В воскресенье 11 мая 2014 года на территории Донецкой Народной республики прошёл референдум, в ходе которого граждане Республики выразили своё отношение к поддержке суверенитета ДНР. Вопрос, вынесенный на референдум, звучал так: «Поддерживаете ли вы акт о государственной самостоятельности Донецкой Народной Республики?» Несмотря на боевые действия и провокации со стороны украинских войск, явка пришедших на референдум избирателей достигла 74,87%. Государственный суверенитет ДНР поддержали 89,7% проголосовавших граждан.

«Итак, жители Донецкой и Луганской областей, несмотря на все попытки самопровозглашённой «власти» в Киеве сорвать референдум, выбрали независимость. Только в Донецкой области — «за» проголосовал 89%. Теперь ждём самоопределения в Одесской и Харьковской областях», — заявил в соцсети зампред Совета министров Крыма Рустам Темиргалиев.

Донбасс: Мы пришли на референдум. Если надо — повторим!
Донбасс: Мы пришли на референдум. Если надо — повторим!
© РИА Новости, Евгений Биятов | Перейти в фотобанк

Елена Никитина в своей книге воспоминаний «Вопреки» в главе «Очереди за свободой» пишет, что в семь утра, за час до открытия участков, стояли очереди из сотен людей. Очереди были огромными, люди стояли по три-четыре человека в ряду, при этом хвост очереди выходил далеко за ограждение здания избирательного участка Никитиной. «Вы когда-нибудь получали удовольствие от ожидания в очереди? Я — да! Именно в той, когда стояла с земляками за свободой. Все люди были в приподнятом настроении! — вспоминает Елена.

Своими воспоминаниями о том, как рождались республики, со мною поделились дончане, луганчане, макеевчане. Общезнаменательные слова их воспоминаний — гордость, радость, надежда! Да, так и было! Надеялись и верили. И продолжают это делать, прожив целую пятилетку на родной земле, первую республиканскую пятилетку. С Днём рождения, прекрасная наша Республика! Много слёз было пролито, много крови впитала в себя эта земля, но это всё после. А сейчас я предлагаю вам вспомнить, дорогие читатели, события пятилетней давности, посмотреть на них глазами очевидцев, пока ластик истории не оставил одни лишь факты, вместо чистых незамутнённых эмоций участников референдума.

Кровь и роскошь донецкого выбора
Кровь и роскошь донецкого выбора
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

Александр Парецкий, директор Донецкой филармонии

Накануне референдума и в день его проведения в Донбассе царила приподнятая атмосфера, которую невозможно забыть. Несмотря на то, что голосование проходило на фоне объявленной Украиной АТО (так называемая "антитеррористическая операция" — Ред.) и развернувшейся войны в Славянске, люди шли на избирательные участки как на праздник: с цветами, с российскими триколорами, но главное — с надеждами на лучшее и верой. Конечно, мы были вдохновлены результатами референдума в Крыму и были убеждены, что сценарий событий будет таким же мирным и радостным. Пять лет, прошедших после референдума, показали, что донбассовцев в их стремлении к дружбе и единению с Россией невозможно сломить никакими трудностями, агрессией, преследованиями, блокадой и другими античеловеческими действиями со стороны Украины, политика которой подтверждает правильность выбранного нами 5 лет назад пути.

