Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

Переговоры президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена запланированы на вторник, 7 декабря. В формате видеоконференции стороны планируют обсудить вопросы напряженности вокруг Украины, продвижение НАТО к границам России и гарантии госбезопасности.

- Александр, одной из тем обсуждения на встрече Путина и Байдена станет Украина. О чем президенты могут договориться в этом направлении?

— Я считаю, что Украина не является и интегральным элементом переговоров. Скорее всего, это фасадная тема, которая призвана скрыть реальную суть переговоров. К реальной сути я отношу выстраивание нового контекста отношений между США и Российской Федерацией с учетом создания некого геополитического альянса, некого «антикитайского НАТО», AUKUS, в который входят США, Великобритания, Австралия. Ведутся переговоры с Южной Кореей, с Японией, с Индией, с близлежащими регионами для того, чтобы создать возможность замыкания кольца вокруг Китая.

Александр Лазарев: кто он
Александр Лазарев: кто он
© Facebook, Александр Лазарев
Китай, разумеется, начал педалировать переговоры с Россией, чтобы получить гарантии возможной кооперации и взаимопомощи в будущем противостоянии. Параллельно с этим американцы понимают эту ситуацию и понимают, что если они допустят более углубленную кооперацию между Россией и Китаем, то тогда они полностью потеряет влияние на суперконтиненте.

В результате этой кооперации возможно возобновление идеи единого континентального союза и единого экономического пространства, в котором места Соединенным Штатам Америки просто не будет, и они будут вынуждены вернуться к очень старой доктрине Монро (провозглашала принцип взаимного невмешательства стран американского и европейского континентов в дела друг друга — ред.). Разумеется, не в том виде, в каком она была создана.

Американцы понимают все эти риски, понимают, что мир сейчас трехполярный, нет единого гегемона. Это видят не только американцы, но и их сателлиты, государства, которые являются донорами для США. Естественно, в них начинаются идейные шатания. Они понимают, что ориентир исключительно на США уже не дает никаких гарантий безопасности и экономического развития. Соответственно, они начинают искать новые центры притяжения.

Американцы все это понимают и сами уже заявляют, что мир трехполярный и с этим необходимо считаться. А это влияет на их имидж. Поэтому, когда будут вестись переговоры между Владимиром Путиным и Джо Байденом, речь будет идти о том, что Байден предложит Путину для того, чтобы Российская Федерация осталась нейтральным государством в конфликте Китая и США. Будут это преференции по рынку газа, либо это будут преференции по нефтяному рынку, либо по Ближнему Востоку — условно говоря, будут сдавать позиции, которые выгодны для России. Либо это будут преференции по нерешенным глобальным вопросам. 

Россия и США подошли к «красным линиям»: чего ожидать от переговоров Путина и Байдена
Россия и США подошли к «красным линиям»: чего ожидать от переговоров Путина и Байдена
© РИА Новости, РИА Новости / Перейти в фотобанк
Но если Джо Байден встретится с Владимиром Путиным и просто отдаст какие-то геостратегические точки либо экономически интересные для России зоны, то с точки зрения имиджа США и Байдена это будет негативным прецедентом. Потому что это будет говорить о том, что «Акела промахнулся», что свехдержава не такая уж сверхдержава и необходимо договариваться с другими игроками, чтобы сохранять влияние. Начнутся еще большие идейные качания среди стран-доноров.

Поэтому необходимо было создать такую медийную операцию-прикрытие. Информационное нагнетание вокруг Украины, что, дескать, Российская Федерация концентрирует войска на границе с Украиной и вот-вот должна напасть — все было сделано в преддверии встречи Байдена и Путина. Понятно, что никто не обнародует полный текст переговоров — скажут, что разговаривали об Украине, решили вопрос, мол, Байден поговорил с Путиным, переговоры были сложные, но компромиссное решение нашли и никакой войны не будет. Таким образом Байден сможет заявить о том, что он миротворец и у него получилось выбить гарантии о ненападении и гарантии, что войны на континенте не будет.

На самом же деле, это все прикрытие, чтобы не всплыли наружу те факторы, которые американцы будут отдавать России, чтобы поддерживать нейтральную позицию.

- А что может Россия потребовать за эту нейтральность? Может ли она потребовать отодвинуть войска НАТО от своих границ, например?

