Начали, как водится на Украине, с малого бизнеса. Вот только усилия по выволакиванию мелких предпринимателей из сумрака могут иметь обратный эффект — результатом станет еще больший отток рабочей силы из страны и повышение цен.

Бизнес уходит туда, где меньше государства

Высокий уровень теневой экономики — пожалуй, одна из ключевых проблем Украины. По различным экспертным оценкам, на Украине в «тени» находится до 50% ВВП.

При этом эксперты отмечают наличие как положительного, так и негативного влияния «тени» на национальную экономику. С одной стороны, теневая экономика играет роль некоего амортизатора, создавая дополнительные рабочие места, стимулируя рост предпринимательской инициативы и укрепляя социальную, трудовую и профессиональную мобильность. С другой стороны, «тень» выступает дестабилизирующим фактором.

Экономист предложил Зеленскому более действенный способ борьбы с коррупцией
Экономист предложил Зеленскому более действенный способ борьбы с коррупцией
© Facebook/Даниил Монин
В 2018 году было опубликовано исследование о теневой экономике, проведенное Л. Мединой и Ф. Шнайдером под эгидой МВФ, — «Shadow Economies around the World: what did we learn over last 20 years?». Изучение было проведено на основе использования статистических данных 158 стран за 1991-2015 годы. И уровень теневой экономики Украины в 2015 году был оценен в 45%, что выше оценки украинского Министерства экономического развития и торговли за тот год на 5%.

«Операции в теневой экономике не подпадают под налогообложение, в результате чего налоговые доходы оказываются ниже, чем они были бы в противном случае, — говорится в исследовании МВФ, посвященном теневой экономике. — В ответ на сокращение налоговой базы или ухудшение соблюдения налогового законодательства органы государственного управления могут повышать налоговые ставки, еще больше стимулируя бегство в теневую экономику, что приводит к дальнейшему ужесточению бюджетных ограничений в государственном секторе. И так далее».

Последние два десятилетия Украина — хрестоматийный пример такого цикла.

Высокие «трудовые» налоги и сложности администрирования — это основные стимулы ухода бизнеса в «тень» и соответственно важные факторы детенизации.

«Страны с относительно низкими налоговыми ставками, меньшим количеством регуляций, а также реальным верховенством права, как правило, имеют меньшие масштабы теневой экономики», — написал в своей статье для МВФ известный немецкий экономист Фридрих Шнайдер.

Торговцы на «блошиных рынках» обязаны выдать чек

И именно за регуляторку в первую очередь взялась новая украинская власть, пытаясь вывести бизнес из тени. Налоговую реформу отложили «на потом».

Гончарук собрался ликвидировать ненужные органы власти, поедающие бюджет
Гончарук собрался ликвидировать ненужные органы власти, поедающие бюджет
© kmu.gov.ua | Перейти в фотобанк
В конце прошлой недели Верховная Рада Украины приняла два закона — о так называемом «кэшбэке» и кассовых аппаратах. Таким образом собираются наказывать продавцов за торговлю без чеков и поощрять бдительных покупателей, которые будут доносить на нарушителей.

Именно законы, по мнению премьер-министра Украины Алексея Гончарука, обеспечат стране рост экономических показателей. По его словам, такими законами власть, во-первых, мотивирует потребителей получать фискальные чеки. Во-вторых, требует за счет упрощения и удешевления процесса применения РРО (регистратор расчетных операций. — Ред.) все-таки их использовать. В-третьих, этими мерами повышается уровень защиты прав потребителей.

По новому закону наличие кассовых аппаратов стало обязательным для всего малого бизнеса, на едином налоге, с оборотом более 1 млн гривен (2,63 млн руб.) в год.

Однако для некоторых категорий бизнеса планка доходов вообще не предусмотрена, то есть им придется выдавать чеки вне зависимости от оборота. Это так называемая «группа риска». В неё вошли, в частности, интернет-магазины, курьерские службы, продавцы сложной бытовой техники и электроники, на которую выдается гарантия, торговцы ювелирными изделиями, подержанными товарами, запчастями, а также рестораны и кафе, турагентства, отели, сервисы по бронированию.

Правда, кассовые аппараты можно заменить сертифицированным программным обеспечением, которое будет отправлять данные о проведенных операциях на сервер налоговой службы.

