Из чего же, из чего же, из чего же создана наша Украина?

«Объявить тотальную войну»: Пушков ответил, грозят ли России превентивные санкции
«Объявить тотальную войну»: Пушков ответил, грозят ли России превентивные санкции
© РИА Новости, Максим Блинов / Перейти в фотобанк
Украинские пропагандисты часто заявляют, что нынешняя Украина является наследником некой «Киевской Руси», под которой они понимают Древнерусское государство, простиравшееся до Новгорода и Ладоги на севере и до Мурома на Востоке. При этом в Киеве очень не любят вспоминать, что этот город стал частью Руси лишь после того, как туда из Новгорода пришёл князь Олег с дружиной.

Однако сам термин «Киевская Русь» появился лишь в XIX веке, и запустили его в оборот российские историки Сергей Соловьёв, Николай Костомаров и Василий Ключевский. Под «Киевской Русью» они понимали лишь часть Древнерусского государства, выделяя также Русь Ростовскую и Суздальскую и Русь Черниговскую. Лишь позже историки-марксисты (опять же, российские), в первую очередь Михаил Покровский, придали термину «Киевская Русь» хронологический характер. Они имели в виду X-XII века, когда Киев был реальным, а не только формальным, как в XIII веке, центром Древнерусского государства. Однако обе версии основывались на идее нераздельности истории Руси.

Олег Хавич: кто он
Олег Хавич: кто он
© из личного архива Олега Хавича

Более того, когда Русь окончательно распалась под ударами монголов в середине XIII века, Киевская Русь оказалась безгосударственной территорией — в отличие от Руси Ростово-Суздальской или Руси Галицко-Волынской. В начале XIV века Киев с окрестностями вошёл в состав Великого княжества Литовского (ВКЛ). Позже ВКЛ разделило с Польшей Галицко-Волынское княжество, в результате чего большая часть Волыни отошла литовцам, а остальная вместе с Галичиной — полякам. Однако уже в 1385 году между Польшей и ВКЛ был подписан первый союз, а в 1569 году вследствие Люблинской унии было создано единое польско-литовское государство, Речь Посполитая.

В его составе оказалась большая часть земель современной Украины — упомянутые Галичина, Волынь, Киевщина, Черниговщина и Подолье — позже получившие название «Малороссия». То есть Речь Посполитая на некоторое время захватила практически все юго-западные территории бывшего Древнерусского государства, кроме нынешних Закарпатья (под властью Венгерского королевства) и Буковины (в составе Молдавского господарства). На востоке Речь Посполитая граничила с Русским царством, а на юг от неё простиралось Дикое поле, через которое на русские земли регулярно совершали набеги крымские татары.

Никто не застрахован. Эксперты о том, развалится ли Украина
Никто не застрахован. Эксперты о том, развалится ли Украина
© REUTERS, Valentyn Ogirenko
Начиная с середины XVII века нынешние украинские земли постепенно переходили под контроль Москвы. Переяславская рада (1654), Андрусовское перемирие (1667) и «Вечный мир» (1686) привели к тому, что всё Левобережье Днепра, а также Киев стали частью Русского царства — при этом Киев был просто выкуплен за 146 тысяч рублей. В этот же период активно развивалась Слобожанщина — полоса земли между Малороссией и Россией, ранее часть Дикого поля, где русский царь гарантировал переселенцам льготы в обмен на защиту от татарских набегов. Причём значительную часть новых поселенцев Слобожанщины составляли казаки, крестьяне и православное духовенство, которые убегали от польской шляхты. В настоящее время термин Слобожанщина используется как неформальное собирательное название Белгородской области России, а также Харьковской и Сумской областей Украины, однако в её состав ранее входил и север нынешней Луганской области.

К концу XVIII века набирающая силу Российская империя не только взяла под контроль большинство земель Древнерусского государства, разделив Речь Посполитую совместно с Пруссией и Австрией, но также заняла бывшее Дикое поле и владения Крымского ханства. Последняя территория получила название Новороссия, её главными городами на территории нынешней Украины стали Екатеринославль (ныне Днепр), Елисаветград (ныне Кропивницкий), Мариуполь, Бахмут, Николаев, Херсон и Одесса. Новороссия стала одной из самых быстро развивающихся частей Российской империи, а к началу ХХ века Донецко-Криворожский угольно-металлургический бассейн был локомотивом тяжёлой промышленности России.

Революционные события 1917 года привели к созданию на территории нынешней Украины нескольких государственных образований, из которых стоит выделить Украинскую народную республику (УНР) с центром в Киеве и Донецко-Криворожскую республику (ДКР), столицами которой были Харьков, а позже Луганск. УНР в период существования Временного правительства в Санкт-Петербурге получила ограниченную власть над Киевской, Черниговской, Полтавской, Волынской и Подольской губерниями, но после большевистского переворота решила расширить её также на Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую и Таврическую губернии (без Крыма). В свою очередь, провозглашённая большевиками в феврале 1918-го ДКР претендовала на Екатеринославскую, Харьковскую и часть территории Херсонской губернии. В западной части Новороссии в это время была создана Одесская советская республика. Обе эти республики не считали себя частью Украины и стремились войти в состав Советской России.

