Итак, что же связывало новороссийского помещика Белокрысенко, фабрикантов из Донбасса, сыновей управляющего Новороссийским обществом (НРО) Джона Юза и симбирского инспектора народных училищ Илью Николаевича Ульянова?

Руда решает все

Как известно, в сентябре-октябре 1870 года, то есть в год рождения Володи Ульянова, ставшего известным миру под именем Ленина, в донецких степях, на изгибе речки Кальмиус, НРО приступило к постройке металлургического завода. Управляющим строительством и дальнейшим производством акционеры выбрали 55-летнего валийца Джона Юза. 

Кто и как заманил британцев в донецкие степи, заставив их работать на будущее России
Кто и как заманил британцев в донецкие степи, заставив их работать на будущее России
© upload.wikimedia.org

Завод начал плавку стали в январе 1872 года и делал это на бедных железных рудах месторождения Каракуба, вся выгода которого заключалась в том, что оно лежало под боком. Поэтому когда открытие криворожских руд, сделанное Александром Полем еще в 1866 году, стало известно массам промышленников, в Кривбасс немедленно провели железную дорогу, чтобы вывозить драгоценные руды к ведущим металлургическим центрам страны.

Разумеется, стремились урвать свою долю на этом рынке и старый Юз, и приходившие ему на смену в семейном деле управления заводами и шахтами общества сыновья.

Делали они это так, как делали всегда капиталисты всех времен и народов, используя в своих целях жадность и глупость. Когда Юзы рванули в Кривбасс, первым делом оно старались скупить богатые рудой участки земель.

История эта стала нам известна благодаря тогда харьковскому, а позже сталинскому, писателю Илье Гонимову, который описал её в своей «Старой Юзовке», изданной в 1937 году.

«Люди гибнут за металл»

«Ответственным за приобретение Криворожского железорудного месторождения для нужд Новороссийского общества старый Юз назначил сына (имеется в виду, скорее всего старший сын Юза, Джон, ставший еще при жизни отца управляющим делами компании в Петербурге. — Авт.).

Он предложил мечтающему разбогатеть помещику Федору Арсеньевичу Белокрысенко «выгодную» поставку — ни много ни мало миллион пудов руды. Не подсчитав даже приблизительно, какой капитал потребуется для выполнения поставки, Белокрысенко начал подсчитывать прибыль. Его разгоряченному воображению мерещились сказочные барыши.

Договор подписан, аванс получен, и Белокрысенко приступил к делу. Десяти тысяч едва хватило на закладку карьера. Когда рабочие наломали достаточное количество руды, оказалось, что лошадей для доставки руды к железной дороге не хватает. Пришлось обратиться за помощью к Ивану Ивановичу (Джону Юзу — младшему. — Авт.). Тот согласился, но с условием, что эти деньги будут удерживаться из ближайших платежей.

«Старая Юзовка» стала новой: В Донецке переиздана знаковая книга
«Старая Юзовка» стала новой: В Донецке переиздана знаковая книга
© dnr-news.com | Перейти в фотобанк

Снова не хватает денег… Брат Джона Джеймса Айвар говорит: «Дам денег. Только под залоговую!»

Белокрысенко соглашается на все. Он берет в кредит самые различные товары и тут же их перепродает, лишь бы получить деньги для оборота. Кругом идет голова от кредиторов, процентов, учета и переучета векселей, закладных на землю и имущество.

Игра вокруг Федора Белокрысенко велась уже открыто. Самую крупную ставку поставили Юзы. Они поддерживали с почтеннейшим Федором Арсеньевичем самые дружеские отношения, никогда не отказывали ему в помощи деньгами и советами. Но почему-то каждый раз получалось так, что от помощи Юзов петля еще туже затягивалась на шее простоватого помещика. Одним только частным лицам и ростовщикам Белокрысенко задолжал 62 тысячи рублей. Наконец наступила развязка.

Нищий, затравленный кредиторами Белокрысенко решил бежать из родного, но немилого гнезда. Но к Юзам он сохранил добрые чувства и продолжал писать им, упрашивая Джона Джеймса «взять на себя урегулирование его денежных дел». И Юзы быстренько порешали эти вопросы. Естественно, в свою пользу. Юзы остались с выгодой.

А Юзы качали руду рекой

Получив в свою собственность эту богатую железной рудой землю, Юзы не пожалели о потраченных деньгах. В «Экономическом журнале» №7 за 1887 год (издатель А. П. Субботин) в статье горного инженера Д. Никольского «Кривой Рог и его минеральные богатства» отмечалось:

«Юзовский завод Новороссийского общества в прошлом году купил у землевладельца Белокрысенко 1200 десятин земли, исследования которой обнаружили присутствие руды в значительном количестве… В одном месте уже производится разработка руды, в остальных пока делают шурфы.

Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
Первый год Юзовки: как рождалось индустриальное сердце России
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

Есть большое основание предполагать, что через землю Белокрысенко проходит продолжение или ветвь того кряжа, из которого добывается руда французским акционерным обществом: руда на земле Белокрысенко по процентному содержанию в ней железа и по химическому составу вполне однородна с рудою из рудников французского общества.

Добывание железной руды французским обществом до последнего времени производилось самым примитивным образом: единственными инструментами для этого были лом, мотыга (кирка), заступ, тачка и носилки.

На рудниках Юза те же способы разработки с той лишь разницей, что здесь от рудника до места складки проложены рельсы, по которым руда вывозится лошадьми в вагонетках. Предполагаются со временем и другие приспособления, но ожидать их можно только тогда, когда здесь будут найдены места, особенно изобилующие рудой».

В 1901 году, как записано в «Горнопромышленном указателе Донецкого бассейна», на этом руднике Новороссийского общества (правильная добыча на нем началась с 1890 года) было добыто более 12 млн. пудов железной руды, а разведанные запасы на то время составляли 253 млн. пудов. Добывалась руда двух сортов: богатая — содержание железа составляет 60%, другие — содержание железа 50-55%.

Для подъема руды из открытого карьера были сооружены наклонные плоскости. Также в справочнике сообщалось, что здесь были установлены локомобили и паровая машина.

Друг семьи

Донецкий краевед Анатолий Жаров, занимаясь в свое время этой сугубо экономической историей, как это бывает в подобных исследованиях, стал изучать родословную Белокрысенко. И выяснил, что отцом незадачливого и жадного новороссийского помещика был действительный статский советник Арсений Федорович Белокрысенко, заведовавший Симбирской удельной конторой (было такое министерство уделов в Российской империи, которое ведало финансами и всем бизнесом царской семьи).

Старший Белокрысенко был фигурой приметной.

«Великороссы — палачи украинского народа». Ленин как украинский политик
«Великороссы — палачи украинского народа». Ленин как украинский политик
© РИА Новости, кинокадр | Перейти в фотобанк

Лесовод по первой профессий, этнограф по призванию, литературовед, большой книжник, он, например, собрал в Симбирской губернии 224 старинные рукописи по истории края. Написанный им в 1868 году «Исторический очерк постепенного покорения Симбирского края и административного устройства его в разное время» интересен ученым и сегодня. Арсений Федорович водил дружбу с Тарасом Шевченко, Владимиром Далем.
И вот этот образованный и одаренный человек был близким другом, представьте, симбирского инспектора народных училищ Ильи Николаевича Ульянова.

Дружили семьями, да еще как. Ходили в гости друг другу, главы семейств любили проводить время за партиями в шахматы. Известно, что выпускник Харьковского университета Арсений Белокрысенко обожал свою малую родину и все малороссийское. Не раз в доме Ульяновых он под аккомпанемент на рояле своей кумы Марии Александровны пел любимую песню «Ой, на поли та й женци жнуть». А еще не обходилось без рассказа о встрече с «батьком Тарасом» в Нижнем Новгороде в 1858 году. Только вернувшийся из ссылки поэт подарил земляку свое фото с автографом.

Неудивительно поэтому, что, когда 22 апреля 1870 года в семье Ульяновых родился сын Владимир, то вопроса о том, кто будет крестным отцом младенцу, не было.

В метриках было записано: «Родители — коллежский советник Илья Николаев Ульянов и законная жена его Мария Александровна, оба православного исповедания. Воспреемниками ему были: действительный статский советник Арсений Федоров Белокрысенко и вдова коллежского асессора Наталья Иванова Ауновская». Кстати, после этого Арсений Федорович Белокрысенко крестил еще и младшую дочь Ульяновых Марию.

Банкротство сына Федора и пущенное им на ветер новороссийское имение, скорее всего, убило не старого еще, полного сил 67-летнего мужчину. 19 ноября 1885 года в служебном кабинете его настиг инсульт. Пять дней спустя крестный Володи Ульянова скончался.

Как в Черном море встретил старость британский «Ленин»
Как в Черном море встретил старость британский «Ленин»
© из собрания Лемачко Б.В. | Перейти в фотобанк

Краевед Жаров пишет: «На многолюдных похоронах 26 ноября на кладбище Покровского мужского монастыря Симбирска рядом с приехавшими сыновьями покойного Федором и Дмитрием находилась и вся семья Ульяновых, переживавшая кончину друга как свое большое горе. Через некоторое время (12 января 1886 года) в той же ограде Покровской церкви был похоронен Илья Николаевич Ульянов».

Так причудливым образом в судьбах двух симбирских интеллигентов соединились криворожская руда, валлийцы Юзы и образ Владимира Ульянова, которому история даст возможность порушить и британский, и российский частный капитал. Как в Донбассе, так и на родной Волге, и далее везде.