Закон вступит в силу с марта 2020 года. Однако предусмотрен и "переходной период": для предпринимателей из «группы риска» он продлится до 1 октября 2020 года, для остальных — до 1 января 2021 года.

Штрафы за нарушения в переходной период составят от 10% до 50% стоимости товара, за который не выдан чек. В последующем придется платить 100-150%.

Еще одно нововведение — жесткое требование к учету товара. В частности, мелкий бизнес на упрощенной системе должен будет вести учет техники, лекарств, ювелирных изделий, что связано якобы с необходимостью предварительного программирования РРО. За нарушения норм учета бизнесу грозит штраф до 200% от стоимости продукции. Предполагается, что при такой норме учета будет намного сложнее скрывать реальные обороты и торговать "серым" и контрабандным товаром.

Бюджет раздора: «Слугу народа» не впечатлило детище Кабмина
Бюджет раздора: «Слугу народа» не впечатлило детище Кабмина
© Украина.ру/Стрингер
В законе «о кэшбеке» прописано введение системы «проверки чеков», когда каждый покупатель сможет по номеру чека проверить его подлинность в специальной базе данных. Кроме того, украинцы получили право пожаловаться на покупку без чека и получить возврат денег. Минимальная сумма для жалобы — 850 гривен (2,2 тыс. руб.).

По задумке авторов законопроекта, нормы документа будут способствовать детенизации оборота наличных средств, стимулировать покупателей получать фискальные чеки там, где это предусмотрено законодательством, а также увеличат прозрачность и контроль общественности над налоговыми проверками.

То, что, по риторике властей, данные законы призваны вывести бизнес из тени, вызывает недоумение у экономиста Александра Куща.

«Законы, которые будут уничтожать предпринимательство, называют стимулирующими предпринимательство. На самом деле более несоответствующего названия и содержания трудно себе представить. Было бы честно назвать их законами об усилении фискальной нагрузки, но ни в коем случае не стимулирования», — рассказал Кущ в комментарии Украина.ру.

По его словам, Украина с точки зрения вектора экономических реформ сейчас «зависла» на некоей грани.

«С одной стороны, у нас есть легальный сектор экономики, который находится в депрессивном состоянии, с другой — активно развивающийся теневой сектор экономики. И между ними находится некий «буфер» в виде «серой» экономики. Причем этот «буфер» достаточно большой.

Политика государства здесь может быть направлена по двум основным альтернативным направлениями. Можно ввести дополнительную фискализацию, и тогда этот «серый буфер» качнется в сторону «теневой» экономики и сольется с «тенью». А можно дать определенные послабления в административном регулировании, провести фискальную реформу с точки зрения снижения налогов, и тогда этот «серый буфер» качнется в сторону белой экономики.

Таким образом, у любого правительства, которое сейчас будет работать на Украине, есть два альтернативных пути: либо существенно увеличить объем белой экономики за счет того, что дать стимулы «серой» экономике трансформироваться в белую, либо окончательно толкнуть «серую» в сторону «теневой», соответственно увеличив размер «тени».

Европа хочет, чтобы Россия финансировала коррупцию на Украине – экономист Григорьев
Европа хочет, чтобы Россия финансировала коррупцию на Украине – экономист Григорьев
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
В данном случае власть показывает, что акцент сделан исключительно в сторону того, чтобы оттолкнуть «серый» рынок, который еще можно как-то перевести в легальный формат, и сделать его окончательно черным. Например, то же введение РРО для малого бизнеса в основном бьет по мелкому предпринимательству.

Малый бизнес, у которого есть относительно большие обороты, возможно, может позволить себе администрирование этого фискального требования. Что касается мелкого предпринимательства, где работают люди иногда с не очень высоким уровнем финансовой компетенции, то для них это станет достаточно серьезным вызовом и будет приводить к определенным трудностям», — пояснил эксперт.

По его мнению, введение «налогового стукачества» окончательно толкнет предпринимателей в «тень».

«Сейчас предприниматели выдают клиентам так называемые «предчеки», часть из которых потом не проводят по бухгалтерии. Но их нельзя назвать теневым бизнесом — это «серый» бизнес: они платят налоги, может быть, не в том объеме, в каком хотелось бы государству, но платят; они частично проводят операции, опять же, может быть, не в том объеме, в каком хотелось бы фискалам, но показывают обороты.

