Он родился 26 октября (13-го по старому стилю) 1904 года в селе Веприк Гадячского уезда Полтавской губернии. Его отец Леонид Викторович служил фельдшером, и как раз за год до рождения сына получил место при местном сахарном заводе. Мать — Мария Михайловна (в девичестве Осипова) происходила из обедневшего помещичьего рода.

Россия – родина слонов и танков
Россия – родина слонов и танков
© Public domain

Маленький Коля в детстве любил наблюдать, как работает его дедушка — Виктор Полиевктович, умелый мастер. Потом у мальчика появилась своя мастерская, где он конструировал различные игрушки, машинки, какие-то устройства.

Двоюродная сестра Алла Кузнец вспоминала, как другой дед — Михаил как-то раз сказал внуку: «Странный ты ребенок. Все дети бегают, играют на улице, а ты всегда чем-то озабочен, все думаешь своей детской головкой». На что мальчик ответил: «Я, дед, хочу сделать что-то большое. Мне уже не интересно делать ребятам деревянные винтовки».

В 1914 году мальчик пошел в Гадячскую классическую мужскую гимназию, в которой особенно хорошо преподавали иностранные языки. Николай овладел немецким, английским и французским языками, что ему потом пригодилось при изучении зарубежной технической документации.

Бурные годы Гражданской войны не обошли юношу стороной. С 14 лет Николай работал сначала секретарём Вепричского комитета бедноты, а с 1921 года, после окончания школы, агентом продотряда. Он вел перепись, по которой определялся продналог. Затем он служил на различных чиновничьих постах, по местным меркам довольно значительных. Образованных людей не хватало, поэтому часто на важные должности назначали вчерашних мальчишек.

Гроза Первой мировой. В центре Луганска стоят уникальные английские танки, которые красные отбили у белых
Гроза Первой мировой. В центре Луганска стоят уникальные английские танки, которые красные отбили у белых
© commons.wikimedia.org, V chekhov | Перейти в фотобанк

Духову уже исполнилось 22 года, когда ему, выпускнику классической гимназии, по решению комсомольского собрания сахарного завода, где он тогда работал, ему вручили путёвку на рабфак Харьковского геодезического и землеустроительного института.

Но Николая тянуло к технике, он хотел стать инженером-конструктором. В осуществлении мечты ему помог земляк Александр Аркадьевич Полоцкий, занимавший должность заместителя наркома народного образования УССР (в 1938 г. он, бывший украинский эсер, будет расстрелян). По рекомендации Полоцкого Духова приняли на механический факультет Ленинградского политехнического института. Он закончил его в 1932 году, получив специальность инженера-конструктора тракторов и автомобилей, после чего юношу распределили на легендарный Путиловский завод, который вскоре стал называться Ленинградским Кировским заводом (ЛКЗ).

Это было передовое машиностроительное предприятие страны, перманентно разрабатывавшее новейшие виды гражданской и военной техники. О лучшем месте, чтобы проявить свои таланты, Николай и мечтать не мог. Ему стали доверять первые задания — разработку оснастки для серийного производства деталей трактора «Универсал». Затем включили в группу по разработке первых советских легковых автомобилей Л-1 и Л-2. В мае 1935 поступило новое задание — спроектировать 75-тонный кран для железнодорожного транспорта. Конструкторская группа под руководством Николая Леонидовича закончила подготовку чертежей в рекордный срок — 23 дня.

Но страна готовилась к войне, лучшие кадры требовались в разработке военной техники, и Духова в 1936 году перевели в созданное на заводе специальное конструкторское бюро СКБ-2, проектирующее танки. Уже через два года Николай Леонидович возглавил КБ, отвечавшее за серийный выпуск многобашенного среднего танка Т-28. Бортовую передачу новой конструкции он спроектировал лично. Через несколько лет Духов с удивлением обнаружил следы этой своей разработки в бортовой передаче трофейной «пантеры».

В апреле 1938 года Автобронетанковое управление РККА объявило конкурс на разработку проекта тяжёлого двухбашенного танка, в котором приняли участие СКБ-2 и КБ другого ленинградского завода №185. Конструкторы ЛКЗ разрабатывали танк с индексом СМК. Однако главный конструктор бюро — Жозеф Яковлевич Котин решил в инициативном порядке создать еще один однобашенный тяжелый танк, проект которого потом предложить Сталину. Ведущим конструктором работ назначили Духова. Новый танк получил индекс КВ («Клим Ворошилов»).

Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
Ноги от Кристи: как Харьков стал танковой кузницей
© пресс-служба партии "Народный фронт"

Испытания СКМ, его конкурента — Т-100 и однобашенного КВ в боевых условиях показали полное преимущество последней машины. Сталин распорядился доработать танк и готовить к запуску в серию, а инженера Духова наградить орденом Ленина (позже он заслужит еще три).