Владислав Русанов, депутат Народного Совета ДНР

11 мая 2014 года осталось в моей памяти, прежде всего, как событие, сплотившее и объединившее весь донецкий народ. Если быть точным, то 11 мая и референдум стали апогеем этого сплочения, начавшегося на мартовских митингах и продолжившегося на баррикадах у Донецкой облгосадминистрации. В те дни ты, в самом деле, ощущал себя частичкой огромного людского потока. Не фигурально, не для красного словца, а именно на каком-то духовно-мистическом уровне. Мысли, желания, надежды отдельных людей сливались в одном огромном информационном поле и становились мыслями, желаниями, надеждой всего Донбасса. Хорошо помню сам день референдума. Мы с женой не торопились с раннего утра — не хотели стоять в очередях, а когда вышли из подъезда, оказалось, что мы остались последними из двора, кто ещё не проголосовал. И бабушки у подъезда нас пожурили. Помню, как вечером в соцсетях мы обменивались фотографиями очередей на разных участках. Мои товарищи, жившие в разных районах Донецка, хвастались друг перед другом, у кого очереди были длиннее, где пришло больше людей. Уже позже появились известия, как мешали референдуму вооружённые люди из террбатов на западе и севере области, но это уже совсем другая история, совсем другие воспоминания…

Ирина Горбань, писатель, член Союза писателей России

Когда человек верит в торжество справедливости, он горы свернет для преодоления мечты. Во время Референдума жители моего города жили одной мечтой — быть в составе России. А для этого в то время была такая малость — проголосовать, — и мы вместе.

Депутат Козенко: Донбасс принял на себя те пули, что предназначались Крыму
Депутат Козенко: Донбасс принял на себя те пули, что предназначались Крыму
© РИА Новости, Владимир Трефилов

На избирательном пункте негде было яблоку упасть. Радостные и возбуждённые жители Макеевки голосовали за будущее своих детей. Чувства меня переполняли. Думалось, что первый шаг к воссоединению сделан. Осталась самая малость. Но впереди была война.

Игорь Фарамазян, журналист

Прежде всего, 11 мая 2004 года была прекрасная погода. И ещё было как-то празднично. В воздухе было разлито это праздничное настроение. На участках было множество людей. И это множество поражало воображение. Ведь референдум никто не спускал сверху. Времени на организацию его практически не было. И при этом люди откликнулись на призыв вчера ещё никому неизвестных людей и пришли выразить свою волю. Это не прыжки на майдане под мантры кукловодов. Это настоящая низовая самоорганизация. Это не деструкция госпереворота. Это мирный позитивный способ высказаться по наиболее актуальному вопросу. Как говорится, почувствуйте разницу. И ещё поразила сознательность. Осознанность выбора. У Донбасса ведь никто не спрашивал при Украине, чего он хочет. Хочет ли он интегрироваться в Европу или всё же видит себя в общем пространстве с Россией. И вот на референдуме 2014 года люди фактически голосовали за Россию. Да, вопрос был о самостоятельности республики. Но все воспринимали это лишь как первый шаг домой, к своим, в Россию. И это полностью совпало с результатами референдума 1994 года в Донбассе. То есть, с момента развала единой страны в 1991 году в мировоззрении дончан ничего не изменилось. Они, несмотря на ползучую украинизацию, продолжали считать себя частью большого русского ментального пространства — культурного, мировоззренческого и духовного. Поэтому, когда кто-то затевает разговор о том, что Донбасс недостаточно русский регион или, что он не слишком рвался в Россию, этот кто-то неправ. Так может говорить только тот, кто совсем не знает Донбасс.