Однако после завершения Гражданской войны на землях нынешней Украины была создана Украинская советская социалистическая республика (УССР), в состав которой вошли не только Малороссия (за исключением Волыни, которую лидер УНР Симон Петлюра отдал полякам), но также большая часть Новороссии и Слобожанщины. Это было сделано по настоянию Ленина, чтобы увеличить в новой республике процент пролетариата — которого в Малороссии было немного.

В 1939 году в результате «Польского похода» Красной Армии к УССР были присоединены Волынь (ныне Волынская и Ровенская области) и Галичина (ныне Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области). В 1940-м настал черёд Буковины и Северной Бессарабии (ныне Черновицкая область), а также Южной Бессарабии (ныне часть Одесской области), которые Румыния «добровольно» передала Советской Украине. А бывшая автономия Чехословакии, Подкарпатская Русь, стала частью УССР в 1945-м. Завершил формирование территории этой советской республики Никита Хрущёв, который передал УССР ранее входившие в состав РСФСР Крымскую область и город Севастополь.

Стоит отметить, что, получив в 1991-м такие огромные территории, власти независимой Украины сразу же начали их разбазаривать. В 2000 году по предложению Леонида Кучмы Молдавии была передана часть территории Украины на берегу реки Дунай, где эта страна построила морской порт и нефтяной терминал. Взамен Украина получила участок дороги Одесса — Рени, при этом завершение формальностей длилось более 10 лет. А в 2009 году фактически с согласия киевских властей Украина вынуждена была передать Румынии часть Черноморского шельфа в районе острова Змеиный.

Крым, Донбасс… 

Весна 2014 года стала болезненным ударом не только для украинских чиновников и политиков, захвативших власть в ходе вооружённого переворота. Даже условно добропорядочные патриоты были в шоке от того, что миллионы граждан Украины публично продемонстрировали свою нелояльность к этому государству. И вопрос не только в Крыме и Донбассе, где эта нелояльность проявилась в виде голосования на референдумах. Весь Юго-Восток Украины тогда сотрясли массовые акции протеста, которые удалось подавить лишь террором, — причём осуществлённым не только руками легальных силовиков, как в Харькове, но и с помощью боевиков, как в Доме профсоюзов в Одессе.

С тех пор Новороссия и Слобожанщина во всех прогнозах украинских спецслужб и публицистов-алармистов являются главными кандидатами «на выход» из Украины. Правда, после эмиграции подавляющего большинства пророссийских активистов и восьми лет террора против всех инакомыслящих в этих регионах их обособление возможно только при мощном внешнем толчке. Условно говоря, российские танки в Харькове или десант в Одессе, конечно, будут встречать с цветами — но на штурм административных зданий, как в 2014-м, уже не пойдут. Однако если над этими зданиями будет поднят российский флаг — то большая часть властного аппарата останется на службе.

Также украинские патриоты постоянно муссируют гипотетические претензии Венгрии на Закарпатье, где компактно проживает венгерское национальное меньшинство. Собственно, этот регион был частью Венгрии более тысячи лет, и лишь в 1919-1938 входил в состав Чехословакии. Однако на самом деле Будапешту не нужна территория Закарпатской области, венгерские власти лишь заинтересованы в создании для своих соплеменников эксклюзивных условий, в первую очередь в сфере культуры и образования.

Конечно, чисто теоретически можно представить себе ввод венгерских силовиков в районы Закарпатья, населенные венграми. Но это возможно только в случае массовых нападений на них (причем не обязательно со стороны украинских властей или националистов — это могут и обычные банды грабителей). А вот полное взятие края под контроль Будапешта возможно только в результате абсолютного коллапса украинского государства и ясно выраженного пожелания Брюсселя. Сама Венгрия в подобную авантюру не втянется, даже несмотря на искушение получить прямое сухопутное сообщение с Польшей.

А вот Польша в случае коллапса Украины скорее будет ожидать отмашки из Вашингтона. Конечно, Варшава за последние несколько десятилетий подготовила огромное количество людей, которые смогут работать в условной «гуманитарной администрации» — польские вузы за это время окончили более 100 тысяч граждан Украины, — однако вводить её на Галичину и Волынь будет только за чужие деньги.

В отличие от венгров, никакого национального сантимента у поляков нет — компактных поселений польского нацменьшинства на Украине не существует. Из исторических моментов значимым будет разве что эксгумация могил жертв «Волынской резни», которую блокируют киевские власти. Наиболее важным для Варшавы будет получение контроля над остатками украинской экономики, в первую очередь — над Ровенской и Хмельницкой АЭС, электроэнергия которых будет не лишней для восточных регионов Польши. При этом вряд ли польские власти повторят ошибку 1920 года и физически войдут в Киев — то есть какая-то новая «УНР» с ограниченной властью над несколькими областями с высокой вероятностью останется.

