я не исключал бы и такого варианта. Хотя, может быть, кто-то законтрактовался на этом пике, привезут ему американского СПГ задорого.

Те колебания, которые мы видели, носили сугубо спекулятивный характер, потому что они происходили в резонансе с политическими заявлениями. Накануне пресс-конференции Путина встреча с Меркель была, случился первый исторический максимум — 1937 долларов.

Вышел Путин, сказал — всё нормально, мы готовимся к отопительному сезону, как подготовимся — сейчас отправим с ноября месяца газ в подземные хранилища, всё будет хорошо — откатилось.

Коррекция произошла, цена зафиксировалась, начала колебаться в пределах полутора тысяч долларов за тысячу кубических метров.

Потом была масса заявлений немецких политиков, европейских политиков, санкции, и «вторжения России», и «мы не будем покупать газ у России», и вслед за этими заявлениями начала колебаться цена, особенно в последние две недели, когда был достигнут исторический максимум.

Особого накала достигли заявления Урсулы фон дер Ляйен и Анналены Бербок, и заявления Шольца, и заявления со стороны американского Госдепа, и накал страстей относительно «Путин нападёт». Спекулянты отреагировали, взяли под козырёк. «Отлично, Северный поток-2 не запустите? Ещё лучше». Будьте любезны, получите $2200 (за тысячу кубометров газа — ред.).

Как только прошла пресс-конференция Путина, пошли заявления о том, что никто ни на кого в ближайшее время нападать не собирается, плюс снижение деловой активности, связанное с праздниками — цена снова вниз. С реальными ценами, которые есть на сегодняшний день у большинства крупных игроков в Европе, это не связано никак.

Здесь логичнее было бы увязывать с ценами на электроэнергию, которые действительно напрямую зависели от всего происходящего в Европе, причём газ играл не самую первую скрипку. Там стоимость 300 евро за мегаватт-час стала реалиями.

Станислав Митрахович о ценах на газ и о том, куда уходят сверхприбыли «Газпрома»
Станислав Митрахович о ценах на газ и о том, куда уходят сверхприбыли «Газпрома»
© из личного архива Станислава Митраховича
Что касается ситуации с газом — чистая спекуляция. Страдала от этого больше всего Украина.

Единственная европейская страна, не имеющая долгосрочных контрактов, которая вынуждена контрактоваться исключительно в привязке к спотовой цене.

Понятно, что не будет день в день, не будет 2 тысячи долларов, но даже цена в тысячу долларов за тысячу кубометров является весьма болезненной как для самого "Нафтогаза", так и в целом для украинской экономики. Проблема здесь есть. 

- Рост цен как начался в апреле-мае этого года, так до сих пор цена остаётся, несмотря на некоторое снижение, довольно высокой. В связи с этим хотел задать довольно необычный вопрос — о будущем водородной энергетики. В Европе эта тема становится всё популярнее. С какого момента водородное топливо становится более рентабельным, чем газ? Потому что даже у нас, в середине 2030-х, сообщается, что планируется запустить атомную станцию специально для производства водорода. Как вы оцениваете будущее водородной энергетики?

– Хороший вопрос, я его задавал специалисту в лице Бориса Марцинкевича, который является теоретическим физиком, я задал вопрос человеку, который может копнуть глубоко в суть процесса. Он сказал, что он пока не знает таких технологий, которые позволили бы рентабельно использовать водород в мирных целях.

В целом, вся история с энергопереходом, с зелёной генерацией, с водородной энергетикой — красивая сказка, которая под собой не имеет на данный момент никакой экономической подоплёки.

Мировой энергетический кризис — это следствие тех непродуманных шагов, которые привели к тому, что привели. Более того, я хочу вам сказать, что это — не конец. Мы только в самом начале всей этой эпопеи.

Об этом очень хорошо сказал глава Saudi Aramco — недоинвестирование в нефтегазовую сферу, которое наблюдается в последние несколько лет, во-первых, приведёт к дальнейшему росту цен на энергоносители, а самое печальное — оно приведёт к массовым беспорядкам практически по всему миру.

Вот это станет следствием того, что мы сейчас наблюдаем. Почему я говорю, что пока у нас только начало кризиса. До его финала ещё очень далеко.

- Раз уж мы перешли к началу кризиса, который пришёлся на конец этого года, то, попрошу, Валентин Валентинович, подвести итоги 2021 года для рынка энергоносителей в целом.

