Об этом рассказал эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков в интервью изданию Украина.ру

— Игорь, 12 октября в Киеве состоялся Саммит Украина — ЕС, на котором говорили в том числе про газ. Глава европейской дипломатии Хосеп Боррель отверг претензии Украины к российско-венгерскому газовому контракту. По его словам, в соглашении между Венгрией и «Газпромом» нет ничего противозаконного. Что это означает для Украины?

— Претензии Украины были абсурдны. Две коммерческие компании подписывают договор между собой, где ничего нового нет, только обозначены другие точки приемки газа.

Европейские компании и в целом коммерческие компании имеют право определять, где они будут принимать газ.

Европейцы правы, когда говорят, что это их законное право, что они не нарушают никакие нормы. То, что это не нравится Украине, это ее проблемы.

Россия же не подает в суды, когда европейские компании находят альтернативного поставщика. Болгария, Греция и Италия начали получать азербайджанский газ в 2020 году — мы же не подаем в суд на эти страны, не оспариваем эти контракты.

Или европейцы закупают сжиженный природный газ (СПГ). Польша построила у себя два СПГ-терминала не так давно специально для того, чтобы сократить закупки российского газа у «Газпрома». Мы же не подаем в суды на эти действия.

Это их право. Они могут найти другого поставщика и покупать газ у него. Вредно это для России? Вредно. Мы получаем меньше денег. Но это не запрещено европейским законодательством.

Поэтому изначально все потуги Украины в этом направлении были обречены на провал. Более того, если она говорит, что этот контракт принесет ей какой-то убыток, то пусть обоснует это.

Всем труба? Пять угроз «Газпрома» Европе
Всем труба? Пять угроз «Газпрома» Европе
Сейчас у «Газпрома» и «Оператора ГТС Украины» действует контракт с условием «качай или плати». Даже если «Газпром» снизит объемы транзита через Украину, он все равно заплатит за эти объемы.

В этом плане каких-то финансовых потерь у Украины нет. На что они жалуются, непонятно. Деньги как были у них за транзит, так и остаются.

То, что после 2024 года транзит в Венгрию будет идти в обход Украины — ну так это же после окончания действия нынешнего контракта.

«Газпром» не нарушает контракт о транзите газа через Украину, не лишает ее денег. А после 2024 года контракта нет, поэтому и нарушать нечего.

Не факт, что какие-то объемы транзита через Украину были бы и без российско-венгерского контракта. Так что жалобы Киева изначально были обречены.

Украине просто очень важно привлекать к себе внимание, говорить, что она страдает, намекая тем самым, что нужна какая-то экономическая помощь со стороны Евросоюза.  

В данном случае какие аргументы: Газпром после 2024 года не будет транспортировать газ в Венгрию через Украину, это плохо для нас, поэтому возьмите нас в НАТО. Подобные аргументы выглядят довольно странно — при чем здесь НАТО?

И главное, что Киев в этом плане развивает тезис о том, что любые газопроводы из России в ЕС, идущие не по территории Украины, это использование Москвой энергетики как «оружия», некоего рычага политического давления.

Раньше Меркель и Байден подписали заявление, согласно которому Берлин обязуется ввести санкции на уровне ЕС против «Северного потока — 2», если РФ использует энергетику как оружие.

И теперь Киев постоянно твердит по любому поводу — «смотрите, Россия использует энергетику как оружие» — с тем, чтобы заставить Германию ввести санкции против «Северного потока — 2».

Пока все аргументы Украины выглядят неубедительно, но они старательно пытаются продвигать этот тезис. В том числе и критикуя контракт «Газпрома» с Венгрией.

— Зеленский рассказал, что с 2022 года на Украине начнут реализацию программы энергосбережения, для того чтобы не зависеть от российского газа. Вот его цитата: «Мы не можем ждать, когда нам угрожает сосед отключением или уменьшением объема газа. Мы должны быть действительно энергонезависимыми».

Но ведь зависимость от российского газа уже при Порошенко была побеждена — российский газ Украина не покупает более 2 тыс. дней. Что означает это заявление Зеленского? 

— Эту историю они постоянно рассказывают — о том, что они должны сократить зависимость от российского газа или от чего-то еще. И в этом плане они уже и сами путаются.

У них чуть ли не ежегодный праздник был — день отказа от российского газа. На сайте компании «Укртрансгаз» был счетчик — сколько дней они прожили без российского газа.

«Северный поток — 2»: Польша надеется помешать сертификации проекта, а Россия готова ослабить «Газпром»
«Северный поток — 2»: Польша надеется помешать сертификации проекта, а Россия готова ослабить «Газпром»
© РИА Новости, Nord Stream 2 / Aксель Шмидт/ Paul Langrock
Хотя в реальности они всегда покупали российский газ и продолжают покупать российский газ, только не у «Газпрома» напрямую, а у посредников, европейских компаний-трейдеров.

Но это как были молекулы российского газа, так они и остаются. В год Украина потребляет примерно 10 млрд кубометров импортного газа. По происхождению весь этот газ российский.

Если не будет транзита российского газа, то придется перестраивать всю систему газоснабжения Украины. Это потребует денег и усилий, поэтому проще оставить все как есть и продолжить отбирать транзитный газ из трубы, совершая так называемый виртуальный реверс.

Европейские компании покупают российский газ, потом продают его Украине, но физически он в Европу не попадает: как заходит на Украину, так там и остается.

Поэтому украинские чиновники и говорят, что остановка транзита нанесет по ним удар.

Кроме того, тогда придется сказать, что никакого европейского газа на Украине нет и не было. А признавать это перед своими избирателями сложно, потому что тогда у них возникнет вопрос: а что, нам все время врали?

Внутреннему потребителю постоянно рассказывали, что тарифы повышаются потому, что газ теперь не российский, а европейский, а в Европе дорого, и поэтому они повышают тарифы.

А тут окажется, что никакого европейского газа нет, тарифы повышаются просто из-за политических мотивов украинской элиты, покупающей тот же российский газ у посредников, из-за чего растут цены.

Это вызовет недовольство у потребителей, поэтому признавать это украинским элитам не хочется.