Поскольку многие СМИ давали прежде всего цитаты критические, начнём с других.

В чем поддержали Киев

Непотопляемый «Миротворец». Почему украинская власть игнорирует резолюцию Европарламента
Непотопляемый «Миротворец». Почему украинская власть игнорирует резолюцию Европарламента
© Facebook, Myrotvorets News
Поддержка касается прежде всего политики в Донбассе. Приведу с краткими комментариями только главные и новые тезисы, опустив уже привычные выражения о российской агрессии и оккупации, а также призывы к введению миротворцев ООН и к подготовке к новым санкциям против России, если та «не выполнит своих обязательств по Минскому протоколу».

Так, Европарламент «повторяет, что как было согласовано в Минске и в так называемой формуле Штайнмайера, местные выборы в оккупированных частях восточной Украины должны проводиться в соответствии с украинским законодательством и под контролем ОБСЕ».

То есть, по мнению ЕП в Минских соглашениях и формуле Штайнмайера неподконтрольные Киеву территории Донбасса именуются оккупированными. Но нет там такого прилагательного, зато в Комплексе мер говорится о согласовании закона о выборах в контактной группе, а смысл формулы Штайнмайера не в условиях выборов, а в процедуре предоставления особого статуса на основе их признания. Но о статусе и согласовании в резолюции ничего нет.

Также Европарламент «призывает к освобождению всех украинских политзаключенных и военнопленных в России, Крыму и частях Донбасса, неподконтрольных правительству Украины; выражает озабоченность по поводу принудительного включения граждан России подозреваемых в причастности к крушению рейса Malaysian Airlines MH17 в обмен удерживаемых между Украиной и Россией». Вообще-то призыв к одностороннему освобождению — это фактически отрицание пункта Минских соглашений об обмене удерживаемыми лицами.

А Европейскую службу внешних действий ЕП призывает «играть более активную роль в мирном разрешении продолжающейся войны в восточной Украине, в том числе в формате «Нормандской четверки»; рекомендует рассмотреть назначение спецпредставителя ЕС по Крыму и Донбассу». Это поддержка идеи Киева по расширению «нормандской четверки».

Далее: «Осуждает Российскую Федерацию за поселение российских граждан в оккупированном Крыму и на территории Донецка и Луганска (имеется в виду не города, а ДНР и ЛНР. — Авт.), нарушив тем самым баланс между обладателями российских паспортов и украинцами». Вообще-то даже украинские СМИ, склонные делать слонов из несуществующих мух, не писали о переселении россиян в Донбасс.

Касательно Крыма Европарламент призывает органы ЕС и страны-члены «предоставить всю необходимую поддержку созданию Крымской международной платформы. Напоминает, что согласно международному гуманитарному праву, Российская Федерация как оккупирующее государство несет полную ответственность за удовлетворение потребностей населения временно оккупированного Крымского полуострова, включая его водоснабжение».

А ведь можно было после этих слов написать, что, раз Украина считает крымчан своими гражданами, то она «должна» (или хотя бы «может», «вправе») помочь им с водоснабжением. Но принята формулировка, которая однозначно поддерживает Киев в водной блокаде.

Украина подталкивает ЕС к разрыву отношений с Россией
Украина подталкивает ЕС к разрыву отношений с Россией
© МИД РФ | Перейти в фотобанк
И наконец главное, что касается Донбасса. Европарламент «приветствует отказ от плана включения поддерживаемых Россией сепаратистов в качестве участник переговоров Трехсторонней контактной группы; выражает сожаление по поводу комментариев высокопоставленных членов украинской делегации в Трехсторонней контактной группе, отрицающих военное участие России в конфликте на Донбассе».

Именно из-за этих формулировок никак нельзя согласиться с мнением украинского издания «Страна» о том, что «в целом позиция ЕП по ситуации на Донбассе остается без изменений». Нет она явно ужесточается.

