Уже треть грузин — за союз с Россией

- Сейчас много говорят о блокаде, которую Запад пытается организовать вокруг России. Думаю, Вы немного рискуете, приезжая сюда. Вас в Тбилиси могут назвать «рукой Москвы»…

— Во-первых, я бы не сказала, что Россия в изоляции, учитывая тот саммит, который только что прошел в Уфе. Как минимум полмира находилось там. А то, что я сейчас здесь, нужно моей стране. Грузии жизненно важно иметь нормальные отношения с Россией. Может быть, мой приезд — смелый шаг, но главное, что я делаю это во благо своей страны. И я уверена, что все больше и больше людей начинают понимать, что моя позиция правильная.

- Но пока Вы чуть ли не единственный крупный пророссийский политик в Грузии.

— Мне не нравится слово «пророссийский». Та начинка, которую в это слово сейчас вкладывают, не отражает реальную мою позицию. Пророссийская позиция должна быть у российских политиков. У меня прогрузинская политика.

Нино Бурджанадзе: Грузия разочаровалась в Западе и Саакашвили, Украину это тоже ждет

- Говорят, за Евразийский экономический союз с Россией выступает чуть ли не треть населения Грузии. Это правда?

— Да, соцопросы говорят, что 31% грузин хотят в Евразийский союз. Год назад было 20%. Не думаю, что люди хорошо понимают, что это за союз. Люди просто выразили свое желание иметь тесные контакты с Россией.

- Почему Вы прибыли в Москву именно сейчас?

— Господин Нарышкин любезно прислал приглашение принять участие в международном «круглом столе» под эгидой Госдумы. Но для меня важны были рабочие встречи и с самим Нарышкиным, с другими официальными лицами в Москве.

- А что конкретно Вы обсуждали?

— Я поднимала вопрос упрощенных виз и статуса для трудовых мигрантов из Грузии и других категорий грузинских граждан. Также важно, чтобы российский рынок еще больше открылся для грузинских продуктов. И со стороны российского руководства я увидела желание максимально быстро решить эти вопросы.

Уже невыгодно быть в НАТО

- А касался ли разговор стратегических вопросов? Например, НАТО.

— Не буду кривить душой, если скажу, что мы вообще слово «НАТО» не произносили (смеется). Когда-то я считала, что для Грузии очень важно быть членом НАТО. И очень многое делала для этого. Но политик должен исходить из реальности. После 2008 года ситуация с членством Грузии в НАТО поменялась категорически.

Случилась августовская война, которая стала трагедией — и в человеческом плане, и в российско-грузинских отношениях. На территории Грузии появились российские военные базы (кто бы что ни говорил, но Абхазию и Южную Осетию, при всем моем уважении к их народам, мы считаем территорией Грузии). И если на остальной части Грузии строить базы НАТО, это может иметь катастрофические последствия для нас самих.

Поэтому я четко и ясно сказала российскому руководству то, что, между прочим, говорят и западные политики. Что у Грузии после 2008 года нет шансов быть в НАТО. И нам уже и невыгодно там быть. Хотя это ни в коем случае не значит, что мы должны остановить наши добрые отношения с натовскими странами.

Нино Бурджанадзе: Грузия разочаровалась в Западе и Саакашвили, Украину это тоже ждет

Такая борьба с коррупцией дорого обойдется Одессе

- Недавно я был в Тбилиси и почувствовал, что грузины разочарованы Западом.

— Нам годами обещали, но мы ничего не получили — ни членство в НАТО, ни безвизовый режим с Европой. Конечно, большое разочарование было в 2008 году во время трагической войны с Россией. Грузия оказалась один на один с российской армией. Хотя здесь, мне кажется, больше вины у грузинских политиков, чем у Запада. Саакашвили уверял грузинский народ, что если будет война Грузии с Россией, то Запад нам поможет.

Но для меня было совершенно ясно, что никто воевать с Россией из-за маленькой Грузии не будет. Мы видим тот же пример и на Украине — никто с Россией воевать не собирается. Поэтому скажем прямо: маленькие государства должны думать в первую очередь о своих собственных интересах и не питаться иллюзиями, что кто-то за них будет убиваться.

