Приказано забыть: почему в Минске не расследуют гибель Александра Тарайковского
Приказано забыть: почему в Минске не расследуют гибель Александра Тарайковского
© AP, Mstyslav Chernov, File
Проверить утверждение авторов расследования о том, что убийцей Александра Тарайковского является боец спецподразделения МВД «Алмаз» Никита Коровин 1993 года рождения, мы не можем, ибо оно основано, как сказано, на «отдельной аналитической и оперативной работе… раскрытие деталей которой в настоящее время не представляется возможным». То есть анализировать нечего.

Можно проанализировать другое утверждение в расследовании: «Оружием, из которого был убит Александр Тарайковский, является карабин Сайга-12К, разработанный на базе автомата Калашникова. Данный карабин состоит на вооружении СПБТ (Специального подразделения по борьбе с терроризмом. — Авт.) «Алмаз». Это подтверждают и другие видео, на которых в ходе расследования удалось отследить данного бойца».

У нас, как анализировавших ранее и протесты 9–11 августа в Минске, и обстоятельства гибели Тарайковского, утверждение по поводу «Сайги» вызывает большие сомнения, и вот почему.

Во-первых, на видеозаписях из-за расстояния, на которых они сделаны, и темноты (напомню, события происходили в начале двенадцатого часа ночи 9 августа) практически невозможно рассмотреть, какое оружие держат в руках спецназовцы.

Во-вторых, по поводу конкретно «Сайги».

Видеозапись, опубликованная «Белорусским народным трибуналом» в подтверждение того, что «данный карабин состоит на вооружении СПБТ «Алмаз», демонстрирует лишь два примера использования «Сайги». Первый — в ходе неких соревнований, второй — в ходе протестов, когда «Сайга» направляется на людей из окна микроавтобуса.

На первой фотографии у бойца в зеленой камуфлированной форме, похожей на ту, что принята в «Алмазе» и других подразделениях белорусского спецназа, видна хорошо узнаваемая гладкоствольная «Сайга-12К» (12 означает 12-й калибр, К — «короткоствольная») в исполнении 10, в самом дешевом базовом варианте с деревянным складным прикладом и пластиковым черным цевьем, разве что на ствол надета автоматная мушка (такие продаются отдельно).

К слову, даже среди заводских версий есть более компактные (с длиной ствола 330 мм вместо 430 мм у исполнения 10) и тюнингованные версии «Сайги-12К», имеющие уже и складной «рамочный» приклад с амортизатором, и планку Пикатинни для крепления прицела, и пламегаситель, и т.д.

Стоит уточнить также, что «Алмаз» часто принимает участие в турнирах по практической стрельбе, например, на известном полигоне в Песочном (Ленинградская область), соревнуясь там с российскими ОМОНом и СОБРом из разных регионов, спецназом УФСИН «Тайфун» и т.д. «Сайга» на таких соревнованиях входит в арсенал используемого оружия (ибо на вооружение российского МВД «Сайга» принята еще в 2006 году), но это не значит, что она входит в штатный арсенал «Алмаза».

Белорусские реалии: из какого же оружия застрелили Александра Тарайковского?

Во втором случае мы видим все ту же (судя по цевью) «Сайгу-12К» в исполнении 10, и даже с такой же автоматной мушкой. Но нельзя сказать с уверенностью, что речь идет об «Алмазе», поскольку съемка не показывает того, кто держит «Сайгу». Непонятно и то, в какой день была сделана съемка, тем более, судя по одежде людей, на дворе уже осень.

Стоит отметить, что 23 сентября в Минске в ходе воскресного марша оппозиции был заснят боец МВД в черной форме и балаклаве с «Сайгой» в руках, идущий как раз по направлению от микроавтобуса. Еще двух сотрудников МВД в черной униформе и балаклавах с «Сайгами» точно такой же модели в руках запечатлели фотографы на марше оппозиции 27 сентября в Гомеле.

Черную форму носит только ОМОН, у «Алмаза» форма зеленая камуфлированная, не говоря уж о наличии сложной защитной амуниции, включающей в том числе шлем со специальными креплениями для навесного оборудования. Кстати, на фотографиях из Гомеля видны и ОМОНовские нашивки у силовиков с «Сайгами».

Первая жертва «дружинников». Кто и как убил в Минске Романа Бондаренко
Первая жертва «дружинников». Кто и как убил в Минске Романа Бондаренко
© РИА Новости, Виктор Толочко / Перейти в фотобанк
Логичнее было бы изучить имеющиеся в распоряжении журналистов фотографии, запечатлевшие вечером 10 августа бойцов спецназа МВД и КГБ на улицах Минска.

