Токсичный кандидат. Зачем «Оппозиционная платформа» ведет в Раду неонациста Киву
Токсичный кандидат. Зачем «Оппозиционная платформа» ведет в Раду неонациста Киву
© скриншот с видео Hromadske.tv
- На ваш взгляд, почему «Оппозиционной платформе — За жизнь» не удалось договориться с «Оппозиционным блоком»?

— Тут несколько причин. Прежде всего, насколько я понимаю, одной из ключевых позиций был вопрос о списке и о том, какие там будут пропорции. У ахметовской части «Оппозиционного блока» считали, что треть списка (а каждой группе влияния досталась треть) — это, наверное, не очень много. Вторая причина, мне кажется, заключается в том, что эта же часть «ОБ» думает, что досрочных выборов не будет. Соответственно какой смысл создавать общий список?

Кроме того, здесь очень много личных обид. Так, у Юрия Бойко считали, что сам по себе раскол «Оппозиционного блока», отсутствие поддержки его кандидатуры на президентских выборах вызван Администрацией Петра Порошенко, — возможно, через взаимодействие с тем же Ринатом Ахметовым. Получается, что все эти нюансы партия не смогла переступить. Плюс я не исключаю, что сейчас ахметовская группа посчитала, что, избежав объединения, они сделают хуже «Оппозиционной платформе». А избиратель действительно хотел бы консолидации этого поля.

- К слову об избирателях, как это повлияет на их голоса?

— Я думаю, что тут ключевой вопрос заключается в том, будет ли избиратель считать несостоявшееся объединение следствием принципа и личных взаимоотношений. Ведь почему многие избиратели Юго-Востока проголосовали за Владимира Зеленского? В частности, из-за раскола бывшего «Оппозиционного блока». Мне кажется, что сейчас эта ситуация может повториться.

То есть часть избирателей, которая была готова проголосовать за объединенный список, увидит, что вопрос не в идейных вещах, а в личностных, и изменит свое решение. И, мне кажется, это может сыграть злую шутку как раз с ахметовской частью «Оппозиционного блока», потому что, как ни парадоксально для самой «Оппозиционной платформы», даже без объединения у нее как минимум 11% поддержки. Более того, у нее имеются большие шансы нарастить ее до 15%. Поэтому я не думаю, что несостоявшееся объединение сильно повлияет на их рейтинг.

Золотарев: В "Оппозиционной платформе" своеобразно поняли запрос на обновление политсил
Золотарев: В "Оппозиционной платформе" своеобразно поняли запрос на обновление политсил
© РИА Новости Украина/Евгений Котенко
- Интересно, что в список «Оппозиционной платформы — За жизнь» попали несколько неожиданных фамилий, в частности, одиозный Илья Кива. Как считаете, с чем связано его попадание в «проходную» часть списка?

— Тут какая-то не до конца понятная вещь, потому что, с одной стороны, об этом все говорят. С другой — те варианты, которые я видел, — там его пока вроде бы нет. То есть, мне кажется, тут нужно посмотреть, как это будет разворачиваться. Это либо какая-то проверка на общественную реакцию, либо вообще какой-то вброс. Может, посмотрят, будет ли приемлемо для избирателя, ориентирующегося на «Оппозиционную платформу», наличие в списке человека с такой «сложной историей». Я не исключаю, что его может в итоге и не оказаться.

- Каковы же в целом политические перспективы «Оппозиционной платформы — За жизнь»? Какие у нее цели в парламенте?

— «Оппозиционная платформа» сейчас занимает роль главной альтернативной партии — второй в списке после «Слуги народа». Даже в самые сложные годы, когда это воспринималось чуть ли не враждебно большей частью политического класса, те же Юрий Бойко, Виктор Медведчук говорили о необходимости выполнения Минских соглашений, мирном возвращении Донбасса, ведении переговоров всех со всеми, понижении тарифов, налаживании экономических отношений с РФ. Эти вещи кажутся нормальными, но в том дискурсе, который создавался на Украине последние годы, звучат как вызов. Это было превращено в своего рода табу.

Но, как мы видим по общественной реакции, сегодня такая позиция становится все более востребованной. Ее «Оппозиционная платформа» и будет продвигать в парламенте.