Представитель Донецкой народной республики в Контактной группе Денис Пушилин сегодня заявил, что у Киева осталось 24 часа для принятия постановления об особом статусе Донбасса.

Ранее СНБО Украины определил границы «отдельных районов, где вводится особый порядок местного самоуправления в соответствии с законом Украины об особом порядке местного самоуправления на территории некоторых районов Донецкой и Луганской областей по линии разграничения, определенной минскими договоренностями от 19 сентября 2014 года». Верховная рада планирует реализовать это решение.

— На Ваш взгляд, как будет сформулирован закон, который примет Верховная рада?

— Давайте будем исходить из того, что у нас нет двух минских договоров. У нас есть минский процесс, который начался 19 сентября прошлого года. Соответственно, то, что было подписано уже в феврале — это продолжение того же минского процесса. Карта разграничения утверждалась в сентябре. Исходя из логики процесса, закон как раз и будет предусматривать сложившиеся на сентябрь 2014 года границы.

То, что ДНР и ЛНР не будут признавать этот закон, очевидно. Но опять же, Денис Пушилин заявляет, что у Украины осталось 24 часа. А что будет, когда этот срок пройдёт? ДНР и ЛНР возобновят боевые действия, вернут на рубежи тяжелую артиллерию?

Дальнейшие возможные смерти граждан, в том числе мирных, будут лежать на тех, кто первым нарушит перемирие. Если Денис Пушилин согласен принять на себя такую ответственность только из-за того, что не должным образом выполняются те или иные договорённости или не нравится линия разграничения, тогда он должен заявить, что несёт ответственность за дальнейшие смерти мирных граждан.

«Вопрос взаимодействия между Киевом и ДНР и ЛНР – это вопрос поиска компромисса»

— Начала свою работу конституционная комиссия. Какие изменения в Конституцию Украины будут внесены, на Ваш взгляд?

— На сегодняшний день речь идёт об изменениях, которые касаются формирования власти на местах, формирования бюджетов и так далее. То есть о разграничении полномочий между центром и регионами.

Но я думаю, что в процессе работы над Конституцией, скорее всего, возникнут и новые вопросы. И, скорее всего, придётся не вносить изменения в действующую Конституцию, а принять новую.

— Как в дальнейшем будут развиваться отношения между Киевом и ДНР и ЛНР? Это будет сотрудничество, конфронтация?

— Согласно минскому процессу, предусмотрено сотрудничество.

Минские договорённости не рассматривают ДНР И ЛНР как самодостаточные самостоятельные образования. Эти республики не признаны ни одним государством мира. Даже президент Российской Федерации Владимир Путин заявлял, что вопрос Донецка и Луганска должен решаться исключительно в украинском политическом поле.

Поэтому я думаю, что вопрос взаимодействия между Киевом и ДНР и ЛНР — это вопрос поиска компромисса между политическим Киевом и востоком Украины, я подчёркиваю, что не с Донбассом как с самостоятельной единицей. При этом Киев должен прислушаться к Донбассу, а Донбасс должен понять Киев.

«Вопрос взаимодействия между Киевом и ДНР и ЛНР – это вопрос поиска компромисса»

— Какова роль Порошенко в урегулировании военного конфликта и в политической ситуации на Украине в целом?

— Дело в том, что в современной украинской власти Порошенко пока что остаётся как раз тем политическим центром, который пытается решать вопросы в мирном ключе. В отличие от ястребов, типа Яценюка и людей из «Народного фронта», Порошенко сегодня представляет всё-таки лагерь мира, он противостоит попыткам перейти к военному решению ситуации.

Можно говорить о том, что если кто-то сейчас на Украине и может стать политиком, который будет инициировать и до конца выдерживать мирный процесс, то таким политиком кажется именно Порошенко. В данной ситуации как раз позиции президента и украинской оппозиции сходятся больше, чем позиции президента и руководителей украинской исполнительной власти.