На одной из фотографий мы видим слева спецназовца с автоматом АКС-74У. Это именно автомат Калашникова калибра 5,45 мм со складным «рамочным» прикладом, а не «Сайга-12К», потому что у последней такой приклад присутствует в заводской версии лишь в исполнении 033, у которого при этом ствол заметно короче, чем у оружия в руках спецназовца. Такие же приклады есть у других ружей, выпускаемых Ижевским машиностроительным заводом (Ижмаш) под патроны другого калибра — T9 Paradox под патрон 345Т (но у этого ружья совсем иные очертания в целом) и «Сайги-410» под патрон 0.410.

Белорусские реалии: из какого же оружия застрелили Александра Тарайковского?

T9 Paradox очень сильно отличается по очертаниям в целом, так что его можно сразу отбросить. «Сайга-410» в исполнении 02 внешне похожа на оружие на фотографии, но патрон 0.410 мелкокалиберный и самый маломощный среди существующих, так что употребляется только для спортивно-тренировочной стрельбы или охоты на мелких животных. Убить из ружья такого калибра человека очень сложно, выбить дверь — практически невозможно, так что для спецназа такое ружье просто бесполезно.

Добавим к тому же, что неизвестно, находятся ли вообще на вооружении белорусского МВД модели «Сайги», отличные от 12К в базовом исполнении. Теоретически можно допустить, что такую «Сайгу» подвергли тюнингу, поменяв приклад, цевье и прочее. Теоретически можно сделать ружье максимально похожим внешне на автомат. Но зачем нужно такое дорогостоящее (а качественный тюнинг удорожает стоимость оружия в разы), но при этом все равно гладкоствольное ружье, если бойцы спецназа имеют доступ и к нарезному оружию, и к гранатометам, и к мощным гладкоствольным помповым ружьям итальянской фирмы Benelli, заслужившей авторитет во всем мире?

Анализируя фотографии бойцов белорусского спецназа, находившихся вечером 10 августа в центре Минска, мы обратили внимание еще на одну модель оружия. Похожее на автомат Калашникова, с навесным тактическим фонарем и каким-то сложным прицелом, которое держит, запрокинув вверх, один из бойцов, оружие могло быть с карабином специальным 18,5 КС-К, входящим в состав специального стрелкового комплекса ССК-18,5. Цифры 18,5 означают диаметр канала ствола в миллиметрах, который соответствует 12-му калибру.

Данный комплекс был разработан тем же Ижмашем на основе «Сайги» (но, строго говоря, к данному семейству ружей не относится) для спецназа МВД России и начал поступать на его вооружение в 2009 — 2010 годах.

Белорусские реалии: из какого же оружия застрелили Александра Тарайковского?

Формально карабин специальный 18,5 КС-К является гладкоствольным, но за счет сверловки Ланкастера (по мере приближения к выходу из ствола его диаметр уменьшается) по кучности и дальности стрельбы он приближается к нарезному оружию.

Собственно, отсутствие нарезов и является сдерживающим фактором для применения «Сайги» спецназом, — она пригодна для точной стрельбы лишь на очень малом расстоянии, как правило, ее применяют лишь для вышибания дверей и т.п.

Оппозиционное СМИ опубликовало еще одно видео вероятного момента гибели протестующего в Минске
Оппозиционное СМИ опубликовало еще одно видео вероятного момента гибели протестующего в Минске
© Sputnik / Перейти в фотобанк
Но это лишь предположение, основанное на внешнем сходстве оружия белорусского спецназовца с 18,5 КС-К в той комплектации, которую неоднократно презентовали в первой половине 2010-х годов, с аналогичного вида прицелом и тактическим фонарем.

Правда, нет никаких данных о том, чтобы 18,5 КС-К поставлялся в Белоруссию. С другой стороны, всегда ли спецназ афиширует свои закупки? Тем более если речь шла о единичных экземплярах, взятых на пробу. Их российские коллеги специальный карабин оценили в практическом использовании не очень высоко, процитирую отзыв одного из них, сделанный в 2013 году в интернет-блоге: «Зачастую оружие 12 калибра преподносится как идеальное оружие для операций на близком расстоянии. Видимо не без оглядки на зарубежный опыт». Но, говорит он, это не так.

Как утверждает российский спецназовец с опытом «горячих точек», ситуация на Западе и в бывшем СССР заметно различается: «…Там преступники обычно пользуются пистолетами, револьверами, ружьями. И применение гладкоствольного оружия для их нейтрализации вполне адекватно. К тому же городские постройки у них выполнены из менее толстого и прочного материала, чем у нас. Другая ситуация у нас. Преступники вооружены, чаще всего автоматическим оружием, двери в квартирах чаще всего — железные. Гладкоствольное оружие у нас — неадекватный ответ на угрозу».

Белорусские реалии: из какого же оружия застрелили Александра Тарайковского?

