Владимир Скачко: кто он
Владимир Скачко: кто он
© https://vesti-ukr.com/
И то, что проспект Бандеры до 2004 года назывался проспектом Красных казаков (а ранее — улицей Красноказачьей) и до 2016 года — Московским проспектом, но потом стал жертвой декоммунизации, сопряженной с украинизацией бандеровского толка. И то, что Куреневский парк был парком имени Михаила Фрунзе. И даже то, что установка креста лидеру запрещенной в России Организации украинских националистов (ОУН), которая тесно сотрудничала с нацистами Адольфа Гитлера в годы Второй мировой войны в качестве карателей и расстрельщиков, прошла сразу после марша 14 октября, посвященного 79-й годовщине создания Украинской повстанческой армии (УПА*). И под эгидой местных властей Киева.

У современной Украины есть две особенности. Первая: нацистов и неонацистов всех мастей и оттенков в ней полно, а вот нацизма нет. Вторая: нацизма нет потому, что власть стесняется официально признавать его своей идеологией, но повестку дня неонацистов выполняет старательно.

При этом первый зампредседателя Подольской райгосадминистрации Сергей Коваленко выступил перед немногочисленными участниками этого действа и патетически изрек: «Сегодня мы выражаем свою безграничную благодарность всем, кто защищает наши границы на Востоке страны, и чтим память тех, кто положил свою жизнь ради независимости и территориальной целостности нашего государства. Этот памятный крест всегда будет напоминать украинцам, какой ценой нам обеспечивается мирную жизнь и суверенность Украины».

А пресс-служба Подольской райгосадминистрации Киева, разумеется, официально прорекламировала это событие как значимое и заметное.

Инициаторами же установки креста выступили запрещенные в России формирования «Правый сектор*», движение «Азов», партии «Национальный корпус», «Братство*», «Свобода» и прочие неонацистские группировки, живущие по принципам «Украина для украинцев», «Украина прежде всего» и «Прочь от Москвы!» Эти мантры они выкрикивали и при установке креста, и на плакатах своих нарисовали, и с ними же по Киеву ходили. Безнаказанно. Разжигая ксенофобию и межнациональную рознь, запрещенные Уголовным кодексом и на Украине.

А так, конечно, нацизма в Украине нет.

Трудно быть убийцей-националистом. О тайной жизни тех, чей праздник отмечают на Украине
Трудно быть убийцей-националистом. О тайной жизни тех, чей праздник отмечают на Украине
© коллаж Украина.Ру
Зато есть и все более и более заметна еще одна, увы, характерная, тенденция — продвижение идей, господствующих в Западной Украине (Галичине и Волыни), на территорию остальной страны. И касается это не только национализма, перерастающего в неонацизм бандеровского типа, но и тамошней церкви — Украинской грекокатолической (УГКЦ), в народе именуемой «униатской» и образованной в Речи Посполитой в 1596 году после Брестской унии между православными иерархами Митрополии Киевской и всея Руси Константинопольского патриархата и Католической церковью.

Поляки десятилетиями насаждали эту церковь в Украине огнем и мечом, а православные за сопротивление окатоличиванию и даже униатству платили кровью и страданиями.

И вот в эти выходные тот же самый киевский чиновник Павленко радостно и бездумно сообщил, что крест Бандеры в Киеве — это первый памятник лидеру ОУН-УПА*, установленный к востоку от Житомира.

Киев пал. Униаты Бандеры на марше

Характерно и то, что бандеризация киевской топонимики так показательно продолжилась в год 10-летия открытия в Киеве на левом берегу Днепра Собора Воскресения Христова — главного собора Католикоса УГКЦ. Его униаты еще именуют и «Патриаршим собором», так как давно и пока безуспешно требуют у Папы Римского представления главе своей церкви (католикосу) статуса патриарха.

Этот собор знаменит не только тем, что он — один из самых высоких (высота купола с крестом — 64 метра) и второй по занимаемой площади (3206,1 кв. м) в Киеве. Это первый униатский храм на Левобережной Украине.

До 27 октября 2002 года, когда состоялось освящение краеугольного камня будущего собора, униаты никогда не строили и свои храмы на Левобережье. Даже во время гитлеровской оккупации Киева и Украины униаты не лезли не на свою территорию. Несмотря даже на то, УГКЦ была главной церковью и для большинства боевиков и бойцов и ОУН-УПА*, и дивизии СС «Галичина»*. Существовал как бы некий негласный исторический договор, который неукоснительно соблюдался до тех пор, пока Украина не заявила о своем курсе на евроинтеграцию.

Диктатура и неонацизм: в Европарламенте прошли слушания по правам человека на Украине
Диктатура и неонацизм: в Европарламенте прошли слушания по правам человека на Украине
© РИА Новости, Алексей Витвицкий / Перейти в фотобанк
Первым слабину дал второй президент Украины Леонид Кучма — так ему хотелось отмыться от «кольчугагейта», отмыться от обвинений в убийстве журналиста Гии Гонгадзе и понравиться Западу. И тогдашний предводитель УГКЦ Любомир Гузар ему это обещал. А плодом компромисса стало то, что Гузар и получил право строить храм на чужой канонической территории.

Уже при «оранжевом президенте» Викторе Ющенко, менее чем через три года, 21 августа 2005 года на территории указанного собора состоялась торжественная церемония перенесения престола Верховного архиепископа УГКЦ из Львова в Киев. А в январе 2006 года в подвальной части собора было проведено первое Богослужение в праздник Богоявления Господня.

При следующем же президенте Викторе Януковиче, тоже выбравшем «европейское лоно» ориентиром своей работы, собор был открыт 27 марта 2011 года интронизацией некоего Святослава Шевчука, избранного Верховным архиепископом УГКЦ вместо ушедшего на покой Гузара, который и был в 2017 году похоронен в крипте собора.

Киев пал. Униаты Бандеры на марше

Но, как указал киевский журналист Дмитрий Скворцов, если при Ющенко Гузар в 2005 году заявлял права лишь на Киев, куда «возвратилась традиционная резиденцию Отца и Главы УГКЦ», чтобы «Божий свет и Божья сила снова засияли на Киевских горах», то сейчас, после госпереворота 2014 года, униаты мыслят масштабнее. Почти по-гитлеровски — «Дранг нах Остен»! («вперед на восток»).

При новом главе УГКЦ Шевчуке эта церковь двинулась дальше на восток и дошла до «окормления» воинов АТО/ООС и прочих карателей из неонацистских добробатов, послав туда военных пасторов и полковых священников.

Но и это еще не все. В США, куда глава УГКЦ Шевчук отправился с «архипастырским визитом» в 2018 году, он обратился к спонсорам и вдохновителям переформатирования Украины в «Анти-Россию» и заявил: «Такого стремительного развития нашей Церкви, как за последние 5 лет, мы не видели, пожалуй, с момента выхода УГКЦ из подполья в начале 1990-х годов: теперь, пожалуй, нет ни одного крупного города на Украине, где не строилась бы УГКЦ… Если вы хотите увидеть, где куется будущее нашей Церкви и будущее Украины; если рассуждаете, где лучше помочь Церкви в Украине, думайте о Востоке Украины, Киеве и о наших братьях и сестрах, которые там».

В принципе, о задаче УГКЦ лучше и не скажешь — ее священники должны завоевать восток Украины и тотально вытеснить оттуда Украинскую православную церковь Московского патриархата (УПЦ МП). Духовно — они, физически — боевики из неонацистских организаций и структур под знаком Бандеры.

И Киев, как видим, под этим мощным и двойным, целенаправленным и системно скоординированным напором уже пал.

* Организации запрещены в РФ