Разочарование пришло и потому, что люди видели, как рьяно Запад поддерживал Саакашвили, якобы выступающего за демократию. Все прекрасно понимали, что никакой демократии в Грузии нет, что Саакашвили под ее видом создал диктаторскую систему. Его поддерживали определенные властные круги США, поэтому он и поднимал антироссийский флаг. Саакашвили превратил Грузию в плацдарм борьбы двух супергосударств. Я вас уверяю, что сделаю все, чтобы Грузия не была плацдармом борьбы России и США.

- Но она неизбежна.

— Почему же?! Надо вести умную политику, чтобы Грузия перестала быть яблоком раздора. Чтобы это была обычная нормальная страна, с добрыми отношениями со всеми, без лишних амбиций и иностранных баз.

- О Саакашвили с российским руководством говорили?

— Ну, упомянули. Потому что Саакашвили в Одессе стал активной политической фигурой. И я считаю, что это плохо для Украины.

- Но там наконец начали борьбу с коррупцией. Пошла, как выражается молодежь, «обнадеживающая движуха»…

— То же самое было и в Грузии. Сначала это хорошо, но потом борьба с коррупцией превращается в красивую ширму. Ведь в Грузии при Саакашвили была невиданная элитарная коррупция. И показательные аресты в Одессе часто не имеют правовой основы. Саакашвили всегда игнорировал право. И скоро то, что одесситов обнадеживает, перерастет в абсолютное беззаконие. Это будет очень дорого стоить Одессе и ее жителям.

Нино Бурджанадзе: Грузия разочаровалась в Западе и Саакашвили, Украину это тоже ждет

Мы ошибались в Абхазии и Южной Осетии…

- Обсуждали Вы в Москве вопрос Абхазии и Южной Осетии? Есть ли шансы сдвинуть ситуацию, как Вы считаете?

— Я думаю, шансы есть. Но в первую очередь мы сами, грузины, должны договариваться с абхазами и осетинами. Мы должны прорвать эту брешь недоверия, которая появилась за последние десятилетия. И, слава Богу, у нас есть века, когда мы жили в мире, дружили, уважали друг друга. Безусловно, Россия тут может сыграть решающую роль.

Однако говорить, что ключ от всех проблем лежит в Кремле, давайте пусть Россия открывает нам эту запертую дверь примирения с Абхазией и Осетией, — это неправильно. Мы должны говорить об ошибках, которые были допущены с обеих сторон. Но мы должны взять бОльшую часть ответственности за эти ошибки, потому что мы были титульной нацией и мы должны были найти с абхазами и осетинами общий язык.

- А в кулуарах еще не появился такой российско-грузинский проект по примирению Тбилиси с Цхинвалом и Сухумом?

— Если он и есть, то он должен пока остаться в кулуарах.

- Как Вы думаете, когда президент Грузии приедет в Москву?

— Я не могу сказать, потому что не думаю, что такие решения сейчас в Грузии принимаются самостоятельно. Но было бы очень важно, если бы такой прорыв произошел.

- Тогда я задам вопрос по-другому: когда сам Запад пойдет на «мирные переговоры» с Россией?

— Запад и сейчас ведет переговоры с Россией.

- Скорее мы ругаемся.

— Запад прекрасно фильтрует: где хотят — санкции накладывает, а где — не торопится. И вы, и они исходите из своих интересов. Это Грузия была единственной страной, которая отказывалась от переговоров вообще. А все нормальные страны разговаривают, даже когда ругаются.

Справка «КП»
Нино Анзоровна Бурджанадзе родилась в 1964 году в Кутаиси. Окончила юрфак Тбилисского госуниверситета и аспирантуру юрфака Московского госуниверситета. С 1995 года — член парламента Грузии. С 2001 по 2008 год — спикер парламента Грузии. Лидер партии «Единая Грузия».

Владимир Ворсобин

Оригинал публикации