Обнаружил он с коллегами у данного оружия и многочисленные конструктивные недостатки: «Карабин КС-К громоздкое оружие. Габариты, даже со сложенным прикладом не позволяют работать с ним в тесном пространстве. Конструкция оружия не позволяет установить цевье с планками для передней рукоятки и навесного оборудования, т.к. в штатном цевье расположена пружина фиксатора приклада в сложенном положении. А при быстром темпе стрельбы или стрельбе со сложенным прикладом передняя рукоятка — совсем не лишняя деталь. Резиновый затыльник устроен таким образом, что зафиксировать приклад в сложенном положении удается после пары ударов ладонью, из-за того, что резина не дает фиксатору войти в зацепление с прикладом. При снаряжении магазина восемью патронами его невозможно зафиксировать в оружии. При присоединении даже пустого магазина к карабину, необходим опять-таки удар ладонью снизу, чтобы его зафиксировать».

Автор процитированного отзыва подчеркивает: «…Всё вышеописанное — не только моё личное мнение, это мнение моих сослуживцев и коллег из других подразделений. Мы работаем с оружием не только на полигоне или в тире. Очень часто приходится применять оружие по своему главному и историческому назначению».

Как минимум одно из этих замечаний было учтено, и в представленной на форуме «Армия-2016» у армейской версии специального карабина КС-А присутствует дополнительная передняя рукоять, которую мы видим и на фотографии у оружия спецназовца. Но справедливости ради надо упомянуть, что передняя рукоять ставится в последние годы уже на все новые разработки российского ВПК, от автоматов до снайперских винтовок, которых мы у белорусского спецназа не видим…

Белорусские реалии: из какого же оружия застрелили Александра Тарайковского?

Основная часть используемых белорусским спецназом арсеналов — от итальянских дробовиков Benelli до чешских светошумовых гранат Zeveta — была закуплена в период экономического подъема второй половины нулевых — начала 2010-х годов. Введенные в 2011 году Евросоюзом санкции запретили Минску покупать оружие в Европе.

Интересный момент, что Лукашенко любит представлять себя главным борцом с НАТО, но оружие для спецназа, который должен был защитить его от бунта сограждан, он закупал преимущественно именно в странах, входящих в Североатлантический Альянс.

Из российских разработок — только старые «сайги», которые в нашей стране покупает любой имеющий охотничью лицензию (скажем, эта модель популярна у ЧОПовцев), причем уважающий себя охотник возьмет модель получше. И еще одна — ручной магазинный гранатомет ГМ-94 калибра 43 мм. Этот гранатомет, превосходящий благодаря удобству и компактности западные аналоги, с 2012 года принят на вооружении у белорусских силовиков и присутствует на фотографиях, запечатлевших бойцов спецназа МВД и КГБ вечером 10 августа на улицах Минска.

Интересно, что гранатомет ГМ-94 был разработан на базе помпового ружья РМБ-93, также созданного для частей спецназа тульским Конструкторским бюро приборостроения. Это ружье 12-го калибра имело необычную для помп схему заряжания, а также чрезмерную отдачу (оставляя синяки на плечах даже у бойцов в гранатометах), вследствие чего не получило особого распространения, но реализованная в нем схема оказалась достаточно удачной для создания нового ручного магазинного гранатомета.

И здесь мы подходим к третьему вопросу, возникшему у нас при чтении расследования «Белорусского народного трибунала». Дело в том, что, по свидетельству адвоката отца погибшего, на теле сына было входное огнестрельное ранение, но не было выходного: «…Был сделан запрос в УЗ (Учреждение здравоохранения. — Авт.) «Городская станция скорой медицинской помощи» о предоставлении копии карты вызова бригады СМП (скорой медицинской помощи. — Авт.) и копии журнала записи вызовов СМП. Указанные документы были предоставлены отцу погибшего Александра. Из указанных документов усматривается характер ранения — пулевое ранение в грудь в область сердца. При этом при осмотре тела выходного отверстия со спины родственники не видели».

Упомянутый выше ружейный 12-й калибр — очень мощный, который с расстояния 10-15 метров пробивает насквозь не только человека, но и толстую дверь, — как при выстреле пулей, так и дробью или картечью. Ранение без выходного отверстия могло быть лишь в случае применения резиновой пули, наносящей глубокие ранения.

​18 августа TUT.by опубликовал подборку интервью с пострадавшими на протестах 9–11 августа, сопровождавшуюся фотографиями травм. Одному человеку резиновая пуля пробила сбоку грудь и попала в легкие, другому — пробила шею, нанеся глубокую рану вплоть до трахеи, и т.д.

Более того, известно, что при попадании на расстоянии 10 метров ранение от резиновой пули может оказаться смертельным. На этот факт указал, например, 2 июля 2019 года после применения таких пуль в Грузии (повлекших тяжелые ранения, например, одному из пострадавших прострелили голову) бывший омбудсмен этой страны Уча Нануашвили: «В описании пуль производитель указывает на тот факт, что пуля может вызвать смертельную травму при выстреле с расстояния менее 10 метров… Полиция нарушила закон, применив эти пули».

Таким образом, смертельный выстрел, произведенный в безоружного демонстранта силовиками в ночь с 10 на 11 августа в центре Минска, остается фактом. Но к детализированным расследованиям надо подходить с большой осторожностью.