Леонард Свидовсков, председатель Союза журналистов ЛНР

События мая 2014-го года — забыть невозможно! Необычайный подъем. Чувства радости и горечи. Воодушевление! И разочарование… Первого мая — было восстановлено вещание российских телевизионных каналов. Как родным людям, после долгой разлуки радовались программе «Время», программам НТВ, «России 24». Зато на следующий день — настоящая трагедия. Пожарище в Одессе. Все смотрели в «прямом эфире». В интернете. 3 мая, после траурного митинга и панихиды по погибшим одесситам — Луганск услышал первые выстрелы. Это нацгвардейцы, свезенные со всех украинских частей стреляли по пикету у стен областного военкомата. Вечером того же дня над городом уже кружил самолет. Мы пока еще не верили, что нас решатся бомбить. Потом — был запрет на проведение парада и праздничных мероприятий в День Победы. Но кто уже в Луганске, на такие «запреты» обращал внимание?! Знаете, 9 мая 2014 года на улицах города было гораздо больше людей, чем в «мирное время». А митинг — он был самым человечным из всех, который я видел. Не заорганизованный. Для людей. Но уже вечером — страшное известие из Мариуполя… Никаких сомнений уже быть не могло. Стрельбой и пожарищем украинское государство для нас себя уничтожило. Впереди — был Референдум. И мы, 11 мая должны были определить свою судьбу. Провозгласить Республику. Подготовке — препятствовали. Госслужащих обзванивала и.о. председателя облгосадминистрации. Не хочу даже сегодня произносить её фамилию. Это она предупреждала работников госучереждений: «За организацию и участие в референдуме — ответите по законам военного времени…». А госслужащие, по ее указанию — обязаны были уже обзванивать «бюджетников» (врачей, учителей, работников социальной сферы и культуры) и запрещать им участвовать в Референдуме. Были проблемы и с организацией работы участковых комиссий. В школах, в клубах, в учреждениях. Но все трудности были преодолены. 11 мая работали все избирательные участки. Где-то часов в 9-ть, всей семьей проголосовали в здании объединения «Луганскуголь». А большую часть дня Голосования — провел в родной школе. Этот участок был закреплён за мной, как за депутатом областного совета. Как журналист, главный редактор общественно-политического вещания, координировал работу съемочных групп по всей Луганской области. Стаханов, Лутугино, Новоайдар, Старобельск… Людей было очень много! И был энтузиазм. И было — воодушевление. И подъем. Чувства — переполняли. Но главные — радость и гордость. За город. За своих земляков. А еще была вера в то, что все у нас получится! И знаете, это чувство меня, даже через пять лет — не покидает…

Пушилин о референдуме 11 мая 2014: Одесская Хатынь и расправа над мариупольцами сплотили Донбасс
Пушилин о референдуме 11 мая 2014: Одесская Хатынь и расправа над мариупольцами сплотили Донбасс
© Facebook, Денис Пушилин | Перейти в фотобанк

Наталья Чернецкая, издатель

11 мая для меня — рубеж, линия отсчета новой, совершенно иной жизни.

Я живу на 9 этаже. Такое место проживания («высоко сижу — далеко гляжу») имеет свои плюсы и минусы. Но я хочу поделиться наблюдениями «с моей высоты» за происходящим в тот исторический день.

Пережив на своем веку уже немало выборов-референдумов, я, как законопослушный гражданин (гражданин Донецка — это важно), настроилась пойти и опустить отксеренный на А-4 на обычном принтере бюллетень во второй половине дня. Но когда вскользь глянула на улицу, была поражена в полном смысле этого слова.

Это невозможно забыть. Тоненькими ручейками с каждой улицы и от каждого дома и подъезда люди (и стар, и мал) беспрерывно стекались к избирательному участку в школе. Увидев такой гражданский порыв, я отложила все свои важные дела и, выйдя на улицу, прильнула к тем «ручейкам», которые вскоре (начиная с конца мая, и по сей день) оказались непокорённым металлом сопротивления.

Родион Мирошник о том, почему для Донбасса украинское гражданство стало ненавистным
Родион Мирошник о том, почему для Донбасса украинское гражданство стало ненавистным
© facebook/Rodion Miroshnik

Подойти к школе было нереально! Люди стояли по часу-полтора, чтобы зарегистрироваться и получить возможность проголосовать. Один момент запомнился особенно. Заняла очередь. Через несколько человек подошли четверо молодых ребят в камуфляже и с оружием. Толпа притихла (народ ещё не привык видеть вооруженных людей так близко). Мальчишки терпеливо стоят в очереди. Кто-то из впереди стоящих: «Ребятки, идите без очереди. Мы подождем. Спасибо вам!»

В толпе, где собрались разные представители населения Донецка, ни один не промолвил слова против (это нонсенс — наших людей хлебом не корми, только дай повозмущаться в очереди). Это были первые моменты единения Донбасса. А сколько их ещё потом мы узнали…