Стройки и поля в ожидании

Спрос на украинских рабочих существенно растет, и этот год, даже в пандемию, исключением не стал. Нужда в рабочей силе из Украины остро чувствуется не только вышеназванных странах, а и в Венгрии, Финляндии, Эстонии, Великобритании. 

Значит, потребность явно выше официальных 20%. Такой ажиотаж связан с началом сезона в сельском хозяйстве и строительной отрасли. Среди «нуждающихся» и смежные области — пищепром и логистика, производство бытовой техники и деревообработка. 

Естественный спрос подпортился выездом части украинцев домой из-за коронавируса, хотя за границу они тоже выезжали в конце весны и продолжают выезжать летом. 

Как докладывает Всеукраинская ассоциация компаний по международному трудоустройству (ВАКМТ), в июне в Польшу выехало около 230 тыс. украинцев, при этом с 15 марта до 15 апреля из Польши выехало 235 тыс. граждан Украины, но не только трудовые мигранты, а еще и возвращавшиеся транзитом через польскую территорию — студенты и другие. 

Но эти цифры — только вершина айсберга, тенденция ускорения оттока украинского населения очевидна.

Почему Польша?

Украинцы с началом эпидемии COVID-19 ездили за рубеж значительно меньше, чем в предыдущие годы, так как весной и в начале лета было очень тяжело добраться даже до украинско-польской границы из-за перекрытия транспортного сообщения. 

Соответственно, добраться до кордона человеку стоило даже больше, чем до пандемии — из дома до самого рабочего места уже на территории Польши. Из-за, опять же, сезона в с/х и строек в Польше и других европейских странах возникли трудности с набором людей для уборки урожая.

«И получилось так, что, с одной стороны, большое количество рабочих вроде бы уменьшилось, но с другой — потребность в наших руках увеличилась. Сегодня спрос на них не прекращает рост», — отвечает глава профсоюза «Трудовая солидарность» Виталий Махинько.

И он так велик, что Польша даже позволила трудовым мигрантам работать в карантин на полях и фермах, а Чехия разрешила работать в полях после сдачи теста на COVID-19 за счет работодателей. 

Что, однако, привело к нарушениям карантинных норм украинскими «заробитчанами» в Европе. К примеру, недавно эстонский Минздрав совместно с полицией и пограничниками выявил, что прилетевшие 21 июля спецрейсом в Эстонию украинцы 46 раз нарушили правила самоизоляции. 

Но вся эта история интересно преобразовала структуру зарубежного рынка труда, говорит Махинько. Чтобы не сидеть без дела на карантине, трудовые мигранты две недели, скажем, собирают клубнику или работают в садах, а после самоизоляции едут на стройки и заводы.

По подсчетам ВАКМТ, баланс украинских мигрантов однозначно положительный для Польши и составляет почти 111 тыс. человек из-за приехавших в мае на польскую территорию 111 тыс. украинцев. 

«Въехали в Польшу почти 2 млн человек (приблизительная численность находящихся на польской территории заробитчан. — Ред.), а вернулись в Украину 1,9 млн. 100 тыс. остались на территории Польши. Получается, что трудовая миграция и вообще миграция в Польшу фактически не изменилась. По другим странам ситуация плюс-минус такая же», — сообщил недавно глава ВАКМТ Василий Воскобойник.

Украинские заробитчане упорно рвутся за границу, собирая на КПП дикие очереди. Ведь отечественные работодатели просто смешат их жалкими окладами, а за рубежом для украинских работников даже неквалифицированного труда создаются все условия, и деньгами их тоже не обижают. 

Неудивительно, что украинские трудовые руки обеспечили с 2013 по 2018 год средний ежегодный рост польского ВВП на 0,5%, что равняется 13% общей динамики роста. А по сегодняшним прогнозам, эта страна легче всех в Европейском союзе переживет эпидемию, с рецессией в 4,6%. На столько же, как прогнозируется, вырастет ее ВВП в 2021 году, притом что, по данным СМИ, где-то 7% местного ВВП — работа украинских граждан. 