Ведь впервые публично приветствуются действия Киева, противоречащие Минским соглашениям, и осуждается позиция единственного представителя партии мира в контактной группе Витольда Фокина, уволенного почти полгода назад. За такими словами не просто поддержка Зеленского. Думаю, Европарламент не изжил параноидальных страхов по поводу тайной пророссийскости Зеленского, а потому боится, что Украина пойдет на уступки, то есть будет выполнять Минские соглашения, для чего публично устанавливает красные линии. При Порошенко необходимости в такой установке не было, ибо было ясно, что за черту он не перейдет.

За что ругали Киев

С другой стороны, в резолюции ведь есть вещи, которые кажутся явно позитивными. Это например:

— критика отмены местных выборов на подконтрольном Донбассе «без четкого обоснования этого решения военно-гражданской администрацией»;

— констатация отсутствия прогресса в уголовном расследовании «серьезных нарушений прав человека, предположительно, совершенных военнослужащими украинских Вооруженных сил».

Ну а прежде всего это позиция относительно СМИ. Так, ЕП

— озабочен планами передать Нацсовету «новые и обширные полномочия, которые могут повлиять на свободу СМИ и содержание контента в СМИ»;

— отмечает, что законопроект «О медиа» «может привести к широкому государственному вмешательству в медиаконтент и журналистскую деятельность за счет наступления на свободу СМИ и не будет эффективным средством противодействия дезинформации»;

— призывает «положить конец политически мотивированным преследованиям медиаканалов, включая отзыв лицензий, и обеспечить защиту местных журналистов, лиц, формирующих общественное мнение, и оппонентов власти от преследований и запугивания».

Эскалация хаоса. Хроники пикирующего перемирия
Эскалация хаоса. Хроники пикирующего перемирия
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк
Этот пункт часто связывают с недавним закрытием трех телеканалов, однако он присутствовал в проекте резолюции изначально. Фактической реакцией можно считать дополнение раздела про СМИ уже в ходе принятия поправок пунктом, где Европарламент «сожалеет о том, что политический климат в стране ухудшился, когда запугивание, язык вражды и политическое давление широко используется в политических целях; настоятельно призывает власти решительно осудить и запретить деятельность экстремистских и разжигающих ненависть групп и веб-сайтов, таких как «Миротворец»».

Похоже, что ЕП, не решившись осудить беспрецедентное для Европы закрытие телеканалов, ведь это «каналы Медведчука», решил компенсировать это озабоченностью по поводу «Миротворца» и радикалов, правда, не упомянув, что они разделяют националистическую идеологию.

Наконец, Европарламент в ряде пунктов призывает соблюдать права меньшинств, в частности, следовать решению Венецианской комиссии по языковому законодательству. Хотя требования этой комиссии явно недостаточны, ясно что, если Киев им последует, хуже не будет. А вот прямых ссылок на Европейскую языковую хартию в резолюции нет, есть лишь призыв соблюдать международные обязательства в защите меньшинств.

Наконец ЕП «призывает предоставить уполномоченному по защите государственного языка или любому иному институту учрежденному с той же целью полномочия по контролю за соблюдением правовых положений об использовании языков меньшинств и коренных народов».

Можно посмеяться над идеей дать Тарасу Кременю полномочия защищать русский, венгерский и другие языки Украины. Но поскольку жанр резолюций не предполагает юмор, допустим, что налицо просто наивность европарламентариев.

Что важнее

Но как определить, что в резолюции перевешивает? Неверным будет сопоставлять, какой текст в документе больше по объему — позитивный или негативный для Украины.

