Выходцами из партии было большинство сколько-нибудь заметных политических деятелей УНР, от Винниченко и Антоновича до Порша и Петлюры. Базой для неё послужили студенческие громады — объединения студентов в крупных городах. Активисты партии работали в Киеве, Чернигове, Одессе, Полтаве, на Кубани (там начинал политическую карьеру Петлюра) и даже в Санкт-Петербурге. Позднее появилось два руководящих центра — Заграничный комитет (базировался во Львове) и Центральный комитет.

Партия была подпольной, ее политическая деятельность сводилась к агитации на местах и распространению тематической литературы и революционных листовок.

Харьков был выбран в качестве своеобразной штаб-квартиры не случайно. Революционеры опасались, что в Киеве им будет трудно выдержать конкуренцию с «драгомановцами» и другими течениями, поэтому решили действовать на незанятой площадке (Харьков был развитым городом, имел университет, но при этом центром общественной жизни в отличие от Киева не был).

Главную задачу на первом этапе РУПовцы видели в переманивании украинской революционной молодежи из «русских партий». Именно по этой причине разработанной политической платформы партия не имела. Политические взгляды потенциальных соратников никого не интересовали, первостепенным был вопрос отношения к украинской автономии или даже независимости. 

Написать политическую платформу попросили Михновского, который придерживался ультранационалистических взглядов и поражал своим радикализмом даже убежденных украинофилов. 

День в истории. 31 января: в Харькове родился «несостоявшийся Муссолини»
День в истории. 31 января: в Харькове родился «несостоявшийся Муссолини»
© topwar.ru Генерал Лавр Корнилов и лидер партии эсеров Борис Савинков

Михновский написал не столько платформу, сколько манифест. «Самостийная Украина» не была проработана в плане тактики, не содержала внятных политических установок, зато громко провозглашала неизбежность тотального разрыва с Россией, веками угнетавшей Украину и коварно обманувшей на Переяславской Раде. Неудивительно, что брошюра Михновского вызвала ожесточенные споры среди активистов РУП. Партия объединяла людей с различными политическими взглядами, так что радикализм Михновского вызвал серьезную дискуссию. От брошюры открестились даже в руководстве партии, сделав официальное заявление через газету «Призыв» о том, что текст Михновского не стоит принимать за партийную программу.

С этого момента в партии стали оформляться различные течения, которые, в конце концов, привели к ее краху и расколу. Впрочем, раскол этот был предопределен с первых дней её существования.

РУП фактически была коалицией, объединившей социал-демократов, марксистов, левых националистов, правых националистов, народников, либералов и т.д. Их взгляды на будущую независимую республику зачастую были диаметрально противоположны.

Михновский тем временем от имени РУП написал письмо министру внутренних дел Сипягину, пригрозив залить империю кровью ради независимой национальной Украины. В РУП стали испытывать неудобство от отношений с Михновским, и в вскоре их пути разошлись. Михновский увел часть радикальных националистов (хотя сам он формально не входил в РУП) и вместе с ними создал Украинскую народную партию. В РУП к этому движению относились весьма скептически, назвав «кружком политических придурков».

После ухода к Михновскому радикалов в партии стали преобладать левые. Создатель и лидер РУП Антонович по своим взглядам был социалистом. С 1902 года партия в своих изданиях начинает именовать себя социалистической. 

«Фиктивный договор с мертвецами». Как Брестский мир с Украиной приблизил гибель Австро-Венгрии
«Фиктивный договор с мертвецами». Как Брестский мир с Украиной приблизил гибель Австро-Венгрии
© commons.wikimedia.org, Public Domain

Впрочем, и среди левых единства во взглядах не было. Одни выступали за «евросоциализм», т.е. умеренную социал-демократию в духе Бернштейна. Другие были ортодоксальными марксистами и желали сближения с российскими партиями. Третьи отстаивали платформу народничества, крестьянского социализма, отрицая ставку на пролетариат. Четвертые были сторонниками Советов, но на националистической платформе, а не интернациональной.

После полевения партии на первые роли наряду с Дмитрием Антоновичем выдвинулся Николай Порш, который занялся разработкой политической программы. Опасаясь, что радикальные лозунги независимости отпугнут широкие слои потенциальных сочувствующих, РУП заменила их на требование автономии, что встречало куда более сочувственное отношение у масс, чем разрыв с Россией. Кроме того, требование автономии было куда более реальным, чем независимость, и могло встретить сочувствие и у российской общественности.

Новая платформа РУП была выдержана в духе классической социал-демократии: свобода слова, 8-часовой рабочий день и т.п. характерные для большинства левых партий того времени требования. При этом даже внутри каждого течения РУП имелось несколько других.

Это привело к несколько необычной ситуации. Заграничный комитет во Львове выступал за дружбу и союз с РСДРП. Они предлагали РУП влиться в РСДРП на правах автономной фракции, как это сделал Бунд. Однако в ЦК преобладали другие настроения. Там считали, что РУП должна быть украинской партией, их платформа была ближе к левому национализму. Сторонниками этой позиции были и Антонович, и Порш, и Петлюра. 

Рождение зверя. «Большой сбор» украинских националистов и создание ОУН*
Рождение зверя. «Большой сбор» украинских националистов и создание ОУН*
© Public domain

В декабре 1904 года во Львове состоялся съезд партии (возможно, это слишком громкое название, учитывая, что в нем участвовали полтора десятка человек), на котором раскол окончательно оформился. Меньшинство покинуло РУП, чтобы создать «Спилку», которая вошла в состав РСДРП и фактически отошла от каких-либо специфически украинских требований.

Чуть раньше от РУП откололись народники, создавшие Украинскую радикальную партию. В том же 1904 году ушли либералы, создавшие Украинскую демократическую партию. Их политическая платформа совпадала с кадетской, однако особым пунктом было предоставление Украине автономии и выборного законодательного органа.

Антонович, Винниченко, Порш и Петлюра, оставшиеся в РУП, преобразовали ее в УСДРП — Украинскую социал-демократическую рабочую партию. Несмотря на близость названий, УСДРП и РСДРП существенно отличались. Российская партия стояла на позициях интернационализма, тогда как украинская была ближе к левому национализму.

Революционная украинская партия просуществовала всего пять лет.

Попытка объединить вообще все политические течения на общей платформе автономии\независимости Украины была обречена на неудачу. Слишком разными были взгляды партийцев, каждый по-своему представлял, как именно нужно бороться за самостийность и какой будет будущая независимая Украина — социалистической, националистической, крестьянской или пролетарской.

В итоге жившая в состоянии перманентного раскола партия породила целый ряд новых политических сил и движений. Ряд активистов в будущем сыграли заметную роль во время революционных событий. Антонович был одним из лидеров Центральной рады и занимал ряд постов в УНР, как и Порш. А Винниченко и Петлюра и вовсе выдвинулись на первые роли в провозгласившей независимость Украинской Народной Республике.