И при этом Закарпатье, как ни старалось, за 28 лет независимости Украины так и не смогло добиться субъектности. Одна из главных причин этого — местные элиты вот уже много десятилетий остаются расколотыми.

От Горбачева до Кравчука

Своеобразным стартом некоего «закарпатского проекта» можно считать первый визит в Закарпатскую область тогда ещё всесильного руководителя Компартии Украины Владимира Щербицкого. Приехал он в регион по личному поручению Михаила Горбачёва с целью изучить ситуацию с пограничными переходами, ведь генсек ЦК КПСС усиленно готовился поднять «железный занавес» на западной границе СССР. Щербицкий со свитой из нескольких десятков киевских и местных чиновников, а также высокопоставленных офицеров пограничной службы посетил КПП Лужанка в населённом венграми Береговском районе. Уже через несколько недель Щербицкий стал одним из докладчиков на заседании Политбюро ЦК КПСС, которое постановило «демократизировать» процесс выезда советских граждан за границу и создать для этого соответствующую инфраструктуру.

Щербицкого в той поездке сопровождал первый секретарь Закарпатского обкома КПСС Геннадий Бандровский. Этот уроженец центральной Украины партийную карьеру сделал во Львове, где в 1964-м дослужился до поста первого секретаря Львовского горкома партии. Но в 1980-м его повысили до первого секретаря Закарпатского обкома КПСС, что в области, кстати, было воспринято весьма неоднозначно, ведь с 1964 по 1980 год этот пост занимал уроженец Закарпатья Юрий Ильницкий. И хотя Бандровский, который привычно приехал из Львова со своей командой, пытался найти общий язык с закарпатской номенклатурой и имел поддержку как Киева, так и Москвы, он так никогда и не стал для региона «своим». В январе 1990-го, незадолго после отставки Щербицкого, первым секретарём Закарпатского обкома КПСС становится уроженец Межигорского района Закарпатья Михаил Волощук, который до того в 1974-84-м был председателем Закарпатского облисполкома, а в 1984-1990-м — проректором Ужгородского университета. Именно Волощук становится «прорабом перестройки» в области и при непосредственной поддержке Горбачёва закладывает фундамент того, что позже назовут «закарпатским сепаратизмом».

Ведь Михаил Сергеевич разваливал СССР целенаправленно и различными инструментами: московскую партийную номенклатуру он атаковал с помощью республиканской, а для последней создавал внутренние проблемы — и одной из них для ЦК КПУ должно было стать Закарпатье, призванное составить своеобразную «гальваническую пару» с Крымом. Именно тогда в области практически официально начали звучать призывы «восстановить ликвидированную Сталиным автономию» (речь шла о Подкарпатской Руси времён межвоенной Чехословакии), признать население края русинами, а не украинцами, и создать отдельный административный район для венгров.

В 1990 году, после первых «демократических» выборов местных советов, которые в Закарпатской области выиграли поддержанные Компартией кандидаты, Волощук становится председателем областного совета, а потом и облисполкома, оставаясь руководителем областной парторганизации. Когда в июле 1991-го тогдашний глава Верховной Рады Украины Владимир Ивашко перебирается в Москву на пост заместителя генсека ЦК КПСС, Волощук весьма вовремя передаёт пост первого секретаря Закарпатского обкома КПСС 43-летнему учёному-физику Василию Химинцу, уроженцу Мукачевского района, который начал делать партийную карьеру только в 1988 году.

В августе 1991-го во время путча в Москве закарпатские элиты впервые раскололись: первый секретарь обкома Химинец поддержал ГКЧП, а глава облсовета Волощук (как и руководитель Ужгорода Эмиль Ландовский) — «демократию», которая, правда, ассоциировалась с бывшим вторым секретарём ЦК КПУ Леонидом Кравчуком, ставшим волею судьбы реальным руководителем Украины. При этом Волощук продолжил начатую ещё во времена Горбачёва линию на автономизацию края по крымскому сценарию: 1 октября 1991 года Закарпатский областной совет принял Декларацию «О провозглашении Закарпатья автономным краем».

