- Виктор, министерство экономики Украины ухудшило прогноз по падению ВВП в 2020 году. Ожидается падение не на 4,2, а на 6 процентов. Насколько глубоким, по вашему мнению, будет падение украинской экономики?

— Минэкономики уже дало информацию по ВВП в первом полугодии — это минус 6%, и до конца этого года консенсус-прогноз также показывает минус 6%. Самый худший прогноз из существующих по динамике падения украинской экономики — это прогноз от Международного валютного фонда, который прогнозирует снижение ВВП на 8,2%. Я думаю, падение будет в этих пределах.

Рынок без конкуренции. Сколько теперь придётся платить за газ украинцам
Рынок без конкуренции. Сколько теперь придётся платить за газ украинцам
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Сейчас намного проще делать долгосрочный прогноз, на 5-7 лет вперед, чем краткосрочный. Уже была первая волна карантина — кто ожидал, что поставят экономику на стоп-кран? Негативные процессы, особенно в украинской промышленности, начались еще со второго полугодия прошлого года. И там было значительное падение промышленности, с августа 2019 года не выполнялся бюджет по доходам. Но то, что в марте поставят на стоп-кран сферу услуг, торговлю, общепит, строительство, — этого никто не ожидал. И это разово сильно усугубило текущую ситуацию. И самое основное, к чему это привело, это не падение каких-то цифр ВВП, еще чего-то, а к резкому увеличению безработицы. Из-за карантина безработица увеличилась раза в два. Еще в начале апреля я оценивал, что до 3 миллионов человек остались без источников дохода. По методологии Международной организации труда безработица на Украине перед карантином была порядка 1,5 миллиона человек и резко увеличилась в два раза. Недавно многие исследовательские центры, проанализировав очень много информации, пришли к тому же выводу, что и я тогда в своих оценках. Они посчитали, что даже чуть больше 3 миллионов украинцев лишились работы. 

И, если, например, повторится вторая волна карантина… Я сознательно говорю не коронавируса, а карантина, потому что первой волны коронавируса не было. По свежим данным Госстата, людей от пневмонии и гриппа в этом году умерло меньше на 5%, чем в прошлом. И где здесь эпидемия, пандемия и так далее? А в 2016 году за тот же период умерло на 15% больше, чем в нынешнем пандемическом кризисном году. Так вот, если будет вторая волна карантина, то экономика может просесть еще глубже, чем минус 8%. Может быть, и минус 10%. Но это может привести и к социальным потрясениям, социальным бунтам, если в политических целях под местные выборы будет использована вторая волна карантина. Я предполагаю, что этого не будет, но, так как мы рассуждаем экономически, какие могут быть социально-экономические последствия второй волны? Крайне негативные. И чреваты они будут не просто большим падением экономики, но еще большим ростом безработицы и социального напряжения. Тем более что мы входим в отопительный сезон, тем более что тарифы на газ для населения даже по ожиданиям «Нафтогаза Украины» вырастут еще на 40%, то есть в полтора раза.

Ухудшить ситуацию могут и внешние факторы, если будет ухудшаться мировая экономика, если будут проседать цены на металлы, руду и зерно, с  которыми, кстати, нам сейчас повезло. Наша примитивная структура экономики позволила нам переживать этот кризис без обычной девальвации и инфляции. Потому что цены на основные украинские экспортные товары снизились не так сильно, а цены на энергоносители — основная часть расходования по импортным позициям — резко уменьшились. Цена на газ упала в несколько раз, цена нефти была в апреле 20 долларов за баррель, сейчас повысилась до 41-45 долларов за баррель, но все равно это ниже, чем до начала этого кризиса, и, по прогнозу ОПЕК, спрос на нефть не будет резко расти, значит, резкого повышения цен тоже не будет. Для Украины это хороший сигнал с точки зрения спроса на валюту и девальвационного давления.