Бывший директор ЛКЗ и челябинского «Танкограда» Исаак Моисеевич Зальцман вспоминал: «С Николаем Леонидовичем я познакомился ещё в 1933 году. Он быстро завоевал репутацию талантливого конструктора и расчётчика. Его вклад в создание танка КВ настолько значителен, что я считаю Духова основным автором этой могучей машины».

В ноябре 1940 года Николая Леонидовича назначили заместителем Котина. На этой должности он участвовал в разработке варианта танка КВ со 152-мм пушкой — КВ-2, в создании других экспериментальных танков.

11 марта 1941 года от советской разведки поступила информация о создании немцами супертяжелого танка, вооруженного 105-мм пушкой. Среди советских конструкторов был объявлен конкурс на проектирование «нашего ответа» врагу, тяжелого танка КВ-4. 9 мая 1941 года были подведены итоги конкурса, в котором участвовало около двух десятков конструкторов. Первое место занял проект Николая Леонидовича, за что ему вручили премию в 5 тысяч рублей. Начавшаяся вскоре война не позволила начать серийное производство машины, но этого и не требовалось — данные разведчиков оказались ложными.

Летом 1941 года немцы стремительно приближались к Ленинграду, поэтому уже в июле СКБ-2 эвакуировали на вторую производственную площадку, собиравшую танки КВ — Челябинский тракторный завод. Здесь 23 июля 1941 года Духова назначили главным конструктором танкового производства.

«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
«Харьков темпам не изменил». Как создавался американский гигант сталинской индустриализации
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Часто ему приходилось решать нестандартные задачи.

В конце 1941 года из-за эвакуации харьковского предприятия, производившего танковые дизели, возникла проблема — что устанавливать в танки? Директору завода Зальцману удалось грабительским способом «умыкнуть» эшелон авиационных двигателей, подходивших по мощности. Теперь Духову нужно было спроектировать их монтаж в моторно-трансмиссионном отделении КВ. По воспоминаниям очевидцев, он взял с собой несколько помощников и целые сутки не выходил из КБ. Утром все необходимые чертежи для установки бензиновых двигателей были готовы.

В мае 1942 года за разработку облегченной версии танка КВ — КВ-1С Николаю Леонидовичу вручили орден Красной Звезды (в марте 1943 за модернизацию этого же танка он стал лауреатом Сталинской премии).

Следует отметить, что Духов не был сугубо кабинетным работником. Он постоянно приезжал на полигон, в замасленном комбинезоне вместе с механиками лежал под танком, сам садился за рычаги.

Испытатель танков Иван Иванович Колотушкин вспоминал: «Я много испытал машин на своем веку, но такого коллектива никогда не видел. Иным разработчикам толкуешь, толкуешь о замеченных недостатках в машине, а они с пеной у рта защищают свое изобретение, стараясь доказать безгрешность конструкции. Духову и его помощникам стоит только слово сказать, и они тотчас же постараются выяснить, не конструкция ли виновата».

Красной Армии требовалось больше бронетехники, поэтому на ЧКЗ помимо тяжелых КВ решили развернуть и производство средних танков Т-34. В сжатые сроки всего за 33 дня были проведены все необходимые мероприятия, подготовлена оснастка, налажен выпуск. За этот трудовой подвиг Духова наградили орденом Красного Знамени. 

Танковый марафон Михаила Кошкина
Танковый марафон Михаила Кошкина
© Public domain

В октябре 1942 года в боях под Ленинградом нашим войскам удалось захватить два первых немецких танка «тигр». Результаты обстрела на полигоне показали, что 76-мм орудия, которыми вооружались танки Т-34 и КВ-1С не пробивают лобовую броню вражеских машин, а с бортовой справляются только при стрельбе в упор. Требовалось срочно разработать танки, способные на равных бороться с немецким бронированным «зверем».

Существовало два пути: или проводить дальнейшее развитие танка КВ, или разработать совершенно новый танк. На второй вариант не оставалось времени, поэтому решили пойти по первому пути. Работы по созданию КВ-85, вооруженного 85-мм пушкой возглавил Духов, с июня 1943 года — главный конструктор ЧКЗ. После внесения всех необходимых изменений в конструкцию КВ, оказалось, что получилась совсем новая машина, которой присвоили индекс ИС («Иосиф Сталин»).

Уже в сентябре 1943 года ИС-85 приняли на вооружение. Однако руководство посчитало установленное в башню танка орудие недостаточно мощным. В сжатые сроки были проведены необходимые конструкторские работы, и в ноябре 1943 года на вооружение приняли танк ИС-122 (ИС-2), вооруженный 122-мм орудием.

Николай Леонидович успел принять участие в разработке и запуске в производство следующих танков серии ИС: ИС-3 и ИС-4, но поучаствовать в Великой Отечественной войне они уже не успели. Зато ИС-3 в 1945 году на сентябрьском совместном параде союзников в Берлине произвели такой фурор, что «советские танки на берегу Ла-Манша» на весь период «холодной войны» стали, как это сейчас принято говорить, «мемом». 

