Статус Люськи с точки зрения морали достаточно определённый и совершенно непрезентабельный. Она любовница Чарноты, в Стамбуле зарабатывает на жизнь проституцией, а потом ухитряется выйти замуж за Парамона Корзухина — персонажа не самого приятного.

«Вокруг Булгакова»: последний защитник белого Крыма
«Вокруг Булгакова»: последний защитник белого Крыма
© mikhael-mark.livejournal.com

 При всём при этом Люська является одним из определённо положительных персонажей пьесы. За время Гражданской войны она ухитрилась не растерять свою удивительную человечность. Она опекает и своего бестолкового на гражданке «мужа» Чарноту, и подругу по несчастью Серафиму, а в конце играет важную роль в развязке драмы, помогая Чарноте и Голубкову решить финансовый вопрос с Корзухиным.

Очевидно, что этот персонаж не придуман Булгаковым, а является пусть не типичным, но периодически встречавшимся в тогдашней жизни. У современника Булгакова «красного графа» Алексея Толстого такой персонаж тоже присутствует: это Зоя Монроз в «Гиперболоиде инженера Гарина». Правда, в толстовском образе человечности немного: Зоя — первостатейная стерва.

Впрочем, «Гиперболоид» писался одновременно с «Бегом», а прототип Булгаков брал из жизни: это была вторая жена генерала Якова Слащёва Нина Нечволодова. С ней драматург был хорошо знаком — Нечволодова создала при курсах «Выстрел», где её муж преподавал тактику, драматический кружок. При её участии ставилась, в частности, «Белая гвардия». Булгаков присутствовал на представлениях и, очевидно, беседовал с прототипом своей героини.

О Нечволодовой известно не так много. Родилась она в 1899 году (то есть на восемь лет младше Булгакова), но исследователи даже относительно отчества путаются: то ли она Николаевна, то ли — Павловна… По некоторым сведениям, она была племянницей какого-то крупного военного деятеля. Называют обычно Платона Нечволодова, который был с 1910 года управделами, а с 1917 года — начальником артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления российской армии. По другим данным, она племянница генерала Алексея Маниковского, который в 1918-1920 годах был начальником Главного артиллерийского управления и управления снабжения Красной армии. Брат Нины, тоже белый офицер, в 1919 году сорвал большевистское восстание Николая Гикало в Грозном.

Нечволодова ушла добровольцем на Первую мировую войну и во время Брусиловского прорыва в сентябре 1916 года была уже унтер-офицером с двумя Георгиевскими крестами.

«Вокруг Булгакова»: рыцарский роман в духе Вальтера Скотта
«Вокруг Булгакова»: рыцарский роман в духе Вальтера Скотта
© РИА Новости, Родькин | Перейти в фотобанк

Присоединилась к Белому движению. В 1918 году Нечволодова вступает в казачий отряд Андрея Шкуро, начальником штаба у которого был Слащёв. Тогда и начались их отношения. Далее она сопровождала генерала под видом «юнкера Нечволодова», «ординарца Никиты» и «казачка Вареньки». Она фигурирует во многих воспоминаниях, в частности — как Лида или ординарец Ничволодов у Александра Вертинского, которого Слащёв очень привечал. В книге «Крым, 1920» упоминал её и сам Слащёв: «Не прошло и десяти минут, как пришло донесение, что штаб-ротмистр убит, а ординарец Нечволодов ранен, а цепи 13-й дивизии под огнем красных подаются назад… Надо было прибегнуть к последнему средству — личному примеру начальника. Я отдал приказ юнкерам построиться в колонне по отделениям и двинул её на гать» (тут описывается бой на Чонгарской гати в марте 1920 года, когда Слащёв возглавил «психическую атаку»).

В апреле 1919 года, в ходе боев на Акмонайских позициях, Слащёв был тяжело ранен в лёгкие и в живот. Селение, в которое привезли Слащёва, было захвачено атакой красных. Нечволодова буквально под носом у них забрала лежащего в бессознательном состоянии генерала, доставила его в тыл и выходила.

После выздоровления, уже в 1920 году, Слащёв женился на Нечволодовой. В Турции они были уже в официальном статусе, так что турецкую и тем более парижскую части эпопеи Люськи Булгаков писал уже не с неё, а с каких-то других женщин, о которых он мог слышать от Любови Белозерской и, опять же, от Алексея Толстого.

«Вокруг Булгакова»: ППЖ Люська

Похоже, описывая парижский успех, Толстой и Булгаков имели в виду одного и того же человека. Весьма вероятно, что речь идёт о внучатой племяннице художника Николая Ге, которую Толстой хорошо знал. Ия Ге выехала на учёбу в Европу ещё до революции, на общем фоне эмиграции она была женщиной очень успешной: благодаря недолгому браку с английским баронетом Робертом Абди была принята в свете, работала моделью, модельером, актрисой и прожила 95 лет. Кстати, её сын Джордж Гейнс известен нам по роли комиссара Лассарда в «Полицейской академии». «Да, прав Коровьев! Как причудливо тасуется колода!» (с).

Считается, что именно её внешность и, возможно, некоторые особенности характера Толстой использовал при описании Зои и марсианки Аэлиты (его представления были учтены в ранних экранизациях этих произведений). Ну, а кто там торговал своим телом в стамбульской Галате, не так уж важно — явление, как мы понимаем, было массовым.

В СССР, как мы упоминали выше, Нечволодова косвенно относилась к культурной элите. Помимо ведения драматического кружка, она пыталась что-то писать и даже имела литературной псевдоним Поручик Нечволодов. В 1925 году объединение «Красное кино» пригласило Слащёва в качестве консультанта, а также исполнителя собственной роли в художественном фильме «Врангель». Также там должна была играть и Нечволодова.

После убийства Слащёва в январе 1929 года Нина Нечволодова и их общая дочь, что называется, пропали с радаров. Об их судьбе достоверно ничего не известно, в числе репрессированных они не числятся.

Не исключено, впрочем, что она смогла приспособиться к новой реальности. Журналист издания «Однако» Ильсур Зиннатуллин в статье «Тени прошлого. Ординарец Нечволодов» пишет так: «В 1937 году на экраны СССР вышел фильм "Юность". Картина рассказывала о Гражданской войне в Крыму. Сценаристом фильма была Нина Нечволодова. А в пятидесятые годы выходит книга "Юность Ленина", где автором также является человек с аналогичным именем и фамилией. Если по фильму мне не удалось установить отчество Нечволодовой, то автором книги была Нина Павловна Нечволодова».

Кстати, а почему это жена Слащёва, который, как мы уже писали, был прототипом Хлудова, стала подружкой Чарноты? У Булгакова, очевидно, были для этого свои соображения чисто драматургического порядка.

Во-первых, ему непременно надо было, чтобы Хлудов был одинок. Образ должен быть чистым. Будь рядом с Хлудовым другой человек, в центре пьесы был бы конфликт между ними. Ну, или объяснение отсутствия конфликта (Нина Нечволодова, кстати, сильно пила — под стать мужу).

«Вокруг Булгакова»: полковники против генералов
«Вокруг Булгакова»: полковники против генералов
© Фильм Дни Турбиных

Во-вторых, ему непременно надо было, чтобы Люська была хорошим человеком. А быть таким рядом с вешателем Хлудовым затруднительно. Почему именно Булгакову было важно, чтобы Люська была хорошей, мы не знаем. Скорее всего, действительно из драматургических соображений — надо было оттенить мятущуюся натуру Серафимы. Но, может, ему Нечволодова понравилась — Михаил Афанасьевич был бабник первостатейный и пропускать юбки мимо привычки не имел.