Летом 1919 г. прикрывая левый фланг генерального наступления войск А.И.Деникина на Москву белые развернули наступление на Киев и Одессу. В начале августа В.И.Ленин требовал от Л.Д.Троцкого эти города не сдавать «до последней возможности», апеллируя к тому, что «это вопрос всей революции». Однако командиры красной армии (Якир, Гарькавый, Уборевич, Голубенко, Гринштейн) поступили вопреки указаниям Реввоенсовета и начали отводить свои войска на север.

Единственной организованной силой, которая противостояла в тот момент Вооруженным силам Юга России в Причерноморье остались махновцы. В войска Нестора Махно вливались отряды убитого им атамана Григорьева и отступающие красные части, солдаты которых не желали покидать родных мест. В результате под началом Нестора Ивановича объединилась внушительная сила, которая стала намного более соответствовать заявленному названию: «Революционная повстанческая армия Украины». 

Против Махно действовали войска Новороссийской области ВСЮР — 4-я и 5-я пехотные дивизии и отдельная казачья бригада (42-й Донской и 2-й Лабинский полки) полковника Н.В.Склярова, которые с боем теснили махноцев на северо-запад. В противоположном направлении двигались войска УНР Главного атамана С.Петлюры. 

24 сентября. Украина объявила войну России
24 сентября. Украина объявила войну России
© commons.wikimedia.org, Г.Шкляр

Махновцы оказались в тяжелейшем положении. Они были оторваны от своего базового района, отягощены госпиталями и обозами, подходили к концу боеприпасы. В этой обстановке Махно решается на союз с Петлюрой. В обмен на обещание держать фронт против Денинкина, не вести анархической пропаганды в украинских войсках, а после победы получить особый самоуправляемый район, Махно смог оставить свои лазареты на попечение украинцев и получить от них боеприпасы. Соглашение было заключено 20 августа в Жмеринке. Через четыре дня УНР объявила войну Деникину, а еще через два дня ее войска уже отступали по всему фронту под натиском белых.

В этот момент Нестор Махно решился на прорыв. Его силы были сосредоточены в районе между Уманью и ст. Голтой — Ольвиополем (совр. Первомайск). Умань накануне заняли казаки Склярова, вытеснив оттуда галичан. Сражение началось в ночь на 27 августа. На левом фланге наступления конница Махно сперва захватила Умань. Однако в центральной части, в районе станции Перегоновка, где действовал Симферопольский офицерский полк, Махно приходилось самому водить в бой личную охрану. Положение спасла пришедшая из-под Умани кавалерия, ударившая в тыл белым.

В некоторых современных публикациях можно найти разнообразные мифы связанные с участниками этого сражения, их численностью и размерами потерь.

Так, например, встречаются упоминание о разгроме под Перегоновкой знаменитой «Дикой дивизии» северокавказских горцев. Возможно, здесь нашло отражение происхождение командира кавалерии белых Склярова из терских казаков, а так же то, что горцы действительно будут направлены на усиление Слащева против Махно, но не в сентябре, а уже в ноябре 1919 г. В любом случае речь идет не о Кавказской туземной конной дивизии времен Первой Мировой, расформированной еще осенью 1917 г., а о дивизии сформированной в 1919 г. в Чечне. К моменту боя под Перегоновкой дивизия все еще находилась на Северном Кавказе.

Его превосходительство «генерал Харьков»
Его превосходительство «генерал Харьков»
© Public domain

Преувеличенный масштаб боя под Перегоновкой восходит капитальному труду А.В. Белаша «Дороги Нестора Махно». Отцом автора был начальник штаба Махно В.Ф. Белаш и в основу работы были положены его воспоминания. В частности описывая расстановку сил накануне боя под Перегоновкой он так характеризует численность противника: «перед нами стояли белогвардейские части общей численностью свыше 20 000 штыков, 10 000 сабель, при достаточном количестве орудий и пулеметов». Однако приведенные цифры превосходят общую численность войск Новороссийской области под общим командованием генерала Шиллинга.