Эта декларация должна была вступить в силу после утверждения на областном референдуме, назначенном на тот же день, что и всеукраинский референдум о независимости. Однако за несколько дней до голосования в Ужгород прилетел Кравчук и убедил местные власти изменить формулировку вопроса. Уже изготовленные бюллетени уничтожили, а в новых появился вопрос: «Желаете ли Вы, чтобы Закарпатье получило статус автономной территории как субъекта в составе независимой Украины и не входило в никакие другие административно-территориальные образования?» Явка на областном референдуме составила 82,7%, при этом 78,6% избирателей утвердительно ответили на вопрос, однако независимая Украина волю части своих сограждан привычно проигнорировала.

От референдума до «оранжевой революции»

Но даже такой «урезанный» референдум Кравчук Волощуку не простил, и его сместили с поста главы облсовета и облисполкома. С конца октября 1991 года краем де-факто руководил первый заместитель главы облисполкома, выпускник Высшей партийной школы Михаил Краило, уроженец Тячевского района. Официально он возглавил облисполком только в январе 1992-го, а в марте того же года стал первым губернатором Закарпатской области — тогда эта должность официально называлась «представитель президента». Областной совет тогда же возглавил кадровый милиционер, до того первый заместитель начальника областного УВД Дмитрий Дорчинец, родом из Хустского района.

Именно 1992-1994 годы стали временем накопления первичного капитала двумя и поныне главными кланами Закарпатья — «ужгородским» и «мукачевским». Первый возглавлял Сергей Ратушняк («Рата»), второй — Михаил Токарь («Геша»). Бизнес у обоих кланов был одинаковый: контрабанда, в том числе алкоголя и сигарет, со временем — экспорт закарпатского леса и импорт различных продуктов с Запада. Параллельно в области усиливалось представительство «киевской семёрки», бизнес-группы, политической «крышей» которой стала Социал-демократическая партия Украины (объединённая) во главе с Виктором Медведчуком. В 1994-м первые и последние в истории современной Украины прямые выборы главы областного совета выиграл представитель этой партии Сергей Устич, которого после «конституционного переворота» в 1995-м Леонид Кучма назначил первым главой Закарпатской областной государственной администрации.

Отмечу, что Сергей Ратушняк в 1994-м получил более 70% голосов на выборах мэра Ужгорода, хотя его претензии простирались далеко за пределы областного центра, да и Украины в целом. В Закарпатье до сих пор вспоминают, как гружёные продукцией «Кока-колы» фуры не пропускали через карпатские перевалы, чтобы она не создавала конкуренцию выпускаемой фирмой Ратушняка «Рата-коле». Говорят, что проблему удалось решить только послу США после личного разговора с Кучмой. И в этих условиях «мукачевские» сделали политический выбор, решив объединиться с «медведчуковцами». В 1997-м Виктор Балога, до того один из подручных «Геши», вступает в СДПУ(о), а уже в следующем году выигрывает выборы мэра Мукачево. «Эсдеки» на парламентских выборах 1998 года получили на Закарпатье 31,17% голосов, а по округу №71 с центром в Мукачево 44,64%. Для понимания: их ближайших преследователей, Партию зелёных, поддержали в этом городе всего 6,73% избирателей.

«Мукачевские» при помощи киевской «крыши» начинают жёстко прессовать «ужгородских». Осенью 1998 года против Ратушняка, который весной того года второй раз выиграл выборы мэра Ужгорода, было открыто уголовное дело. Формальный повод — за использование валютного счёта за пределами Украины без разрешения НБУ, что, учитывая реальные действия фигуранта, напоминало дело против Аль Капоне за неуплату налогов. Когда с обыском на все фирмы Ратушняка нагрянула бригада следователей Генпрокуратуры, тот уехал за границу, откуда прислал в Ужгородский горсовет заявление об отставке. Отставка была принята, но депутаты избрали Ратушняка «почётным мэром».

При этом Виктор Балога, как говорится, «поймал звезду». 25 декабря 1998 года у ворот своего дома был изрешечён пулями его недавний босс Михаил Токарь, а в мае 1999-го сам Балога был назначен губернатором Закарпатской области. Казалось, «мукачевские» завладели областью навсегда, но тут в дело вмешался «верховный разводящий» Леонид Кучма, который после начала своего второго президентского срока начал готовить преемника из тогдашнего премьера Виктора Ющенко, сталкивая последнего с Медведчуком. В апреле 2000 года Балога объявляет о «департизации исполнительной власти» и демонстративно выходит из СДПУ(о), а вместе с ним два вице-губернатора и 8 глав районных госадминистраций. При этом первый заместитель губернатора Иван Ризак, который остался верен Медведчуку, был уволен. В этих условиях «мукачевским» приходится объявить о своеобразном перемирии с «ужгородскими», в область возвращается Ратушняк, который на довыборах становится депутатом областного совета, а потом и советником главы облгосадминистрации.