Поэтому-то 90% разрешений на работу для украинцев приходится на Польшу, и процент будет только расти. А пока польские работодатели ради украинских подчиненных готовы брать на себя расходы на их переезд и карантинные затраты, а правительство — продлевать рабочие визы. 

Украинцы могут без проблем получить на чужой земле бесплатную помощь в оформлении нужных документов и даже бесплатно получить 3-летний вид на жительство — «карту побыту», то есть «карту пребывания». Но это возможно для тех, кто приехал с биометрическим паспортом или уже находится в Польше по визе.

Германия — только профи с языком

Германия же срочно нуждается в работниках среднего медицинского персонала и рабочих на заводы и ввиду этого в 2018 году приняла закон об улучшении условий для трудовых мигрантов, который должен был вступить в силу 1  марта 2020 года: немцы и граждане стран ЕС теряют преимущество перед мигрантами при приеме на работу. 

Но, правда, закон касается квалифицированных профи (водители, механики разных видов, электрики, слесари, сантехники, специалисты по отоплению и кондиционированию, математики, айтишники и упомянутый средний медперсонал, сиделки). 

И скоро очень много украинских мастеров своего дела из Украины, Польши и России (там трудятся порядка 3 млн заробитчан) могут попытать счастья в ФРГ. Но они также обязаны на месте подтвердить свою квалификацию. Что без знания немецкого — нереально, поэтому приезжающие обязаны знать немецкий язык хотя бы на начальном и среднем уровне — А2-B1.

Здесь интересно вот что. Я связался с одним из руководителей немецкой компании в Нижней Саксонии (Северная часть Германии), которая набирает неквалифицированных рабочих из стран Восточной Европы на куриные мясокомбинаты. 

На такой работе украинцев нет, зато полно румын, болгар, сирийцев и арабов и даже прибалтов. Но тяга к труду у последних особая, их ценят. Хотя берут даже ленивых и обманщиков, без них бизнесу тоже туго. Все дело в знании языка, без него — только стройка.

«К нам приходят румыны, болгары, сирийские беженцы и арабы, а украинцев нет. Может быть, они есть в сфере ухода за больными. Наши клиенты охотно берут прибалтов, даже возрастом 40-50+, они надежные, насколько я знаю, никто из них не бездельничает, а вот румыны и болгары — ненадежные и необязательные. Но даже без них дело не идет. 

На стройках нужны разнорабочие, пусть даже без знания языка. Румыны и болгары говорят по-русски и по-итальянски. Без языка немецкого — никуда. Здесь, на Севере, особо предприятий нет. Юг побогаче Севера, там платят больше — там горы, там и сельское хозяйство и промпроизводство. Есть тут украинцы-иммигранты, но по еврейской линии», — сообщил директор.

Виталий Махинько согласен, что одним из основных препятствий в целом для трудовой миграции может быть незнание языка той страны, в которой хочет работать человек. Это если говорить, снова же, о высококвалифицированных должностях. Допустим, быть бухгалтером в той же Польше без знания польского — невозможно.

А Василий Воскобойник заверяет, что украинские граждане не ленятся учить языки, если того требуют условия. 

Чехия, Венгрия, Италия

А вот компании Чехии, как пишут СМИ, возьмут украинцев без знания языка, а на собственные производства — тех, кто работал на таких же или подобных предприятиях в Польше. 

Чехия — вторая по популярности страна среди украинских трудовых мигрантов, и тренд не будет меняться. В 2019 году страна вдвое повысила квоты на трудоустройство украинцев, и теперь там могут получить места 40 тысяч граждан Украины. Нужны строители, тот же средний медперсонал и соцработники, по сути, те же сиделки. 

В пандемию чешское правительство помогло украинцам выехать домой и остаться на месте оформленным официально — без штрафов и даже с продлением рабочей визы до 16 сентября. Несмотря на то, что уровень безработицы в Чехии самый низкий в Европе (2,4%), чехи продолжат снимать барьеры по трудоустройству для мигрантов. 