Последствия разрыва. Как отразится на экономиках Украины и Белоруссии конфликт Минска с Москвой
Последствия разрыва. Как отразится на экономиках Украины и Белоруссии конфликт Минска с Москвой
© РИА Новости, Евгений Биятов | Перейти в фотобанк

Поэтому прогноз падения украинского ВВП на 6-8% более-менее реалистичен. Но главная проблема — это проблема безработицы, которая также приведет к очень медленному восстановлению украинской экономики, потому что платежеспособный спрос очень сильно сократился и не будет восстанавливаться. Даже если у людей доходы пойдут в рост, они не будут тратить эти деньги, а станут их сберегать, опасаясь второй волны карантина. Бизнес не будет ничего инвестировать — а вдруг опять карантин? Они и так поиздержались, и те, кто выжил в карантин (а выжили немногие), сейчас еле выживают. Так что не будет расширения инвестиций, а значит, не будет новых рабочих мест. Мы переходим в затяжную стагнацию, которая не сопровождается резкой девальвацией и инфляцией. И на первый взгляд может показаться, что на Украине, как любят говорить у нас в Нацбанке, макрофинансовая стабильность. Только денег нет, а так все стабильно.

- Кстати о деньгах. За 7 месяцев поступления в общий фонд госбюджета снизились на 1,5%, до 508,88 млрд грн, отставание от плана составило 6%. Стоит ли ожидать, что дефицит бюджета превысит запланированный показатель в 7,5% ВВП?

— За 7 месяцев дефицит общего фонда государственного бюджета по росписи планировали в 100 млрд гривен. По факту дефицит был всего 54 миллиарда. То есть в два раза ниже, чем планировали. По году планируется дефицит в 298 миллиардов гривен, учитывая апрельские изменения в закон о бюджете. Таким образом, сейчас никаких проблем с дефицитом нет, наоборот, ситуация намного лучше, чем ожидало само Министерство финансов.

Получается на первый взгляд парадоксальная ситуация: доходы бюджета недовыполняются, а дефицит бюджета в два раза меньше, чем планировалось. Каким образом это можно сделать? Только лишь недофинансированием расходной части бюджета, которая за 7 месяцев недофинансирована на 12%, в деньгах это как раз 55 млрд гривен. Если бы было все полностью профинансировано, индикативный план по дефициту бюджета за 7 месяцев был бы выполнен. Недофинансирование расходной части не является каким-то ноу-хау этого года, поскольку это происходит ежегодно. Это и экономия по обслуживанию внешнего долга — в расчеты бюджета закладывается всегда более высокий валютный курс, а по факту он получается ниже. Идет экономия на разных социальных программах, например, по выплатам новорожденным — планируют всегда больше, чем по факту рождается, и это до 9 миллиардов гривен ежегодно. По сельскому хозяйству закладывают 7-8 миллиардов, а по факту —1-2 миллиарда. И так далее.

Проклятие Украины. К чему приведёт стремительный рост внешних долгов
Проклятие Украины. К чему приведёт стремительный рост внешних долгов
© РИА Новости, Михаил Кутузов | Перейти в фотобанк

Что касается выполнения доходной части госбюджета, я бы сравнивал не с планом, а с фактом прошлого года за тот же период. Так, если взять отдельно июль, то по сравнению с фактическими показателями за июль 2019, недовыполнение доходной части  — на 9-10%. А запланированы доходы бюджета в этом году на уровне 2019 года. И это уже более реалистичный фактор: как работает экономика, так и наполняется бюджет. Получается, что по году недовыполнение доходной части может быть на 7-8%, в гривне это миллиардов 60-80. По логике, это должно было бы увеличить дефицит бюджета на эту же сумму, если полностью финансировать расходную часть. Но, я думаю, дефицит бюджета будет намного ниже из-за финансирования расходной части.

- В Верховной Раде зарегистрирован президентский законопроект, которым предлагается повышение минимальной зарплаты до 5000 грн уже с 1 сентября. Какие это будет иметь последствия для экономики?

— Отбросим политический фактор, почему это делается перед местными выборами. В повышении минимальной зарплаты с сентября вижу больше позитивного эффекта, чем негативного. Правда, и негативный фактор будет очень маленький, и позитивный очень небольшой. Негатив в том, что, например, для физлиц-предпринимателей вырастет размер единого социального взноса. Если бы минимальная зарплата увеличилась в два раза, можно было бы говорить, что это конец малому бизнесу. Увеличение на 5 с небольшим процентов — это несущественно. Такая небольшая сумма не повлияет катастрофическим образом на их бизнес. Хотя, естественно, увеличит издержки и повлечет увеличение затрат и ценовое давление, но сейчас инфляция находится на низком уровне. Из позитивного — у бюджетников, например, увеличится зарплата. Ресурс для этого есть, как указано, это экономия на обслуживании внешнего долга. А увеличение зарплат, хоть и небольшое, хоть и не всем, увеличит платежеспособный спрос, хоть и не на большую величину, а это поможет экономике.

