Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.    

Владимир Корнилов: кто он
Владимир Корнилов: кто он
© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанк
- Владимир Владимирович, вы уже прогнозировали, что цензура в американских интенет-платформах будет ужесточаться во время выборов в США. Это уже произошло. А что будет в этом плане после объявления результатов голосования?

— Я не думаю, что какие-то кардинальные изменения произойдут. Тот же Twitter, по сути, предупредил Трампа, что аккаунт может быть заблокирован и некие «привилегии» пропадут (это у него-то «привилегии», когда чуть ли не каждый третий пост помечался соответствующей отметкой).

Похоже, Facebook, Twitter, YouTube и целый ряд других американских сервисов переходят в режим постоянной политической цензуры относительно официальной, «единственной правильной» линии поведения.

Посмотрите, насколько успешно они боролись с историей про лаптоп Хантера Байдена. Как они изначально объясняли тот факт, что банят любое упоминание этой истории, в том числе в американских СМИ и в газете The New York Post? «Политика наших социальных сетей заключается в том, что мы не используем материалы, добытые путем хакерства и другими незаконными способами». А вот вам свеженький пример, буквально вчерашний.

Bellingcat и The Insider публикуют материалы как бы своего расследования группы голландско-нидерландских журналистов по делу MH17. Их материалы не вписываются в официальную концепцию, и Bellingcat прямо пишет, что информация добыта некими «хактевистами». И нормально. Все мировые СМИ спокойно это репостят, ни один «твит» по этому поводу не забанен, ни один аккаунт не снесен. Нигде мы даже не видим пометки, что материалы вызывают сомнения или добыты незаконным путем.

Это уже не связано с выборами. Это и есть та самая цензура в самом грязном виде, и она, конечно же, будет продолжена.

- Со стороны МИД и Роскомнадзора была реакция на блокировку материалов и нашего издания, и других СМИ, но эти медиа не мытьем, так катаньем пытаются свою линию гнуть. Почему они не боятся российских государственных органов?

— Они не скрывают, что мы, мол, далеко сидим, далеко глядим. Львиная доля их штаб-квартир находится за пределами России, счета зарегистрированы за пределами России, и вы, мол, до нас не дотянетесь.

Но я считаю, что есть способы если не эффективной борьбы с ними, то их обуздания. Эти способы включают в себя финансово-экономические рычаги, а самое главное — медийные рычаги. Конечно же, о каждой этой истории нужно активно писать, бороться с ними в судах, вызывать представителей тех или иных социальных сетей на ковер в Госдуму. С этим надо очень активно бороться.

Нельзя допускать политическую цензуру извне на территории Российского государства.

- Вы еще ранее говорили, что бороться с этими методами нужно на законодательном уровне. Поясните, пожалуйста: какие тут методы возможны?

— Во-первых, нужно активным образом приглашать представителей Facebook, YouTube и Google на всевозможные слушания в Госдуме и Совете Федерации, для того чтобы они давали пояснения относительно массовых акций политической цензуры.

Что касается двойных стандартов, то на официальном законодательном уровне нужно создавать постоянно действующую структуру для противодействия политической цензуре, как это призывает делать Дональд Трамп. В свое время он подписал указ о борьбе с политической цензурой. Мы тоже должны бороться с этим активным образом.

Нельзя забывать, что цензура у нас запрещена на законодательном уровне, и эти механизмы нужно задействовать против тех, кто пытается этим заниматься на нашей территории в нашем информационном пространстве из-за пределов РФ.

Пока в интернете. Западные корпорации ведут активные боевые действия против России
Пока в интернете. Западные корпорации ведут активные боевые действия против России
© РИА Новости, Владимир Трефилов | Перейти в фотобанк
Кроме того, нужно выявлять денежные потоки, которые идут к этим ресурсам из России. А они идут, и реклама немалая. Конечно, для глобальных медиа это не слишком большие денежные потоки. Но эта сеть занимается работой с русскоязычной аудиторией. Вот и надо отслеживать, как эти денежные потоки поступают Facebook и Twitter. И если будет накладываться штраф за политическую цензуру, то нужно перекрывать эти денежные потоки.  

Как крайняя мера — нужно предусматривать возможность запрета действия тех или иных сетей на территории России. Но, подчеркиваю, это должна быть крайняя мера.

- У России есть свои платформы вроде «Яндекс. Телемост» или «Видеозвонки Mail.ru». Если мы хотим создать свои платформы, сколько времени понадобится на их раскрутку?

— У нас есть всевозможные платформы, они создавались, над ними работали. Но тут надо понять, насколько они наши и насколько мы там что-то контролируем. Если мы посмотрим на довольно странную политику «Яндекса», мы увидим, что их и нашими-то можно назвать лишь условно.

Напомню, что боевики майдана и тот же «Правый сектор» (организация запрещена в РФ) в общем-то создавались во «ВКонтакте». Вроде бы российская сеть в 2013–2014 годах стала площадкой для всех этих майданных организаций, праворадикалов, бандеровцев и всех остальных. К сожалению, Россия на уровне государства не ведет политику в отношении условно «российских сетей», как это делает Американское государство.

Посмотрите, как они, не стесняясь, вызывают к себе на ковер представителей разных «Твиттеров», «Фейсбуков» и даже китайских «Тиктоков», когда им нужно разобраться, навести порядок и уточнить, что за непотребности там происходят. Например, Facebook вызывали на ковер с целью выяснить, как личные данные американских граждан оказываются где-то за рубежом.

У нас была попытка в этом отношении «работать» с Telegram (опять же, наш он или не наш), но вы помните, чем все это закончилось. Это палка о двух концах, и я не призываю к крайним мерам. Их нужно иметь в виду, нужно изучать китайский и турецкий опыт работы со всевозможными сетями. Это не значит, что их надо копировать, но с политической цензурой в российском информационном пространстве нужно бороться всеми доступными методами.