Теперь же, с введением «кэшбэка», предприниматели будут опасаться, что на них могут настучать, и они будут вынуждены заплатить штраф. И они вообще не будут выдавать никаких чеков, они полностью переведут свои обороты в «тень». Выиграет ли от этого государство? Очень сомнительно», — полагает экономист.

Он подчеркивает, что здесь существуют риски, связанные не с возможными потерями для государственного бюджета.

«Речь идет о замирании предпринимательской инициативы. Предприниматели — это как капиллярная кровеносная система, это миллионы экономических агентов, которые несут кислород в живые ткани экономики. Поэтому замирание или отмирание предпринимательской инициативы негативно скажется на качестве украинской экономики, на ее привлекательности. В этом плане, я считаю, что это наибольшая потеря.

Ошибка государства в том, что оно забывает, что здесь, как и у самолета, есть два крыла. Если применяется фискализация, то она должна идти параллельно с глубоким фискальным маневром по снижению налоговых ставок и улучшению условий для ведения предпринимательской деятельности. Тогда это работает. А когда сначала идет фискализация, а потом налоговая реформа, которая, может, будет, а может, и нет, тогда это дает обратный результат», — сказал Александр Кущ.

Кому выгодно?

По мнению эксперта Фонда общественной безопасности Юрия Гаврилечко, эффект от принятых украинским парламентом «детенизационных законов» будет обратным. Он уверен, что законы направленны именно на то, чтобы бизнес уходил в «тень».

Экономист объяснил, на какие компромиссы готова Россия в вопросе транзита газа
Экономист объяснил, на какие компромиссы готова Россия в вопросе транзита газа
© РИА Новости, Иван Руднев | Перейти в фотобанк
«Выводить из «тени» путем увеличения фискального давления — это все равно что пробовать вычерпать воду ситом — очень эффективно, но бесполезно. По расчетам Государственной регуляторной службы введение РРО приведет к тому, что каждый частный предприниматель будет вынужден в год тратить порядка 70 тысяч гривен (184 тыс. руб.) дополнительно к тем расходам, которые у него есть сейчас, на закупку, амортизацию и обслуживание этого комплекса. Поэтому суммарная нагрузка на малый бизнес в годовом исчислении составит порядка 22 миллиардов гривен (58 млрд руб.). Этих денег у малого бизнеса нет физически.

Естественно, что бизнес либо закроется, либо будет работать «вчёрную», либо предприниматель вместе со своим бизнесом свалит отсюда через ближайшие кордоны, из тени он не выйдет, наоборот, уйдет в легальный бизнес только в других странах», — сказал в эксклюзивном комментарии Украина.ру Юрий Гаврилечко.

По словам эксперта, те же, кто работает в «тени», будут продолжать в ней работать, поскольку нововведение их никоим образом не коснется.

«Штрафные санкции развалят любой бизнес в момент, поскольку штраф в 150 тысяч гривен (394 тыс. руб.) может похоронить любое предприятие сам по себе. Особенно с учетом того, что порядка сейчас нет, и любой налоговик может самостоятельно определять, когда, где и что ты нарушил. К тому же этими законами с налоговиков сняли всяческую ответственность за вред, который они нанесли бизнесу, а это «Здравствуйте, коррупция!», — уверен эксперт.

Он также считает, что данные законопроекты направлены исключительно на ликвидацию малого и среднего бизнеса в системе торговли и расчистку поля для крупных игроков на этом рынке, то есть для торговых сетей.

«Информация о том, что торговые сети используют физических лиц-предпринимателей для ухода от налогообложения, мягко говоря, не соответствует действительности. Через ФЛП работают не сети, а некоторые виды франшиз, которые теоретически могут иметь вид сетей, но не имеют своих магазинов. Арендаторы же, объединенные в определенные кластеры, работают в этой системе как раз потому, что в любой другой системе они становятся неконкурентоспособными и бизнес им вести не выгодно.

Основная задача этих законов в том, чтобы, во-первых, бизнес ушел в «тень», а во-вторых, вообще ушел, оставив место для крупных игроков. Результатом станет еще больший отток рабочей силы из страны и повышение цен», — заключил Юрий Гаврилечко.