Стремление грантоедов напомнить о своей нужности сменившейся власти объяснимо. После некоторого периода упаднических настроений (дескать, пришло время «пророссийского реванша») майданщики, в том числе и в Харькове, перегруппировались и приободрились. Выходец из Харькова министр МВД Арсен Аваков остался на своём посту, остаются на плаву известные харьковские соратники Арсена Борисовича — Зураб Аласания и Антон Геращенко, областью продолжает управлять губернатор эпохи порошенковщины Юлия Светличная. Следовательно, работу по назойливому приручению города можно и нужно продолжать. 

Так, один из местных сторонников Майдана, блогер Алексей Копытько (не путать с уважаемым социологом Евгением Копатько) предлагает для украинизации Харькова предпринять целый ряд мер: «У нас в регионе примерно пятая часть населения — глубоко пророссийские или просоветские люди, — пишет Копытько на своей странице в ФБ. — Эта группа недостаточно влиятельна и велика, чтобы самостоятельно утащить Ха [Харьков] в пучину "русского мира", но она срабатывает как якорь для примерно 60% "болота", готового принять любой сценарий, где не будет войны и будет приятно смотреть в холодильник. Точно так же примерно пятая часть составляет проукраинский якорь, удерживающий область от впадения в сепаратистский блуд. Чтобы качнуть "болото" в правильную сторону и снизить цепкость "русскомирцев", нужно вкладывать адресные усилия именно по этим группам».

Первая столица против второй. Что творилось в Харькове и вокруг него 5 лет назад
Первая столица против второй. Что творилось в Харькове и вокруг него 5 лет назад
© AFP, SERGEY BOBOK | Перейти в фотобанк

Далее: в гуманитарной сфере предполагается развивать недавно открывшийся харьковский филиал УИНП (Украинский институт национальной памяти), создать территориальное подразделение Украинского культурного фонда, поддерживать Харьковский литературный музей (один из самых заметных идеологических центров украинизации), предлагается изменить подход к распределению украинской литературы между регионами, интенсивно направляя книги нужной идеологической направленности в русскоязычные регионы, и т.д. 

«К сожалению, выборы показали, что подросло новое поколение ваты, — комментирует публикацию Копытько некий харьковский «консультант по коммуникациям» Дмитрий Прокудин— Третий сектор без поддержки государства не потянет мощный просветительский проект».

Кстати, все эти «просветители» даже ленятся переходить на пропагандируемую ими держимову. 

Итак, для перелицовки оккупированого майданщиками города необходима финансовая поддержка Киева плюс иностранных гранатовых организаций, и она, безусловно, будет оказана: нивелирование Первой столицы как фактора альтернативного самосознания является для власти фактором весьма важным — в мясорубку затеянных «реформ» должны идти все граждане поголовно и без лишних рассуждений. Следующим этапом должна стать смена местной власти, за которую цепляются остатки харьковской идентичности. Феноменальные результаты «команды Зе» на президентских и парламентских выборах в Харькове (а также результаты предварительных замеров на выборы местные) дают основание предположить возможность значительных изменений.

В конце концов, если харьковчане захотят продолжать очаровываться мифическим Голобородько, никто не сможет им помешать это сделать — на то и существуют выборы. Возможно, наш город живёт слишком хорошо, и ему пора присоединиться к числу регионов разорённых, обнищавших, погрузившихся в «патриотическое» средневековье. Для того и расставляют на харьковчан политтехнологические ловушки и капканы. 

И, кстати, о капканах, которые на прошлой неделе «украшали» центр города и якобы посвящены страданиям узников в российских тюрьмах. А почему заезжие грантоеды не протестуют против содержания политзаключённых и узников совести в местных тюрьмах? По сведениям СМИ, на Украине под стражей остаются порядка 300-400 невинно осуждённых (минус обменянные в прошедшую субботу). Радующимся «украинской оттепели» позволю напомнить, что против ранее отпущенных домой под личное обязательство или денежный залог разбирательство вовсе не прекращено: например, журналист Василий Муравицккий продолжает находиться под круглосуточным домашним арестом. Для сравнения: в 1937 году, в разгар сталинских репрессий, количество оправдательных приговоров в СССР составляло 10,3%. Спустя 80 лет в «демократической Украине» оправдательных приговоров в украинских судах было всего 0,36%. А про оговорённую Минскими соглашениями амнистию даже и речи нет.

Никто не понёс наказание за пытки заключенных и за организацию тайных тюрем СБУ, о которых в своё время сообщали эксперты ООН. В частности, бывший политзаключенный, коммунист Андрей Соколов подтвердил журналистам существование по меньшей мере трёх тайных тюрем: в Мариуполе, Бахмуте (Артёмовске) и в Харькове: «в Харькове в свое время была разыграна целая комедия, когда из тюрьмы вывезли около 60 человек пленных, а журналистам и правозащитникам показали, что тюремные камеры в СБУ пустые». 

«Сколько всего политзаключенных на Украине, пожалуй, не знает никто. Тем более они проходят по обычным уголовным статьям, — отмечает оппозиционный украинский журналист Павел Волков— В списках, которые составляют различные правозащитные организации, сотни людей. Большинство из них все еще в СИЗО. Не отмененных оправдательных приговоров на данный момент только два — мой и харьковского "беркутовца" Андрея Хандрыкина. Но даже они еще будут оспариваться в кассации и апелляции соответственно».

Обмен заключенными России и Украины: что дальше?
Обмен заключенными России и Украины: что дальше?
© REUTERS, Gleb Garanich

Продолжают томиться в заключении известная спортсменка Дарья Мастикашева, предприниматель Андрей Татаринцев и многие другие. Есть среди них и харьковчане, в том числе 85-летний политзаключенный Мехти Логунов. Однако судьба этих узников не интересует грантоедов-«правозащитников», сознательно игнорирующих происходящее у них под самым носом. Расставлять капканы куда выгодней.