Однако Закарпатье не стало островком спокойствия на Украине, которая на всех парах неслась к первому Майдану. В апреле 2001 года в знак протеста против отставки Ющенко с поста премьера Балога уходит с должности губернатора. С июня 2001-го областью руководит «варяг» — бывший черновицкий милиционер, а в 1995-1997 годах начальник УВД Закарпатья Геннадий Москаль, который к тому времени успел поруководить милицией в Крыму и Днепропетровской области. Однако раздутая в прессе «борьба с контрабандой» (на самом деле — перераспределение теневых денежных потоков, ведь у самого Москаля есть бизнес в соседней Румынии) привела к потере управляемости регионом, и в сентябре 2002 года Кучма назначает губернатором Закарпатья Ивана Ризака (до того — заместителя Москаля), и «медведчуковцы» становятся «третьей силой» в области. Именно их конфликты с командой Балоги-Ющенко на выборах мэра Мукачево в 2003-2004 годах многие называют репетицией не только будущих выборов президента, но и «оранжевой революции» в ноябре-декабре 2004 года. Кстати, тогда же «восходит звезда» одного из самых ярких представителей Закарпатья в украинской политике, соратника Медведчука — Нестора Шуфрича.

Князь Закарпатский

После победы Ющенко «мукачевские» опять «рулят» Закарпатьем: Виктор Балога становится сначала губернатором области, потом министром чрезвычайных ситуаций и главой администрации президента Ющенко (при этом главой Закарпатской облгосадминистрации был Олег Гаваши — бывший заместитель Балоги как мэра Мукачево, позже — его помощник в Верховной Раде). Влияние «медведчуковцев» тогда упало почти до ноля (кстати, оно до сих пор не восстановилось), Ратушняк, который опять выиграл выборы мэра Ужгорода (2002-2006 годы он пересидел в парламентском кресле), также вынужден был смириться с силой давнего конкурента.

Как ни парадоксально, Балоге удалось без особых проблем «перепрыгнуть» с телеги Виктора Ющенко в набирающий скорость поезд Виктора Януковича. Хотя в 2007-м Балога был избран главой политсовета президентской партии «Наша Украна», уже в 2008-м политик из неё вышел, создав собственную — «Единый центр». В мае 2009-го Балога ушёл в отставку с поста главы администрации Ющенко в знак протеста против желания президента баллотироваться на второй срок и уже в следующем году оказался в команде Януковича. С ноября 2010-го по декабрь 2012-го опять стал министром чрезвычайных ситуаций, при этом сохраняя влияние на губернатора-«регионала» Александра Ледиду. Кроме того, Балога контролировал значительную часть органов местного самоуправления края, начиная с областного совета (последний именно тогда проголосовал за признание национальности «русин», а также утвердил символику области, напоминающую о временах автономной Подкарпатской Руси). А вот Ратушняк, который в 2010-м неудачно баллотировался на пост президента (кстати, первым из представителей Закарпатья за всю историю Украины, но даже в родной области набрал лишь 2,61% голосов), в том же году из публичной политики ушёл, не попытавшись на очередной срок остаться мэром областного центра.

Ныне Ратушняк остаётся лишь «авторитетным бизнесменом», который регулярно попадает в СМИ в связи со скандальными высказываниями. Хотя самым резонансным был антисемитский выпад в адрес Яценюка в 2009-м (тогда прокуратура открыла против него дело за разжигание межнациональной розни, закончившееся ничем), однако в марте 2017-го Ратушняк высказался и по языковому вопросу, написав у себя в «Фейсбук»: «Только у хохлов все вопросы и проблемы решены, и осталось расстреливать всех, кто шипит галицким акцентом, который обозначили украинским языком». Он также призвал строить стены «крымские, донбасские, черновицкие, одесские, львовские, чтобы отгородиться от ненавистной киевской власти». По публичному доносу депутата Верховной Рады от партии «Самопомощь» Ирины Подоляк против Ратушняка открыла дело уже СБУ, но о результатах расследования до сих пор ничего неизвестно.

