Заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил — начальник главного оперативного управления генерал-майор Павел Муравейко изложил 5 февраля в интервью порталу «СБ. Беларусь сегодня» основы недавно принятых «Плана обороны Беларуси» и «Концепции строительства и развития Вооруженных Сил до 2030 года». Особенности, оказывается, состоят в учете опыта войны на Украине и подготовки к тому, чтобы в Белоруссии такое не повторилось.

«При их разработке анализировались военно-политическая обстановка вокруг нашей страны и в мире в целом, успехи и неудачи в вооруженных конфликтах в Украине, Сирии и других странах, основные тенденции развития науки, — говорит Муравейко. — Если говорить об особенностях Плана обороны, то это очень приземленный, конкретный и четко обоснованный документ. Главная же его особенность в том, что он направлен не на классическую оборону в общем ее понимании, а на предотвращение возможной агрессии и войны. Скажем, те события, которые произошли в соседней Украине, мы спрогнозировали и оценили за два года до их начала. Оценив, откуда может исходить угроза, мы пытаемся минимизировать ее на ранней стадии».

От Калининграда до Смоленска. На какие российские земли претендует Лукашенко
От Калининграда до Смоленска. На какие российские земли претендует Лукашенко
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Про то, что в Минске все «спрогнозировали за два года до начала», скорее всего, неправда. Хорошо известно, что Александр Лукашенко был ошеломлен и напуган событиями в Крыму, о чем эмоционально и многословно говорил в интервью, данном 26 марта 2014 года Савику Шустеру и показанном 28 марта 2018 года в эфире передачи «Шустер LIVE» на украинском телеканале «24»: «Почему ушли, почему вывели военных оттуда?… Почему не сражались, если это ваша земля? Почему не защищали свою землю?… Где эта армия, 250 тысяч человек, украинская армия, которая должна была защищать целостность Украины?…»

В том же интервью Лукашенко также эмоционально и многословно заверял, что такого в управляемой им стране быть не может: «Я в страшном сне (не дай бог!) представляю себе, что это могло произойти с Беларусью… Вы знаете, если бы даже наши военные поступили так, как украинские, сидели как мыши под веником на своих базах (это, конечно, трудно представить в Беларуси!), я первый, в одиночку бы пошел воевать».

Но ответ, что делать, был дан тогда же Лукашенко очень четко: «Если они считают, что Россия — агрессор, то самое сильное средство умиротворения агрессора, успокоения его — остановить его там, куда он не должен идти, где он находится. Вот это сильная армия».

Теперь читаем свежее интервью Муравейко: «Ошибочно полагать, что массовые армии и их применение в классических формах кануло в Лету. Наоборот, США, Россия, Литва, Польша и другие страны постоянно наращивают боевой компонент. Разве мы можем это игнорировать? Испокон веков в мире уважали сильных, умеющих за себя постоять». «Поэтому, — говорит он, — только за прошлый год в войска поставлено порядка 1000 единиц новых и модернизированных образцов вооружения и военной техники».

Особенно выразительно, что среди потенциальных угроз Белоруссии замглавы ее Генштаба прямым текстом называет Россию, заявляя, что нельзя же безучастно смотреть, как она «наращивает боевой компонент». Такая вот у РФ страна-союзник…

Молчание ягнят. Почему русские в Белоруссии позволяют себя притеснять?
Молчание ягнят. Почему русские в Белоруссии позволяют себя притеснять?
© РИА Новости, Андрей Александров | Перейти в фотобанк

И далее из интервью Муравейко: «Во-первых, нынешняя белорусская армия — это компактные, мобильные Вооруженные Силы, выкристаллизованная структура, которая обеспечивает огонь, маневр, удар. Во-вторых, пришло новое поколение офицеров. Они воспитаны в духе независимости, преданности своей стране… Сегодня сформирована формация белорусского офицера, хорошо подготовленного, уверенного в том, что это его земля, ее надо защищать». Чтоб никаких иллюзий насчет объединения с Россией и симпатий к этому среди офицерского корпуса Белоруссии!

И еще интересный момент. «Оценив, откуда может исходить угроза, мы пытаемся минимизировать ее на ранней стадии, — говорит начальник главного оперативного управления белорусского Генштаба. — А это разведка, радиоэлектронная борьба, информационное противоборство, маскировка и другие элементы». Какое именно «информационное противоборство» и с кем ведет возглавляемая им структура?