— На самом деле, условий очень много, потому что зона интересов Российской Федерации не ограничивается распространением НАТО на восток.

Это Ближний Восток, это страны Персидского залива, в которых Россия наращивает экономическое и политическое присутствие. Это страны, которые являются покупателями военно-промышленной продукции Российской Федерации, в которых они конкурируют с американцами и в которых присутствуют еще европейские инвесторы.

Очень показательно было в Саудовской Аравии в 2019 году, когда произошло убийство журналиста [Джамаля] Хашогги — тогда американцы заявили, что необходимо отказаться от поставок вооружения Саудовской Аравии, потому что Мухаммед бин Салман является чуть ли не головорезом и с ним нельзя вести дела.

«Оттолкнуть НАТО далеко от границ России». О чём будут говорить Путин и Байден
«Оттолкнуть НАТО далеко от границ России». О чём будут говорить Путин и Байден
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк
Европейцы отказались от поставок, а американцы не отказались — потом сказали, что призирают такие поступки, но это наш стратегический партнер. И долю, потерянную европейцами, заняла Россия.

Что касается нефтяного рынка: американцы имеют возможность повлиять на нефтяной рынок стран-доноров, могут создать условия, что цена будет выше 80 долларов за баррель — это реальные поступления в бюджет РФ.

То есть оплатить нейтралитет они могут всячески — как влиянием в том или ином регионе, так и нераспространением влияния. Хотя, я уверен, что никакого распространения НАТО на восток не будет. И конфронтации между Россией и США, которая была до 2018 года, до перевооружения России, уже нет. Со стороны американцев задействована концепция Киссинджера-Никсона, которая предусматривает всяческие преференции и договоренности, чтобы выдержать вот этот нейтралитет.

Обострение ситуации с Россией в то время, когда они не могут найти точку соприкосновения с Китаем, может привести к тому, что США просто потеряют влияние на континенте. Поэтому эта концепция как минимум не выгодна, как максимум — губительна. Поэтому они будут идти на любые уступки.

- На Украине верят в это все военное противостояние или понимают, что дело совсем не в них?

— Я лично, как аналитик, с точки зрения логики рассматриваю эту ситуацию и пытаюсь открыто об этом говорить. Политики, которых я консультирую, уже это тоже понимают.

Но есть у нас люди в политическом пространстве, которые живут в «зазеркалье», которые мечутся со стороны в сторону и действительно боятся, что вот-вот кто-то на них нападет. Но это не от большого ума, а скорее всего от непонимания более глобальных объективных и субъективных факторов, которые находятся вокруг Украины и с которыми нам приходится взаимодействовать.

Хотят ли русские войны? А если не русские, то кто и зачем
Хотят ли русские войны? А если не русские, то кто и зачем
© REUTERS, Alexander Ermochenko
Есть политики, которые используют эту риторику для поднятия уровня популярности среди своего электората, есть политики, которым выгодно использовать подобную риторику, чтобы отвести общественный взор от реально существующих проблем, то есть просто переключить общественное внимание. Это политическая технология: давайте не будем думать, что у нас серьезные экономические проблемы, давайте будем бояться того, что завтра война. А если война не случилась — ну, слава Богу, что нет войны.

- В США часто говорят о том, как важны Минские соглашения, что Украина должна их выполнять. Как считаете, ожидаются какие-то подвижки? Сможет ли Штаты однажды на этом настоять или это им не выгодно?

— Пока я не вижу реального императива наших партнеров в том, чтобы Минские соглашения были выполнены. Я пока вижу заинтересованность всех сторон в том, чтобы ситуация оставалась в том состоянии, в котором она сейчас есть, потому что ее можно в любой момент использовать для поднятия ставок, для того, чтобы сокрыть какие-то вещи и выторговать некие позиции.

На самом деле замороженность конфликта в Украине не выгодна только Украине, потому что мы от этого теряем жизни людей, экономический потенциал, коммуникацию с регионом, разорваны семьи. Это также вопрос экономического восстановления, деиндустриализации, которая происходит. Это все необходимо остановить и решить эти проблемы, а остановить это можно только урегулированием военного конфликта.

Чтобы достигнуть какого-то компромиссного решения, на это должны пойти обе стороны. Пока что все стороны согласились только на Минские соглашения.