Трудно не заметить, что всеукраинский консультативный опрос — отнюдь не новая форма для Украины. Последний раз она использовалась 17 марта 1991 года — одновременно со Всесоюзным референдумом.

Историческая справка

История давняя, потому нелишним было бы напомнить ход событий.

— 24 декабря Съезд народных депутатов СССР (была тогда такая инстанция) принял решение провести референдум о сохранении СССР.

— 16 января 1991 года Верховный Совет СССР (он тоже существовал — между съездами) принял решение провести референдум, поставив на него один вопрос: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Депутат Рады заявил, что опрос Зеленского взорвет страну
Депутат Рады заявил, что опрос Зеленского взорвет страну
© Facebook/Iryna Gerashchenko

— 28 января Верховный Совет УССР принял решение о проведении союзного референдума на своей территории (референдум был союзным только формально — Верховные Советы шести из 15 республик проводить референдум на своей территории отказались).

— Одновременно было решено провести республиканский консультативный опрос с другой формулировкой: «Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?» 

— 17 марта на вопрос союзного референдума положительно ответили 70% избирателей УССР, принявших участие в голосовании, на вопрос республиканского опроса — 80%. Как нетрудно понять, значительная часть избирателей положительно ответила на оба вопроса.

Союзный референдум

Референдум 1991 года проводился с целью обеспечить видимость всенародной поддержки политическому курсу Михаила Горбачёва. Само по себе дальнейшее существование СССР под вопрос не ставилось. Во всяком случае до референдума.

Проведение референдума, которое должно было укрепить федеральный центр, парадоксальным образом легализовало вопрос о распаде СССР уже не в виде риторики маргинальных националистов в республиках, а как возможность для всей страны в целом.  

Собственно, в вопросе референдума содержались основные пункты его стратегии: сохранение федеративного союза республик, их суверенитет, «обновление» федерации, социалистический строй (подразумевается — с человеческим лицом М.С. Горбачёва), советская форма правления, гарантии прав и свобод человека, многонациональность…

Заметим, что этот список неполный, — некоторые эксперты ухитрялись выделить в вопросе референдума до девяти частных вопросов.

В этом и состоял ключевой недостаток референдума — попытка загнать в один вопрос всю идеологию Перестройки привела к тому, что он оказался слишком сложным, логически несогласованным и не предполагающим однозначного ответа.

В общем, как отметила после референдума одна из газет, «народ спросили: мммм? И он ответил — мммм!».

Например, украинский политик и социолог Олег Петров в книге «Социологические пиар-технологии в политике», приводит следующую разбивку содержания вопроса мартовского референдума в соответствии с результатами исследования, проведённого под руководством Владимира Оссовского Институтом социологии АН УССР:

— считаете ли вы необходимым сохранение федеративного устройства СССР — «за» 48% жителей УССР;

— считаете ли вы необходимым сохранение Союза равноправных суверенных республик — 73%;

— считаете ли вы необходимым сохранение СССР как единого государства — 28%;

— считаете ли вы необходимым сохранение в СССР социалистического строя — 56%;

— считаете ли вы необходимым сохранение в обновленном Союзе советской власти — 64%;

— считаете ли вы необходимым гарантирование в обновленном Союзе прав и свобод человека любой национальности — 92%.

Как видно из этих данных, большинство населения Украины высказалось за переучреждение (не обновление!) СССР. Правда, на той же самой основе, кроме разве что фактически уже задекларированного суверенитета союзных республик.

Кость Бондаренко: Опрос на местных выборах несёт Зеленскому тройную выгоду
Кость Бондаренко: Опрос на местных выборах несёт Зеленскому тройную выгоду
© РИА Новости, Нина Зотина

Консультативный опрос

Украинский консультативный опрос тоже не ставил под сомнение сохранение единого государства. Вопрос состоял в полномочиях республиканской власти и роли республиканской элиты в определении политики СССР.

По смыслу вопрос республиканского опроса не только не совпадал с вопросом всесоюзного референдума, но даже и противоречил ему.

Во-первых, из текста украинского вопроса выпало критически значимое для Горбачёва слово «социализм».

Во-вторых, в вопросе фигурировало совсем другое союзное государство — не Союз Советских социалистических, а Союз Советских суверенных республик.

В-третьих, Декларация о суверенитете изначально обозначалась как акт, имеющий преимущество перед законодательством нового союзного государства.

Кстати, как ни странно, но мера легитимности решения республиканского консультативного опроса была ничуть не ниже, чем союзного референдума. Дело в том, что в союзном законодательстве обязательную силу имели результаты референдумов, проводимых о принятии, изменении или отмены Закона СССР и о принятии решения, предопределяющего основное содержание законов СССР и других актов. Вопрос мартовского референдума, таким образом, нуждался в имплементации через решения органов власти СССР. Сам же по себе он был таким же консультативным опросом с невнятными формулировками.

Таким образом, в результате референдума и опроса общественным мнением были легитимизированы минимум две (если считать мнение Горбачёва — то три) совершенно разные формы союзного государства. Вероятно, их можно было как-то согласовать, но…

Радикалы назвали опрос Зеленского покушением на госпереворот
Радикалы назвали опрос Зеленского покушением на госпереворот
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Выводы

Как показал опыт мартовского референдума 1991 года (а потом и референдума 2000 года, на котором тоже были приняты определённые решения, внедрённые в жизнь только частично), принятие решения на референдуме вовсе не гарантирует его реализации и достижения поставленных им политических целей.

Тем более что, как можно понять, нынешний опрос будет проводиться вообще вне правового поля. По крайней мере, о подготовке соответствующего решения Верховной Рады и подсчёте голосов в ЦИК ничего не слышно. Конечно, бывший журналист и бывший депутат Сергей Лещенко — не слишком авторитетный источник, но, кажется, провести опрос иначе как силами волонтёров около избирательных участков (о серьёзной обработке результатов даже и речь не идёт) просто нереально.     

Очевидно, что инициатива Зеленского имеет совершенно иной характер. Он хочет:

во-первых, резко поменять повестку дня выборов, отвлекая внимание граждан от не слишком успешных результатов деятельности новой власти на протяжении полутора лет;

во-вторых, мобилизовать избирателей «Слуги народа».

Ход сильный. Но Горбачёв тоже думал, что он предпринимает сильный ход. Действительно же сильным стал ход Кравчука, который заранее легализовал выход республики из Союза и создал условия для победы на президентских выборах.