В Венгрии украинцы составляют самую иностранную трудовую массу — почти 44 тысячи человек. Италия тоже склоняется к легализации порядка 1 млн украинских рабочих, которые там сейчас находятся, работая, снова-таки, в сельском хозяйстве, на стройках и ухаживая за стариками и больными.

Манящие условия 

Немалой побуждающей причиной к переезду служит не только зарплата, но и достойная «социалка» по потере трудоспособности, стоит только зарегистрироваться в органах местного Минздрава.

Чтобы получить «социалку» и соцпакет, нужно, естественно, работать официально. С 2016 года в Польше высокими темпами идет (или, по крайней мере, шла до карантина) легализация труда украинских работников. Это значит, что им гарантирован соцпакет и потом — польская пенсия. 

Как сказал Василий Воскобойник, в текущий период неясности сложно сказать, увеличился показатель официального трудоустройства за рубежом или нет. Но численность желающих уехать на работы за границу будет увеличиваться. 

Ведь 23% компаний в Украине обдумывают сокращение штата. Причем с 1 сентября пройдет плановое повышение минимальной зарплаты с 4723 до 5000 гривен, а с 1 января 2021 года — до 6000 гривен и с 1 июля 2021 года — до 6500 гривен. Это значит, что частный сектор экономики, вдобавок высушенный коронавирусом, уйдет глубже в тень.

Пока толстый сохнет, худой сдохнет

По подсчетам Василия Воскобойника, каждый 2-й украинский трудовой мигрант работает за границей не более 3 месяцев. Только 4% работают более одного года. И стоит учесть, что сейчас европейские страны вводят обязательное прохождение теста на COVID-19 для заробитчан — после приезда и через 5-7 дней, за свой счет или за счет работодателя. 

Значит, пока трудовая миграция имеет «маятниковый» характер, но эта ситуация, утверждает Воскобойник, не будет постоянной. 

«Как только наши западные соседи примут решение о привлечении украинцем на ПМЖ к себе, сразу эти цифры изменятся на более худшие для нас, и Украина столкнется с большой проблемой — отсутствием рабочих рук, что приведет к мощному удару по перспективам экономического развития», — предвещает эксперт по труду.

Глава профсоюза «Трудовая солидарность» Виталий Махинько утверждает: хоть коронавирус ощутимо придавил мировую в общем и западную в частности экономику, все равно «наше «хорошо» будет хуже, чем «плохо» в Европе». 

«Даже в Польше трудовые мигранты, которые работали там официально, получали помощь от государства во время карантина. Про Германию я вообще молчу. Частные предприниматели просто регистрировались на сайте и через неделю им приходили деньги, и без всяких проверок. Там сотни миллиардов евро идет на удержание рабочих мест. 

В Украине такого нет, у нас деньги из Фонда для борьбы с коронавирусом тратятся на дороги. И мы знаем, что в этих коррупционных составляющих больше всего денег и разворовывается. Или идут деньги на ремонт школ, в которых дети не учатся», — сетует профсоюзный деятель. 

Бегут, как от войны

Хорошо в Украине быть пока не может: много людей потеряли работу и многим урезали зарплаты. Эти обстоятельства толкают людей даже среднего достатка присматриваться к европейской трудовой миграции, подметил Махинько. 

По его словам, именно такие более-менее состоятельные граждане, ранее никогда бы не обратившиеся за помощью в «Трудовую солидарность», сейчас теряют деньги и начали приходить за советами, в том числе, и в эту профсоюзную организацию. Множество украинцев такой категории выехали за рубеж лишь в 2014 году, с началом войны на Донбассе. 

«При других обстоятельствах они бы не пришли к нам, а это — неглупые, образованные люди, окончившие несколько вузов. У них есть сегодня серьезные цели на переезд: например, снять квартиру в Варшаве, потом приобрести там недвижимость. И для этого они здесь мониторят польские курсы и школы, чтобы выучить польский или повысить квалификацию», — констатирует Махинько.

Итак, видим, что украинцы практически любой квалификации нужны практически везде в Европе, но только не Родине, правительство которой не делает ничего, чтобы улучшить жизнь собственного населения.