В 1936 году представители Организации украинских националистов выпустили марку, на которой была изображена «Зеленая Украина» — территория советского Дальнего Востока, где проживали многочисленные потомки украинских переселенцев. Она была известна в те годы под неформальным названием Зеленый Клин, или Закитайщина. И хотя националисты никогда не бывали на берегах Амура, за исключением сосланного на спецпоселение Ивана Багряного-Лозовяги, образы экзотических лесов, где произрастает женьшень и живут огромные тигры, будоражили их воображение, разжигая территориальные аппетиты.

«Кунашир наш». Как украинцы помогли победить Японию и освободили Курильские острова

Оуновцы всерьез считали эти земли своими, несмотря на то что дальневосточные украинцы поддерживали в ходе Гражданской войны местных большевиков, и никогда не питали симпатий к последователям Петлюры и Коновальца. Причем, судя по этой карте заметно, что националисты претендовали на территорию Хабаровского и Приморского краев и даже относили к Украине Северный Сахалин, милостиво уступая южную часть острова Японской империи. Да и то потому, что японцы являлись союзниками германских нацистов, которые выступали основными спонсорами украинских ультраправых.

Эта старая карта выглядит сейчас чем-то вроде исторического курьеза. Однако по иронии судьбы украинцы действительно внесли значительный вклад в историю нынешней Сахалинской области — всего через несколько лет после выхода националистической марки. А память об этих людях с украинскими фамилиями и корнями недавно была увековечена в названиях островов, разбросанных в водах Тихого океана. Хотя об этом предпочитают не вспоминать в современной «Зеленой Украине» эпохи президента Зеленского

«Закитайщина». Как живут украинцы Дальневосточной Сечи
«Закитайщина». Как живут украинцы Дальневосточной Сечи
© gorlica.org

Среди них — Алексей Гнечко, выходец из крестьянской семьи на Харьковщине, бывший шахтер, который служил в Красной Армии с 1918 года. Во время Второй мировой войны он занимал должность командира Камчатского оборонительного района, обеспечивая безопасность американских поставок по ленд-лизу. Современники шутливо сравнивали его с Василием Завойко — знаменитым мореплавателем родом из Полтавской губернии, который стал первым военным губернатором Камчатки и прославился после обороны Петропавловска, отразив атаку англо-французской эскадры.

Именно Гнечко осуществлял командование Курильской десантной операцией в августе 1945 года. Под руководством этого украинского военачальника красноармейцы взяли под свой контроль все острова Курильского архипелага на протяжении более тысячи километров. Среди героев войны на Дальнем Востоке тоже хватало выходцев из Украины — достаточно вспомнить имя Антона Буюклы, старшего сержанта из Запорожской области, который прикрыл своим телом амбразуру сахалинского дота, повторяя подвиг Александра Матросова.

«Кунашир наш». Как украинцы помогли победить Японию и освободили Курильские острова

Советские солдаты сломили оборону мощного японского укрепрайона на острове Шумшу, о котором писал впоследствии работавший в этих местах военный переводчик Аркадий Стругацкий. Деморализованные японские гарнизоны быстро капитулировали, а генерал-майор Алексей Гнечко удостоился звезды Героя Советского Союза «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с японскими милитаристами и проявленные при этом отвагу и геройство». После чего его направили руководить советскими военспецами в Китае, помогая наступающим коммунистам Мао Цзедуна.

Не менее легендарной личностью являлся генерал-лейтенант Кузьма Деревянко. Он появился на свет на территории современной Черкасской области Украины, попал в ссылку вместе с осужденным за революционную деятельность отцом, работал каменщиком и пахарем. Еще в двадцатые годы, обучаясь в Киевской школе червонных старшин, Деревянко выучил английский и японский, а в тридцатых годах боролся против фашизма в Испании. После Мадрида и Барселоны его направили на помощь китайцам, которые оказывали вооруженное сопротивление японским войскам. А затем послали командовать военным спецназом в снегах Финляндии. 

«Украинская» Камчатка: Дальний Восток и близкие судьбы
«Украинская» Камчатка: Дальний Восток и близкие судьбы
© РИА Новости, Александр Пирагис / Перейти в фотобанк

Деревянко прошел всю Великую Отечественную войну — от Днепра и Курска до Вены и Будапешта, а после победы над Германией его назначили представителем Главного командования советских войск на Дальнем Востоке, при штабе Верховного командующего союзными войсками на Тихом океане генерала Макартура. Причем в этом качестве он подписал от имени Советского Союза Акт капитуляции Японии, поставив финальную точку во Второй мировой войне.