В 1945 году за выдающиеся заслуги в создании танков Николаю Леонидовичу присвоили звание Героя Социалистического Труда (потом он им станет еще дважды) и воинское звание генерал-майора инженерно-танковой службы. Но после ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки танки стали менее важной темой, наступил век атомного оружия, и конструкторские таланты и навыки Николая Леонидовича потребовались в новой отрасли.

В ноябре 1948 года Николая Леонидовича назначили первым замом главного конструктора КБ-11, работавшего над разработкой ядерной бомбы. 

Американский счет Ивана Кожедуба
Американский счет Ивана Кожедуба
© РИА Новости, Иван Шагин | Перейти в фотобанк

Духов возглавил научно-конструкторский отдел. Он был незаменимым специалистом в систематизации конструкторской документации, в налаживании взаимодействия различных служб и управлений при запуске сложного изделия в производство. Во многом благодаря его усилиям уже 29 августа 1949 года в Семипалатинске СССР провел испытания первой ядерной бомбы РДС-1, а 12 августа 1953 года — первой водородной бомбы РДС-6с. За вклад в работу Духова наградили пятой по счету Сталинской премией.

24 апреля 1956 года на базе филиала № 1 КБ-11, которым Духов руководил с 1954 года, было создано КБ №25, ныне это Всероссийский НИИ автоматики им. Н. Л. Духова. Здесь за время руководства Николая Леонидовича были созданы три поколения блоков автоматики, первое поколение ядерных боеприпасов для семнадцати различных носителей, в том числе торпед и крылатых ракет. Фактически в последние годы жизни Духов стал основателем российской конструкторской школы по ядерным боеприпасам.

В 1960 году за работы по созданию боеприпаса для ракеты Р-7 ему вручили Ленинскую премию.

О ней рассказывают историю, больше похожую на байку. Получив в сберкассе деньги, Николай Леонидович поехал в автомагазин на Бауманской, чтобы там купить себе «Волгу» ГАЗ-21. Кассир пересчитала купюры, сказала, что мелочи у нее нет и предложила взять на сдачу лотерейные билеты. Настроение у конструктора было приподнятое, он сразу согласился. Каково же было его удивление, когда по одному из билетов он вскоре выиграл еще одну «Волгу».

При всей серьезности занимаемого им положения, Николай Леонидович никогда не задирал перед подчиненными нос, но требовал от них ответственного отношения к работе.

Его соратник Николай Александрович Терлецкий вспоминал: «Он был беспощаден к тем, кто не выполнял его поручений, затягивал и не доводил дело до конца. Тогда он мог отчитать виновного, подчас очень крепко и выразительно, но никогда его разнос не носил характера оскорбления и не ущемлял самолюбия. А уж если Николай Леонидович бывал доволен, то его теплое доброжелательное обращение «старина» воспринималось как знак особого расположения». 

День в истории. 7 февраля: в Подмосковье родился знаменитый киевский авиаконструктор
День в истории. 7 февраля: в Подмосковье родился знаменитый киевский авиаконструктор
© РИА Новости, Василий Малышев | Перейти в фотобанк

Многие приближенные вспоминали, что Духов обладал многими талантами: он прекрасно играл на гитаре, рисовал, танцевал. Как-то раз, обрадованный найденным его подчиненными решением, он пустился в пляс прямо на рабочем месте: «И вдруг такая картина… Николай Леонидович, маленький, толстенький, встает, закладывает руки за голову и… пускается в русскую плясовую вдоль стола! Притопывая, приговаривает: «Ай да молодцы! Ай да паразиты! Ай да рабочие! Ай да сукины дети!»…Так и обошел весь стол».

После отъезда в Ленинград Духов на родине так больше и не появлялся, хотя существует история, также больше похожая на байку, что приехать он пытался.

Как особо ценного специалиста, Николая Леонидовича охраняли два офицера госбезопасности. Однажды, будучи проездом в Киеве, Духов тайно договорился с ними, чтобы, как он утверждал, в одиночку съездить на денек-другой в Веприк. Об этом стало известно Сталину, он распорядился поездку отменить, а провинившихся офицеров — арестовать (некоторые источники утверждают, что и расстрелять). Николаю Леонидовичу пришлось лично за них заступиться и уговорить Сталина, сменить гнев на милость.

Духов умер от лейкоза крови (белокровия) в 1964 году в светлый советский праздник 1 мая, заплатив за создание ядерного щита страны самым ценным, что есть у человека — жизнью. Но его жертва и жертвы тысяч других советских специалистов, создававших атомное оружие, не были напрасными. Образовавшийся их трудами ядерный паритет, это главный аргумент, удерживающий в наше время многие горячие головы от развязывания Третьей Мировой войны.

Поэтому не грех сегодня вспомнить, кому именно мы сегодня обязаны нашим таким неустойчивым, таким шатким, но все-таки миром.