- В Украине в июле зафиксирована дефляция — потребительские цены за месяц снизились на 0,6%. В годовом исчислении инфляция остается низкой — всего 1,4%. О чем это свидетельствует и каковы последствия?

— Во-первых, это свидетельствует о низком платежеспособном спросе украинского населения. Большая доля безработицы, и просто у людей нет денег, чтобы товары в большем объеме покупать, — это один из самых сильных факторов, влияющий на сокращение инфляции либо на ее низкий показатель. Во-вторых, у нас фиксируется дефляция по промышленным ценам, и это негативно влияет на бизнес, особенно на экспортеров.

Низкая инфляция как таковая говорит об отсутствии кредитования и об отсутствии динамического экономического роста, и мы видим это по сокращению ВВП. Если было бы кредитование бизнеса из банковской системы и динамичный рост, то инфляция была бы порядка 7-8%, а может быть, доходила и до 10%. Как это было, например, в 2001-2008 годах: среднегодовой экономический рост был 7%, а среднегодовая инфляция была чуть более 12%. И ничего страшного не произошло, потому что доходы населения увеличивались быстрее инфляции, то есть реальные доходы росли. Инфляция, как и обменный курс, есть производная от экономического развития. Но если ставить телегу впереди лошади, как сделал Национальный банк, инфляционное таргетирование и низкая инфляция любой ценой, то любая цена в этом случае — это угнетение экономического роста со всеми вытекающими последствиями.

Макропрогноз от правительства, $2 млрд по евробондам, пессимизм украинцев. Главное в экономике Украины 25-30 июля
Макропрогноз от правительства, $2 млрд по евробондам, пессимизм украинцев. Главное в экономике Украины 25-30 июля
© goodfon.ru

- Вы упомянули обменный курс. Доллар на межбанке дешевеет: рынок успокоился после смены главы НБУ и снова ощущает последствия карантина. Как долго это продлится, что дальше будет с курсом?

— Гривна будет плавно девальвировать. Я думаю, что к концу года курс будет 28-29 гривен за доллар. Потому что сейчас понемногу возобновляется экономическая активность, увеличивается импорт, растут цены на газ как минимум, по нефти — увидим. Урожай будет ниже прошлогоднего на 10 миллионов тонн, а значит, и экспорт зерновых. Не так сильно провалились, как казалось, могли бы провалиться, поступления от украинских трудовых мигрантов — не в два раза и не на 30%. По данным Нацбанка, за 5 месяцев гастрарбайтеры перечислили на Украину 4,54 миллиарда долларов — это на 2,2% меньше, чем за соответствующий период 2019 года. Тем более что украинских гастрабайтеров, в отличие от просто туристов, европейские страны пускают, рабочая низкоквалифицированная сила нужна всегда (клубнику же надо было кому-то собирать). Цены на металл тоже не особо снижаются, хоть и находятся не на самом высоком уровне. То есть все сейчас более-менее сбалансировано с внешней торговлей.

С точки зрения обслуживания и погашения внешних долгов также нет никаких проблем до конца этого года как минимум. Чистые международные резервы Нацбанка составляют 17,5 млрд долларов при валовых более 28 миллиардах, а до конца года надо выплатить порядка 3-3,5 миллиардов, это погашение и обслуживание внешних государственных долгов. Валютная ликвидность сейчас у правительства на нормальном уровне, проблем с этим нет. И я думаю, что если не произойдет чего-то сверхполитического, мы получим еще 600 миллионов евро после ратификации парламентом кредитного соглашения с Евросоюзом. Уже и с той стороны было озвучено, что первые 600 миллионов из 1200 миллионов евро дают без условий. То есть обслуживание и погашение внешнего долга также не будет оказывать давления на курс.

Одним словом, стабильность, как на кладбище, — денег у людей нет, но макрофинансовая стабильность есть. Я очень не люблю «макрофинансовую стабильность», хотя, казалось бы, здесь есть что-то позитивное. Но хочется макрофинансового развития, чтобы была какая-то динамика. Даже не экономический рост как таковой в процентном отношении, а экономическое развитие. А оно не в процентах ВВП выражается, а в структуре экономики — она улучшается или ухудшается. Если у нас даже есть рост ВВП, но с ухудшением структуры экономики в сторону аграрно-сырьевой это экономическая деградация.