В последнее время у нее были сильные головные боли. Ходила к врачам. Ей выписывали лекарства. Боли отступали, потом возвращались снова. Ей по-хорошему пройти бы серьезное обследование, но все некогда — ежедневная работа военкора.

Катя после инсульта несколько дней находилась в коме. Врачи больницы имени Калинина все это время пытались ее спасти, но увы…

Катя Катина умерла совсем молодой. Ей было только 35 лет… Ей бы жить еще и жить, выйти замуж, нарожать детей… Ее, как и многих других, убила война в Донбассе. Полтому что война не только ранит и убивает в окопах, она живет в наших сердцах…

С Катей мы познакомились только в прошлом, 2020-м, году в Донецке, когда я приезжал на интеграционный форум «Русский Донбасс». Она и ее парень Станислав, бывший ополченец, тоже журналист, сделали со мной небольшое интервью для информационного агентства News-Front. Так и познакомились.

Катерина Катина: ДНР — островок спокойствия в хаосе коронавирусной инфекции - видео
Катерина Катина: ДНР — островок спокойствия в хаосе коронавирусной инфекции - видео
©

Когда в конце зимы в московском издательстве «Книжный мир» вышла небольшая книга ее воспоминаний о войне в Донбассе «Рыжая с камерой», я предложил ей подготовить и провести презентацию в Москве, в книжной лавке «Листва» на Чистых прудах, где торгуют интеллектуальной литературой. Для меня было честью и обязанностью помочь ей. Она с радостью согласилась.

Пришли ее друзья — ополченцы и ополченки, военкоры, среди которых был Дмитрий Стешин. Я пригласил своих друзей из русской патриотической тусовки: фактического руководителя клуба «Добрые русские люди» Виталия Шмаленюка, главу общественной организации «Русские демократы» Сергея Григорова, историка и журналиста Александра Васильева. Оказалось, что зять моего коллеги, донецко-московского журналиста Руслана Мармазова, по имени Евгений — одноклассник Кати. Он тоже пришел и хорошо выступил.

Пришла на презентацию и боевая подруга Кати — позывной Клеопатра. Она во время интенсивных боевых действий возглавляла медицинскую службу в одном из донецких подразделений. Катя в своей книге не без юмора рассказала одну историю.

Когда однажды начался обстрел позиций украинской артиллерией, Клеопатра, вместо того чтобы бежать в укрытие, стала быстро переодеваться в красивое белье. Даже своему охраннику не позволила себя утащить из зоны обстрела. Она хотела, если уж придется погибнуть, то только в красивом женском белье. Не могла допустить, чтобы, когда в морге будут осматривать ее мертвое тело, кто-то обратил бы внимание, что белье на ней не очень… Женщина остается женщиной даже на войне.

Я на презентации, перед тем как дать слово Клеопатре, пересказал эту историю из книги Кати, спросив, в каком она белье сейчас. Мы все громко и долго смеялись. Презентация тогда удалась на славу.

Сама Катя была очень необычным человеком. Сразу бросалась в глаза ее огненно-рыжая копна волос, которые она могла не собирать в пучок, когда выходила на позиции со своей камерой. Ее многие ополченцы так и прозвали  — Рыжая с камерой.

Кстати, она одновременно делала, если так можно выразиться, карьеру военкора и фотомодели. Если посмотреть ее аккаунт «ВКонтакте», то там фронтовые фотографии, где она в камуфляже, перемежаются с фотомодельными снимками, где она в красивых платьях и купальниках. Она хотела и любила быть красивой.

Катя закончила Донецкий университет. Была английским филологом.

Хотя и была уроженкой Донецка, у нее совершенно не было нашего тяжелого южнорусского акцента. Я пару раз обратил на это ее внимание. Она мне на это ответила: а чего ты удивляешься, я же филолог, я должна правильно говорить.

Она была человеком, как говорили раньше, с активной жизненной позицией. Когда начался евромайдан, она постоянно ходила спорить с донецкими майдановцами на площадь Ленина. Она мне рассказывала, что тогда в ноябре или декабре 2013 года, еще задолго до Русской весны, увидела там Дениса Пушилина, бурно спорящего с евромайдановцами.

Активно участвовала в Русской весне.

Вместе с местными русскими патриотами захватывала Донецкую ОГА и дежурила в ней по ночам, готовясь вместе со всеми к штурму. Во время активных боевых действий стала военкором, не раз попадала под обстрелы украинской артиллерии.

На войне у Кати случилась трагедия: при не до конца понятных обстоятельствах погиб ее жених — позывной Скрипач (он сам был родом из Одессы). Это, конечно, здоровья ей не добавило.

Хотя Катя умерла от инсульта, ее, конечно же, убила война в Донбассе. Точно так же, как она убила и моего отца, которого я похоронил месяц назад. У него, человека с пониженным давлением, в 2015 году на фоне всех военных переживаний — два раза он попал под обстрел в Донецке и все время во время войны находился в городе — случился инсульт, после которого он всё слабел и слабел…
Забудем и простим мы Украине эти смерти? Конечно, нет.

Катюша, спи спокойно! Ты навсегда останешься в нашей памяти.