– Тут особо и подводить нечего. Нефть у нас стабилизировалась, ОПЕК+ работает, договорённости выполняются в той или иной мере, с небольшими политическими турбулентностями, даже США руку дружбу протягивали относительно открытия стратегических запасов, пытались повлиять на цены, но цена ведёт себя абсолютно спокойно. Кстати, это ещё одно подтверждение спекулятивной природы цен на газ.

Нефть как альтернативное топливо очень спокойно себя чувствует и никаких панических настроений там не наблюдается. Хотя, я думаю, что в следующем году ситуация может поменяться, исходя из того, что трясти начнёт всю мировую экономику.

Давайте понимать, что то, что мы видим сейчас — это пока только цветочки. Ягодки пойдут позже. Энергетика присутствует в любом секторе экономики любой страны, и естественно, что если энергетику трясёт, рано или поздно начнёт трясти экономику.

Перейдем к Украине — можно будет на конкретных примерах это рассмотреть. Я не думаю, что газ подешевеет. Газ будет находиться на достаточно высоких позициях. Возможно, он стабилизируется на уровне 500 долларов за тысячу кубических метров, но, скажем, карантинные сто долларов и ниже за тысячу мы уже не увидим. Это будут достаточно высокие цены, плюс, давайте понимать, Европа не отказывается от идеи зелёного энергоперехода.

То есть давайте поставим точку в "зелёно-водородном" глобальном вопросе. До тех пор, пока не произойдет технологического перехода, то есть открытие нового технологического уклада — это может быть что угодно, самые фантастические вещи — холодный термоядерный синтез. Вот до этого момента все попытки натянуть "зелёную сову" на глобус будут заканчиваться ожидаемо. Сама будет лопаться.

Кризис по газу и по электроэнергии, который мы видим, это следствие. В 21-м году XXI века мы вернулись в средневековье, когда человечество, большая его часть, его выживание зависит от погодных условий.

Вся человеческая цивилизация шла по пути минимальной зависимости от природы, Европа же своими руками двинулась в обратном направлении, а потом удивилась — "ой, смотрите, тут засуха, а тут ветра нету". В результате природные катаклизмы стали решающим фактором в состоянии и энергетики, и экономики, и в целом развития человеческой цивилизации. 

Кроме как у «Газпрома» Украине не у кого купить газ – Землянский
Кроме как у «Газпрома» Украине не у кого купить газ – Землянский
© РИА Новости, Александр Гальперин / Перейти в фотобанк

Поэтому итоги 2021 года можно подвести таким образом — зелёная политика, которая проводилась, и от которой не отказались, приведёт к проблемам. В 2022 году мы будем получать проблемы, потому что и Германия не отказывается от "зелёной энергетики", в Швеции собираются отказаться от атомной генерации до 2025 года.

Европа не может определиться — отнести атомную генерацию к "зелёной таксономии" или нет, как вообще мы будем считать эти выбросы — нету чётких критериев. Определены только критерии штрафов и налогов.

Всем понятно, что зелёная масса, леса российские являются поглотителями СО2. Какая площадь, сколько они поглощают — это вопросы, которые имеют стратегическое значение в том числе и для РФ. Чёткого ответа, сколько в России лесов, на сегодняшний день у правительства нет. Есть расчёты неправительственных американских организаций, которые посчитали, и у них получилось сильно больше, чем прогнозные оценки российского правительства, так что тут есть над чем работать и куда двигаться.

Я думаю, что 2022 будет достаточно турбулентным в сфере энергетики как раз по причине отсутствия не то чтобы здравого смысла, но чёткого целеполагания у европейских лидеров в первую очередь.

- Сразу вспоминается заявление Зеленского об отказе от угольной, от всей тепловой генерации электроэнергии, что довольно странно выглядит для Украины.

– Зато мы миллиард деревьев посадим.

- Здесь мне хочется спросить — а что же регуляторы? Насколько я помню, все цены на уголь, на нефть, на атомную энергетику — везде есть регуляторы. Что же с ценами? Почему они не следят за этими ценами?

– Задача регулятора в данном случае — балансировки, а мы же говорим о либеральном рынке. Регулятор — это вы социализм этот бросайте, хотя Европа плавно к нему движется.

Они говорят о создании стратегического запаса газа, они говорят о необходимости установления минимального запаса газа в хранилищах накануне отопительного сезона, они говорят о возможности коллективной закупки газа, насколько бы это утопично не звучало в рамках либерального рынка и взаимоотношений между государствами в Европейском Союзе, тем не менее, это присутствует. Сказать, что кто-то в Европе может взять, махнуть палочкой и всё урегулировать — таких органов там на сегодняшний момент нет. 