И только один сосед Украины имеет к ней реальные территориальные претензии — речь о Румынии, которая готовится к присоединению Черновицкой и части Одесской областей. Просто ныне эта подготовка осуществляется тайно, поскольку к началу 2010-х годов в румынских политических элитах созрел консенсус: они сконцентрировали свои усилия на поглощении Молдавии (без Приднестровья), и в таких условиях решили пока не озвучивать свои претензии к Киеву — одновременно усиливая сеть НПО румынского национального меньшинства на Украине.

При этом процесс выдачи румынских паспортов гражданам Украины идет куда масштабнее и сопровождается куда меньшими скандалами, чем в случае с венгерскими. Стоит также отметить, что Будапешт выдает гражданство по принципу «крови» (то есть людям с венгерскими корнями), а вот Бухарест — по принципу «земли» (любой потомок подданного Королевства Румыния, независимо от этнической принадлежности, может претендовать на паспорт Румынии нынешней). Поэтому, по разным оценкам, в Одесской и Черновицкой областях живёт от 200 до 300 тысяч румынских граждан. Для набора рядовых чиновников новой румынской администрации вполне хватит.

«Майдан», война или социально-экономическая катастрофа? Что может вызвать декомпозицию Украины

Уинстону Черчиллю приписывают изречение о том, что генералы всегда готовятся к прошедшей войне. Однако два «Майдана» на Украине, результатом которых стали государственные перевороты (пусть и осуществлённые в разной форме), привели к тому, что именно к подобной форме смены власти в этой стране готовятся как внутри Украины, так и за её пределами.

Однако в 2014-м Украина была государством с более-менее налаженной системой управления, которая действовала до предательства и бегства президента Виктора Януковича. Но даже после этого подавляющее большинство силовиков присягнули на верность новому режиму и послушно выполняли его распоряжения. Ныне же ситуация в стране совсем иная, и слабость центральной власти ярко продемонстрировал недавний процесс избрания меры пресечения Петру Порошенко.

Кроме того, с 1 января 2022-го в каждой области созданы подразделения территориальной обороны, вооружённые в том числе бронетехникой. Причём формально они подчинены не только Министерству обороны, но и губернаторам, и формируются из местных жителей. Да и количество оружия, вывезенного за почти восемь лет из зоны боевых действий в Донбассе, не стоит недооценивать — ведь за это время там несли службу более 400 тысяч граждан Украины.

Поэтому любые массовые протесты как в Киеве, так и в регионах, рискуют сразу же перерасти в вооружённые. При этом причина протестов — политическая или экономическая — особого значения не иметь не будет. А триггером может послужить всё что угодно: от разгона протестующих силовиками, до отключения отопления и электроэнергии в сильные морозы. Украина, как показали 1918-й, 1941-й и 2014-й годы, очень быстро сваливается в хаос.

И в условиях, к примеру, развала цепочек снабжения губернатор области, где находятся элеваторы с зерном, вполне может запретить его вывоз в соседние регионы. Подобное решение по «принципу домино» очень быстро приведёт к распаду территории Украины на «удельные княжества», на границах которых появятся батальоны теробороны — именно опираясь на подобные подразделения, местные князьки начали гражданскую войну в Югославии. Ведь это так возбуждает: почувствовать себя Наполеоном, заявить, что бог всегда на стороне больших батальонов…

Не ленинопад, а отцеубийство. Развал Украины начался с разрушения памятников
Не ленинопад, а отцеубийство. Развал Украины начался с разрушения памятников
© коллаж Украина.Ру
Правда, в Югославии не было четырёх АЭС и других объектов, которые могут стать причиной техногенной катастрофы. Потому если на территории Украины начнётся «война всех против всех», Брюссель и Вашингтон будут заинтересованы в стабилизации ситуации любой ценой. А поскольку своими гражданами США и «старая Европа» рисковать явно не готовы, особенно после Афганистана, то «стабилизаторами» вполне могут стать войска РФ (под флагом ОДКБ) на Юго-Востоке Украины, а также силовики Польши и стран Прибалтики (под флагом какого-нибудь «Люблинского многоугольника») на Западе страны. Ну и венгры с румынами в интересных им районах. Такое сокращение территории ответственности теперь уже откровенно марионеточного киевского режима позволит ему создать строго охраняемую «зелёную зону» между посольством США и аэродромом в Гостомеле и остаться властью на условной «Киевской Украине».

Но к подобному развитию событий может привести и сценарий «маленькой победоносной войны», который при подстрекательстве Запада продолжают вынашивать в Киеве. Мол, мы всей 120-тысячной группировкой Вооружённых сил и Национальной гвардии Украины в Донбассе обрушимся на корпуса «народной милиции» ДНР/ЛНР. И пока Россия будет взвешивать потери от неизбежных санкций за вмешательство на стороне республик Донбасса, мы выйдем на границу — и всё закончится.

Однако, скорее всего, подобная авантюра закончится выходом российских войск на нынешнюю границу Украины с Приднестровьем, с легализацией этого со стороны Запада постфактум. Да и Харьков вряд ли останется на подконтрольной Киеву территории, о чем сам Владимир Зеленский на днях прямо заявил в интервью американской газете The Washington Post. Да и западные регионы Украины тоже отойдут под контроль «международных сил», как описано выше. Жаль будет только погибших в бессмысленной войне.