«Кунашир наш». Как украинцы помогли победить Японию и освободили Курильские острова

Больше того, в те же дни Кузьма Деревянко лично посетил японские города Хиросима и Нагасаки, уничтоженные ядерной бомбардировкой американцев. Он составил детальный отчет о поражающих факторах нового разрушительного оружия, приложив к нему множество собственных фотографий, и лично представил его Сталину на докладе 5 октября 1945 года. Считается, что этот обстоятельный рассказ, основанный на личных впечатлениях и наблюдениях офицера, сыграл немаловажную роль в активизации ядерной программы СССР.

«Сталин попросил меня доложить о положении в послевоенной Японии в общих чертах и подробнее осветить вопросы отношения японцев к союзникам, состоянии вооружённых сил Японии, особенно её военно-морского флота. Когда доклад был закончен, Сталин поинтересовался последствиями взрывов атомных бомб, сброшенных американцами на японские города. К ответу я был готов, поскольку видел всё своими глазами. Передал и альбом своих фотографий, на которых были запечатлены разрушения… На следующий день мне сообщили, что доклад в Политбюро одобрен и что моя работа в Японии получила положительную оценку», — вспоминал об этом сам Деревянко.

Вернувшись в Токио, он установил связи с местными коммунистами и продвигал программу радикальной земельной реформы, требуя разделить между крестьянами земли японских помещиков-самураев. Однако эти планы были сорваны американской оккупационной администрацией. А сам генерал Кузьма Деревянко скончался от последствий облучения, полученного во время посещения радиоактивных руин. Незадолго до своей смерти, уже тяжело больной, он посетил родное украинское село. А улетая на лечение в Москву, попросил летчика санитарного самолета сделать над ним прощальный круг.

«Кунашир наш». Как украинцы помогли победить Японию и освободили Курильские острова

Имена этих выдающихся украинцев были увековечены в топонимике Малой Курильской гряды — в 2017 году на мировой географической карте появился остров Алексея Гнечко вместе с островом Кузьмы Деревянко, — которому, к слову, присвоили в 2007 году звание Героя Украины. Однако времена уже изменились, и современные украинские власти вычеркивают таких людей с карты исторической памяти. Несмотря на то, что победа над Японией привела к новой волне украинского переселения на Дальний Восток, который в какой-то степени действительно стал «украинским» — правда, не в том смысле, который вкладывали в это националисты-оуновцы.

Начиная с сороковых годов прошлого века украинские рабочие и крестьяне, медики и учителя массово переезжали на территорию Сахалинской области. Сюда ехали по распределению в училищах и институтах, по комсомольским и профсоюзным путевкам, да и по собственному желанию — потому что дальневосточные просторы открывали широкие возможности и социальные лифты, которые позволяли делать карьеру быстрее, чем на материке.  

«Кунашир наш». Как украинцы помогли победить Японию и освободили Курильские острова

Переселенцы селились на островах Курильской гряды, под сенью вулкана Богдана Хмельницкого — как стала называться после победы над Японией одна из крупнейших огнедышащих гор острова Итуруп. Они осваивали навыки ловли лосося, краба и гребешка, учились правильно вести себя с многочисленными медведями, спасаться на холмах от цунами, избегать ядовитой лианы ипритки. И большая часть этих людей навсегда обосновалась на своей новой родине — так что украинцы до сих пор являются в регионе второй по численности общиной.

Киевляне на Байкале. Долгая дорога украинцев в Сибири
Киевляне на Байкале. Долгая дорога украинцев в Сибири
© CC0, Pixabay

Украинское влияние ощущается даже в диалекте русскоязычных курильцев — к примеру, они называют частые здесь землетрясения характерным словом «землетрус». Музеи Сахалина и Кунашира полны украинских вышиванок и фарфоровых статуэток с героями Гоголя и Шевченко. Но главное — представители неформального украинского землячества поныне играют серьезную роль в общественной жизни Курильских островов. А переселение на острова продолжается, потому что украинские заробитчане по-прежнему добираются до Тихого океана, в поисках работы и лучшей жизни. Причем после Евромайдана их количество ощутимо растет. 

«Кунашир наш». Как украинцы помогли победить Японию и освободили Курильские острова

Достаточно сказать, что Южно-Курильский городской округ годами возглавлял уроженец Ровенской области Василий Соломко, который оставил эту должность на фоне обвинений в коррупции. Недоброжелатели обвиняли его в создании «украинской мафии на Кунашире», но никто не оспаривает тот факт, что южно-курильские украинцы вносят свой важный вклад в социальное развитие региона.

Мы даже пообщались на украинском с распорядительницей кунаширского Дома Дружбы — специализированного хостела для безвизовых японских туристов. Причем, это учреждение расположено на улице того самого генерала Гнечко, который когда-то помог сделать остров Кунашир советским. Открывая его этим для украинцев.