Что касается потерь белых, то показательную картину дает информация о судьбе Симферопольского офицерского полка, принявшего на себя основной удар противника. По воспоминаниям В.Ф.Белаша, этот полк, вместе с тремя другими был «навсегда выведен из строя… изрублен и потоплен в реке Синюха». По данным известного исследователя русской армии С.В. Волкова Симферопольский полк за весь период интенсивных боев с махновцами с 1 по 27 сентября из без малого полутора тысяч человек личного состава потерял убитыми 208 человек (из них 87 офицеров), ранеными 416 (178 офицеров), без вести пропавшими 11 (5 офицеров).

Вероятно к истине ближе оценка данного сражения приведенная Деникиным, который писал о том, что Махно удалось вырваться из окружения на оперативный простор «разбив и отбросив два полка генерала Слащева».

Позднее, в своих «Материалах по истории гражданской войны в Росии» сам генерал Слащев так отзывался о своем противнике: «столкновение с ним всегда носили серьезный характер, а его подвижность, энергия, умение вести операции давали ему целый ряд побед над встречавшимися армиями».

Вырвавшись из окружения 28 сентября штаб Махно принимает решение прорываться в родные места — на юг Екатеринославской губернии. Разделив свои войска на три колонны махновцы двинулись по деникинским тылам, мимо Елисаветграда (который обошли встретив упорное сопротивление местных сил), к Кривому Рогу и далее на Екатеринослав, Никополь, Александровск (совр. Запорожье), который был взят 5 октября. Расстояние от Южного Буга до Днепра было пройдено всего за неделю.

Остановить этот прорыв было просто некому. Пустившиеся в погоню войска Слащева не сумели нагнать махновцев, пехота которых перемещалась на тачанках, и были возвращены на фронт против сил УНР. Генерал сетовал, что получает противоречивые указания действовать на двух противоположных направлениях сразу, но не имеет для этого достаточных ресурсов. 

«Возьмем Одессу, не возьмем — кто знает… Допустим — возьмем!.. Дальше что?»
«Возьмем Одессу, не возьмем — кто знает… Допустим — возьмем!.. Дальше что?»
© РИА Новости, | Перейти в фотобанк

Переправившись через Днепр, махновцы продолжили неудержимое наступление. 7 октября они вернули себе свою столицу — Гуляйполе. 8-го взяли Бердянск, захватив сосредоточенный в порту значительный арсенал. 9-го — Мелитополь. Но на этом наступление не остановилось. 14 октября был захвачен Мариуполь, 15-го — Юзовка (совр. Донецк). Возникла непосредственная угроза ставке А.И. Деникина в Таганроге. В своих «Очерках русской смуты» Антон Иванович так описывал последствия махновского рейда: «положение становилось грозным и требовало мер исключительных. Для подавления восстания пришлось, невзирая на серьезное положение фронта, снимать с него части и использовать все резервы».

В результате предпринятых белыми усилий Махно был вновь отброшен к Днепру, и к 6 ноября, потеряв Александровск, были вытеснены обратно на правобережье нижнего Днепра. После этого развернулись бои за Екатеринослав, который переходил из рук в руки. Здесь Махно вновь встретился со Слащёвым. Войдя в город, генерал рапортовал в ставку об освобождении Екатеринослава, однако в этот самый момент вновь ударила конница повстанцев, и уже Слащеву пришлось бросаться в бой во главе личного конвоя.

Однако общая стратегическая ситуация к тому моменту изменилась кардинально. Красные наступали по всему фронту. Белые, так и не сумев разгромить Махно, отошли за Днепр, закрепившись в Северной Таврии. А самого Махно еще ждал новый союз с красными против Врангеля, штурм Перекопа, новый конфликт с советской властью и скитания в эмиграции.

Его осенний рейд по тылам белых сыграл исключительную роль в истории гражданской войны на юге России. Первоначально в разгар наступления Белых под Орлом они были отрезаны от азовских портов и железнодорожных веток, по которым обеспечивалось их снабжение. В руки повстанцев попало огромное количество воинского снаряжения и вооружения (включая танки) предназначавшиеся Добровольческой Армии.

Чтобы ликвидировать последствия махновского рейда приходилось перебрасывать части с фронта, и после этого белыми были потеряны Орел, Воронеж, Курск. Наконец, когда после капитуляции галичан и разгрома УНР появилась возможность перебросить части генерала Слащёва на помощь Добровольческой армии Май-Маевского, они были вовлечены в бои с махновцами под Екатеринославом. Все это стало одним из решающих военных факторов поражения Вооруженных сил Юга России в 1919 г.