А вот Балога нашёл себя и во время Майдана, и в постмайданные времена. Он публично поддержал и «революцию достоинства», и военную операцию Киева на Донбассе, став одним из спонсоров как закарпатских «добровольцев», так и 128-й отдельной горно-штурмовой бригады со штаб-квартирой в Мукачево, которую некоторые считают потенциальной личной армией клана Балог. На парламентских выборах осенью 2014-го «князь Закарпатский» Виктор Балога не только опять стал депутатом Верховной Рады (он заседал там с 2012-го), но и провёл туда по закарпатским округам своих родных братьев Ивана и Павла, а также двоюродного брата Василия Петёвку. С губернаторами Закарпатья в 2014-15 годах «яценюковцем» Лунченко и «порошенковцем» Губалем Балога без проблем решал все вопросы, да и с вернувшимся в июле 2015-го в кресло главы Геннадием Москалём тоже находил общий язык. Выплёскивающиеся на публику конфликты с бывшим «регионалом», депутатом ВР Михаилом Ланё, были связаны не только с бизнес-конкуренцией (традиционно за потоки контрабанды), но и с тем, что Ланё совместно с Нестором Шуфричем и Юрием Бойко пытался возродить в регионе влияние «медведчуковцев».

Хотя после президентских и парламентских выборов политический ландшафт Закарпатья радикально изменился (Владимир Зеленский во втором туре набрал здесь 80,67% голосов, а его партия «Слуга народа — 49,86%), «мукачевским» всё же удалось сохранить влияние в крае. Да, родные братья Виктора Балоги выборы в мажоритарных округах проиграли, но сам политик, а также его кузен Василий Петёвка в парламент прошли. «Слуге народа» удалось провести в области только одного мажоритарщика — близкого к Ратушняку Михаила Лабу. Ещё один поддерживающий нынешнюю власть депутат-закарпатец — бывший «регионал», а ныне входящий в подконтрольную Игорю Коломойскому фракцию «За будущее» Владислав Поляк. Остальные два мажоритарщика от области — экс-губернатор Лунченко и бывший «порошенковец» Роберт Горват — пока остаются внефракционными. То есть никто из конкурентов Балоги пока самостоятельной силой не является, и перспектив их объединения для борьбы с «мукачевскими» пока не наблюдается.

Но самое главное — нынешний губернатор Закарпатья Игорь Бондаренко, который является уроженцем Евпатории, с 1986 года живёт и работает в… Мукачево, где начал воинскую службу в предшественнице упомянутой 128-й бригады. Позже он занимался в этом городе бизнесом, работал заместителем главы Мукачевской районной госадминистрации, а потом в Минюсте, когда его возглавлял однопартиец Балоги по «Нашей Украине» Николай Онищук.

Стоит отметить, что если «ужгородским» восстановление их былых позиций в области вряд ли светит, то «медведчуковцы» имеют на это некоторый шанс. Во-первых, у них есть узнаваемый и достаточно популярный на Закарпатье политик — Нестор Шуфрич. А во-вторых, есть потенциальные союзники в лице венгерских партий, которые не смогли провести в нынешний состав парламента ни одного депутата, хотя венгры составляют 12% населения Закарпатья (более 150 тысяч человек). Поскольку для нынешней политической силы Виктора Медведчука, «Оппозиционной платформы — За жизнь» (ОПЗЖ), защита национальных меньшинств, их языковых и культурных прав является одной из ключевых задач, это открывает широкие возможности для сотрудничества ОПЗЖ с «Демократическим союзом венгров Украины» и «Партией венгров Украины». Состоится ли оно — покажут грядущие местные выборы, на которые венгерские партии обычно шли самостоятельно. Однако если избирательная система действительно будет изменена на чисто мажоритарную, союз партий нацменьшинств Украины с крупными политическими силами может стать неизбежным.

Резюме

Закарпатская политическая элита играет своеобразную и малозаметную на фоне политических элит Востока и Центра Украины роль. Своеобразие в том, что они не светятся на первых местах в политических раскладах, а действуют в «тени гигантов» — Балога у Ющенко, Москаль у Порошенко, Шуфрич у Медведчука. При этом всегда остаются самобытными, со своей закарпатской «перчинкой».

В нынешней политической обстановке, когда главным в Киеве и всей Украине опять стал выходец с Востока, у закарпатских, видимо, будет снова свой особый путь в политике. И, скорее всего, это будут действия в глубокой тени.