- Валентин Валентинович, вы уже дали некоторые прогнозы на 2022, но хочется услышать более расширенный прогноз, и главное — ответ в нём на следующий вопрос — будет ли сертифицирован "Северный поток-2", или же, как вы уже говорили в нашем эфире, можно бесконечно смотреть на огонь, воду, и на сертификацию "СП-2".

– Я думаю, сертифицирован будет. Я понимаю, что в этой ситуации другим игрокам не так интересно, они уже все сливки сняли, и "Газпром", и его европейские партнёры вернули деньги, которые были вложены.

Тимошенко ушла от ответа на вопрос, стоит ли Украине закупать газ у России
Тимошенко ушла от ответа на вопрос, стоит ли Украине закупать газ у России
© РИА Новости, Стрингер / Перейти в фотобанк
Теперь стоит вопрос — будем зарабатывать путём запуска или будем зарабатывать путём высоких цен на газ, а "Северный поток-2" оставим как памятник европейской бюрократии.

Я думаю, сертификация пройдет, и газопровод заработает, это объективная реальность, потому что в этом есть большая заинтересованность крупных финансово-промышленных групп, и политических сил в Европейском Союзе.

Понятно, там идёт внутреннее противостояние условных проевропейских и проамериканских политиков. Немецкие политики прекрасно понимают те выгоды, которые они получат от запуска "Северного потока-2". Я думаю, сертификация пройдет.

Что в этом случае будет с Украиной — мне сказать сложно. О чём бы мы не начали говорить по газу по Украине, мы всё равно с вами упрёмся в политическую составляющую. И без снижения градуса конфликта между двумя странами ожидать какого-то мощного развития в том числе и в газовой сфере пока не приходится.

- Ожидать этот кризис при текущем отношении к рынку энергоносителей, скажем так, в следующем году, и как это отразится на Украине?

– Кризис на Украине уже есть. Нас пытаются убедить власть предержащие, что всё хорошо, везде суббота — здесь четверг. Нет, здесь тоже суббота, как в известном анекдоте. Здесь тоже кризис, и кризис достаточно серьёзный.

К сожалению, на все призывы к власти со стороны экспертного сообщества власть остаётся глухой. Мы уже видим — буквально на днях появилось письмо, опубликованное Алексеем Кучеренко, где "Оператор ГТС" пишет в адрес правительства о том, что дефицит технического газа, который необходим для работы оператора и региональных газораспределительных компаний, может составить 1,5 миллиарда кубометров.

Мы говорили о дефиците в 3 миллиарда кубометров, учитывая тот фактор, что на газ может перейти ряд тепловых электростанций, которым недостаточно угля. Соответственно, должен быть дополнительный объем. 1,5 миллиарда, то, о чём говорит "Оператор ГТС".

В целом, ситуация складывается не лучшим образом. Кризис уже есть. Кризис есть по углю, который не восстановился. Я так понимаю, мы до конца отопительного сезона будем об этом говорить. У нас декабрь заканчивается, а у нас с углём — по-прежнему 450 тысяч тонн вместо положенного минимума — 750, или плановые объемы — порядка двух миллионов тонн, возможно, чуть меньше.

Нам рассказывают — "плывут пароходы, привет мальчишу". Скандал возник — поставки угля из России остановлены, а по факту они идут — таможня их видит. Скорее всего, там довыполняются те контракты, которые были заключены ранее, но факт "зрады" был зафиксирован.

Холод заставит Европу покупать газ из РФ по любой цене - Митрахович
Холод заставит Европу покупать газ из РФ по любой цене - Митрахович
© Украина.ру
Атомная генерация работает на пределе возможностей. Любой энергетик вам скажет, что это не лучший способ преодоления кризиса, потому что это потом имеет свою обратную сторону. 

Это обернётся сложными ремонтами, отсутствием резервов у электромеханического оборудования, которое используется на атомных электростанциях. Масса вопросов, которые правительство должно было решать ещё вчера. Но на них отвечают мантрами.

Самая большая проблема — правительство если и видит кризисную ситуацию — оно о ней не говорит. Не просто не говорит — оно не предпринимает каких-либо шагов для его преодоления. Мы с вами тогда должны были бы говорить о необходимости объёмов импорта газа. Поиска вариантов и решений.

Такое впечатление, что ситуацию сознательно доводят до критической точки, до тупика, до угла, из которого выхода уже не будет. Придётся просить о помощи — не договариваться, как равные стороны, а просить о помощи. Вот это для меня самое страшное во всей этой ситуации.