- Илья, прокуратура Харькова возбудила уголовные дела в связи с подозрением в издевательствах над детьми-cиротами в процессе съемок на Украине фильма «Дау. Дегенерация». Что вы можете сказать по поводу этих обвинений?

— Я это воспринимаю как безумную, оголтелую компанию, как недоразумение, которое будет в ближайшее время исчерпано.

«Дау» — это проект европейский, совместного производства многих стран. В России фильмы проекта подавались на прокатное удостоверение как зарубежные. В Великобритании, например, серия с детьми имеет прокатный сертификат 15+, даже не 18+. Лицензия на прокат подразумевает, что все правовые аспекты проверяют юристы и соответствующая комиссия. Теперь о самой съемке. Сцена с детьми снималась менее двух часов, в фильме она занимает несколько минут. Конечно же, у нас были все разрешения от органов опеки Харьковской области и от детского дома. Есть целый протокол, как такого рода сцены снимаются. Органы опеки до съемок приезжали и проверяли, как выглядит помещение, где будут происходить съемки, температурный режим, что будет происходить.

«Младенцы, конечно, плакали». Интервью участника скандального фильма «Дау»
«Младенцы, конечно, плакали». Интервью участника скандального фильма «Дау»
© предоставлено автором

Сотрудницы детского дома не только присутствовали вместе с детьми на площадке, но и были в кадре, чтобы у детей не было никакого стресса. Все это абсолютно соответствует всем законодательным и общечеловеческим нормам, и такая реакция на эту сцену — дикость. В таком случае мы можем предположить, что, например, в фильме «Семнадцать мгновений весны» на самом деле пытали грудного ребенка радистки Кэт, пытаясь его заморозить перед открытым окном. Можно привести и другие кинематографические примеры. Факт такой реакции в каком-то смысле анекдотичен….

- Минкультуры России не выдало прокатное удостоверение четырем фильмам из вашего проекта, усмотрев в них порнографию, вы подали на ведомство заявление в суд, оспаривая это решение. После того как закончится пандемия, разбирательство продолжится?

— Это непосредственно Минкультуры предложил решить вопрос легальным образом через суд. Я просил Владимира Мединского, министра культуры на тот момент, собрать экспертный совет, чтобы он подтвердил, что фильм не пропагандирует порнографию, а является художественным произведением, в котором есть в том числе сцены откровенного характера. Как мы знаем, они существовали и существуют во многих произведениях искусства — в кинематографе, литературе, живописи. Я уверен, что после экспертной оценки эта ситуация будет исчерпана. Хочется верить, что новое руководство Министерства культуры пересмотрит свое решение и выдаст фильмам прокатное удостоверение.

- Сейчас на официальном сайте проекта на платной основе уже можно посмотреть 3 фильма из 16. Когда выходит 4-й?Уже есть какая-то статистика по просмотрам и онлайн-сборам?

— Фильм «Дау. Три дня» выйдет 1 мая. Статистики еще нет, но мы видим, что количество просмотров растет по экспоненте, как сейчас принято говорить. При этом многие смотрят фильм в плохом качестве на пиратских сайтах, где статистику вообще не посчитать. Мы боремся с пиратством, закрываем ссылки, но пиратство, к сожалению, это грустная реальность во всем мире. Уверен, что фильмы проекта посмотрит большое количество людей в разных странах. А что касается сборов, мы это увидим позже.

- Как коронавирус изменил ваши планы в части фестивальной судьбы проекта и его мирового проката?

— Премьера самого проекта состоялась в Париже зимой прошлого года. В этом году состоялась премьера двух фильмов на Берлинском кинофестивале. Предполагалось, что премьеры других фильмов состоятся на кинофестивалях в Каннах, Венеции и Локарно, затем состоится кинопрокат, и лишь после этого фильмы выйдут онлайн. Но сейчас все фестивали отменены, а кинотеатры закрыты. Весь мир сидит в самоизоляции перед экранами своих телевизоров и компьютеров, и мы решили, что сейчас лучшее время, чтобы выпустить фильмы в онлайн-прокат.

Фильмы этого проекта были сняты в изоляции — в одном отдельно взятом закрытом институте, поэтому сейчас это актуальный продукт.

- Чем вы занимаетесь в режиме самоизоляции?

— Я серьезно отношусь ко всем рекомендациям, изолировался, в магазины хожу в маске и перчатках, ни к кем не встречаюсь. Я в основном работаю. Сейчас я занимаюсь большим международным проектом — это мемориальный центр холокоста «Бабий Яр», открытие которого запланировано в Киеве в 2023 году.

Также занят выпуском проекта «Дау». Через 8 недель на нашей платформе выйдет главный продукт проекта — онлайн-платформа Дау Didgital, где можно будет увидеть все 700 часов отснятого материала, путешествовать по нему, посмотреть саму матрицу съемок. Там можно увидеть все линии и все сцены намного более подробно — погружаясь внутрь мира института и его персонажей. Это своего рода бесконечный нелинейный сериал, где вы можете сами выбирать, что вы смотрите, это будет уникальный, никогда ранее неиспытанный метод просмотра фильма.

- Какие у вас дальнейшие планы в кинематографе?

— Я пока ничего не планирую в кино, я полностью занят проектом «Бабий Яр». После 15-летнего киномарафона с «Дау» я возьму время «на подумать», мне нужна пауза для того, чтобы всмотреться в ту реальность, от которой я был отключен, а сейчас она изменилась. На данном этапе мне кинематограф менее интересен, чем жизнь. Мы живем в тот момент, когда мир полностью меняется и технологически, и экзистенциально, меняются обстоятельства жизни во всем мире. Это дает много пищи для размышлений и чувств, а следовательно, и для творческой работы.