Главное заключается в том, что ЕП полностью поддерживает политику Киева по Донбассу. Следовательно, поддерживает продолжение войны. Правда, он желает, чтобы Украина воевала по предложенным им правилам, да и вообще жила во время конфликта по этим правилам. Но такое требование означает, что кажущуюся позитивной часть резолюции Украина выполнить всё равно не сможет. Ведь те вещи, которые евродепутаты осуждают, в частности, в сфере СМИ, порождены прежде всего желанием Киева продолжать ту же политику в Донбассе. Ведь раз Украина считает, что идет война, то логично вводить некий эквивалент военной цензуры, которая на практике распространяется как раз на СМИ, транслирующие именно те идеи, против которых выступает Европарламент. Кроме того, и цензура, и языковая политика — это для Киева продолжение донбасской войны только другими средствами — раз не можем победить русский мир в Донбассе военным путем, значит, надо хоть задавить его на подконтрольной территории другим способом.

В истории хорошо известны попытки сильной стороны побудить своих союзников вести себя по правилам. Так, во время Второй мировой войны итальянские фашисты и германские нацисты возмущались зверствами своих союзников хорватских усташей. Об этом, например, с первых дней оккупации Югославии сообщал своему верховному командованию полномочный представитель вермахта в марионеточном хорватском государстве генерал Эдмунд Гляйзе-Хорстенау. И ничего, конечно, не изменилось.

Да, вес Европарламента в Западном мире побольше, чем Гляйзе-Хорстенау в нацистской Германии.

Но всё же если есть в резолюции Европарламента и положительные моменты, то не стоит ли их как-то использовать, как делают, например, издание «Страна» или Елена Лукаш, акцентируя критику власти в этой резолюции?

Да, положение слабой стороны, какой является украинская оппозиция, объективно требует гибкости и маневрирования. И в связи с этим нужно ещё раз обратиться к опыту Второй мировой в Югославии, процитировав замечательную книгу Алексея Тимофеева «Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии»:

Кость Бондаренко: Противники Зеленского давят на «слуг народа» через лоббистов в Европарламенте
Кость Бондаренко: Противники Зеленского давят на «слуг народа» через лоббистов в Европарламенте
© РИА Новости, Нина Зотина
«В 1942-1944 гг. имели место регулярные контакты между руководством партизан и немецкими властями в Боснии и Хорватии. Проходили встречи представителей вермахта и СС в Хорватии с эмиссарами Тито, лидерами партизанского движения. При этом представители КПЮ получали от немцев легальные документы и свободно посещали Загреб, а представители абвера и СС — партизанские документы для беспрепятственного проезда по занятой партизанами территории. Немцы соглашались на обмен военнопленных, на признание партизан «воюющей стороной», поставляли партизанам ряд важных медикаментов (для прививок от тифа, бешенства, столбняка и дефицитный в то время антибактериальный препарат — пронтозил). В обмен партизаны заключали одиночные соглашения локального характера о временном прекращении диверсий и враждебных действий против немцев. Для переговоров с ноября 1943 г. по январь 1945 г. действовала признававшаяся и партизанами, и немцами нейтральная зона — Писаровина (25 км от Загреба)».

Теперь четыре замечания по поводу, как этот малоизвестный опыт соотносится с нашей ситуацией.

1. Не обсуждая описанные компромиссы югославских партизан и их командующего Иосипа Броз Тито, не нужно забывать, что он в итоге оказался победителем не благодаря таким компромиссам и не благодаря собственным военным талантам, а потому что Германия и ее союзники проиграли на более важных театрах Второй мировой.

2. По своему стратегическому мышлению и пониманию, какой компромисс допустим в конкретной ситуации, маршал Тито находится несравненно выше любых деятелей украинской оппозиции.

3. Партизаны, даже получившие немецкие лекарства, прекрасно понимали, что немцы — враги. И тот факт, что эти враги в какие-то моменты оказывались второстепенными по сравнению с хорватскими усташами, не менял дела.

4. Давать партизанам немецкий пронтозил (красный стептоцид) означало возвращение в строй раненых и больных бойцов НОАЮ. А выбирать критические к Киеву цитаты резолюции Европарламента, затушевывая поддержку войны в том же документе, — это давать обществу галлюциноген, помогающий поддерживать распространенную в 2014 иллюзию, что «Европа прозревает» насчет киевской власти.