Юрий Лоза: Когда ты разговариваешь с украинцами, тебя не слышат

Владимир Полупанов, «АиФ»: Юрий, в Фейсбуке вы активно обсуждали украинские события. Степень агрессии по отношению к россиянам на Украине очень высока. Даже авиакатастрофа нашего лайнера в Египте у некоторых её жителей вызвала радость. Вы поэтому называете их «свидомыми»?

Юрий Лоза: «Свидомые» в переводе с польского — на самом деле «сведущие», «толковые». Украинцы были такими. Но после того как они довели страну до ручки, это слово приобрело негативный оттенок. Даже смысл его поменялся. Когда сегодня говорят «свидомые», подразумевают как раз бестолковых людей.

На самом деле антироссийская истерия на Украине стала нагнетаться не год, не 2 и не 5 лет назад, а сразу же после развала СССР. Очень удобно сваливать на кого-то свои промашки и огрехи. Поэтому, когда Украина отделилась, сразу начали муссировать тему притеснений украинцев Россией, голодомора, в котором тоже оказались виноваты мы, и т. д. Украинцам так обрабатывали мозги в течение последних лет двадцати, да и сегодня им каждый день твердят о русской агрессии. Поэтому, когда ты разговариваешь с ними, тебя не слышат. Нет, вы, русские, сволочи и гады. Я привожу аргументы: если мы враги, то почему Порошенко держит в России свой бизнес? Вы можете представить, чтобы Сталин зарабатывал деньги в Германии, а Гитлер в Советском Союзе во время войны?

Юрий Лоза: Когда ты разговариваешь с украинцами, тебя не слышат

— И какой выход из этого тупика?

— Надо разговаривать, объяснять. На Украине сегодня нет независимых СМИ. Российские каналы они поотключали… Правильную идею подсказал Олег Царёв: Россия вправе поставить на своей западной границе ретрансляторы и покрыть телевизионным сигналом две трети Украины. Если они себя так ведут, то мы имеем право на ответные шаги.

Юрий Лоза: Когда ты разговариваешь с украинцами, тебя не слышат

— А чем отвечать Америке, с которой у нас тоже испортились отношения?

— Напряжение между Россией и Америкой ослабляется только тогда, когда американцы начинают обнимать наших президентов. Как только Россия начала вести независимую политику, мы стали «империей зла». И никакие доводы не работают. Когда мы говорим, что нас обложили военными базами, нам отвечают: «Нет, это вы агрессоры». Поэтому нам в любом случае надо совершенствовать армию, приводить в порядок страну. Приватизацией с передачей больших производств в частные руки, созданием олигархата ей был нанесён серьёзный экономический урон.

— Наверное, не только экономический, но и социальный. Страна разделилась на очень бедных и очень богатых.

— Да, наше общество сильно изменилось и сегодня напоминает мне слоёный пирог… Я на днях выступал на Рублёвке и увидел массу афиш артистов, которые выступают только там — что называется, «для своих». В Барвихе цены, автомобили, магазины совсем другие. И отношения между людьми тоже отличаются. Вроде бы рядом с Москвой — а всё другое! Отъезжаете в противоположную сторону — там тоже свои «блеск и нищета». Подобную модель общества в своё время описал Олдос Хаксли в антиутопии «О дивный новый мир», где люди живут каждый в своём слое и никогда не пересекаются… В этом есть здравый смысл. О чём будут говорить между собой академики и сотрудники шиномонтажа? Это люди разных социальных слоёв. Они даже культуру потребляют разную. Те, кто ходит в оперу и слушает Каррераса, не пойдут на концерт Стаса Михайлова.

Оригинал публикации