«Вы не слышали заявлений Украинской православной церкви о том, что она не признает аннексии Крыма? Вы не слышали заявлений Украинской православной церкви о том, что она осуждает все, что происходит на Донбассе, и призвала в том числе и руководителя российского государства прекратить эту агрессию? И более того, Украинская православная церковь неоднократно отмечала, что она полностью поддерживает все инициативы украинского государства в новейший период нашей государственности, касающиеся определения, в том числе и дефиниций, которые связаны с тем, что происходит на востоке Украины», — заявил 21 декабря в телеэфире радио «Свобода» председатель Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ, архиепископ Нежинский и Прилукский Климент (Вечеря).

Томос об украинской автокефалии. Справка
Томос об украинской автокефалии. Справка
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Дальнейшее заявление официального спикера УПЦ удивило даже его оппонента, депутата Верховной Рады от «Народного фронта» Сергея Высоцкого: «Мы внимательно следим за народными депутатами, депутатским корпусом, и четко, как они обозначают, что происходит в нашей державе, так четко в такой же субординации мы к этому относимся». Это о какой субординации к решениям светской власти говорит Климент? О той, которая позволяет себе вмешиваться в дела церкви?

Стоит отметить, что ранее Вечеря уже заявлял подобное. В интервью интернет-изданию «Настоящее время» (проект радио «Свобода») 16 октября он использовал такое сравнение: «То, что сейчас происходит со стороны Константинополя, — это аннексия территории Украинской православной церкви. То, что делает сегодня Константинопольский патриархат, сравнимо с аннексией Крыма». То есть для иерарха УПЦ нет разницы между действиями Константинополя, разорвавшего Православие и действиями России, вернувшей Крым по воле его населения.

Можно вспомнить и то, что вечером 20 декабря глава юридического отдела УПЦ, протоирей Александр Бахов написал в Facebook по поводу принятого в тот день Верховной Радой законопроекта: «УПЦ… не «русская», не «московская».

Это удивительно лишь для тех, кто уверен в том, что УПЦ представляет собой бастион, такой последний рубеж обороны и состоящий сплошь из мучеников «русского мира». На самом деле это верно так же, как и утверждение о том, что Виктор Янукович и Партия регионов вели пророссийскую политику. На деле и те, и другие годами старались лавировать между Западом и Россией, между различными группами населения в самой Украине (поэтому держали в епископате отдельных, но хорошо публично заметных представителей и пророссийских, и автокефалистских «крыльев» — мол, мы свои для всех), получая при этом максимум выгод для себя, но при этом сохраняя максимум своей независимости, в том числе и от Москвы, и от Московского патриархата. До 2014 года и Януковичу, и иерархам УПЦ удавалось усидеть сразу на двух стульях, а теперь уже нет. Более того, прошлая попытка усидеть на двух стульях отдельных иерархов УПЦ и привела к сегодняшней трагедии украинского православия. Наблюдая за тем, как некоторые (далеко не все) священнослужители УПЦ пытаются и власти угодить, и от Московского патриархата поиметь все, что возможно, режим Порошенко укрепился в мысли, что легко завоюет такую корыстолюбивую и непоследовательную церковь.

По факту получилось так, что оказавшееся на территории Крыма и непризнанных народных республик Донбасса духовенство УПЦ благословляло местные новые власти, на Украине — местные и тоже новые. В первых освящали знамена ополченцев, во вторых везли гуманитарную помощь в АТО и напутствовали ее участников. Но этого оказалось недостаточно — оказалось, нужно было выбрать одну из сторон, а вот к этому некоторые иерархи УПЦ были совершенно не склонны, и от этого они постарались максимально уклониться. В итоге русские патриоты их обвиняют в коллаборационизме с хунтой (включая клириков), а украинцы — в том, что УПЦ работает на Россию, является ее «пятой колонной» и т.д.

Отец Феофан: А потом и на Киев будут падать американские бомбы!
Отец Феофан: А потом и на Киев будут падать американские бомбы!
© РИА Новости, Виталий Белоусов | Перейти в фотобанк

Другой момент, что после каждого серьезного публичного провала — решения в Фанаре 11 октября предоставить томос об автокефалии и принятия Верховной Радой 20 декабря закона о принудительном переименовании УПЦ в РПЦ в Украине — спикеры УПЦ начинали стараться исправить ситуацию, пытаясь вскочить в уже ушедший поезд.

Ушел же этот поезд не в последний степени по их вине. Если уж бороться, то бороться! На практике же заместитель председателя Отдела внешних церковных связей УПЦ, протоиерей Николай Данилевич еще 22 апреля  заявил, что «верующие УПЦ могут быть спокойны», так как патриарх Варфоломей не посмеет предоставить автокефалию Украине. А 16 декабря, после объединительного собора в Киеве (которого, как он обещал полугодом ранее, быть не может)  заявил, что для УПЦ «ничего не изменилось». Но раз ничего не изменилось, зачем идти митинговать 20 декабря у Верховной Рады? Стоит ли удивляться, что в итоге церковь, говорящая о 10 миллионах своих верующих, смогла собрать к стенам парламента лишь порядка тысячи человек?

Поэтому и начинаются заверения в верности. Да, мы признаем и всегда признавали аннексию Крыма! (Интересно, а как теперь верующие крымских епархий должны воспринимать епархии УПЦ, лидеры которой заявляют о незаконности присоединения полуострова к России?) Да, мы всегда требовали от Путина прекратить агрессию в Донбассе! Да, мы всегда следовали «генеральной линии партии»! Не трогайте нас!

Конечно, в церкви служат те же люди, которые подвержены, как и все остальные, порошенковской пропаганде, которые заботятся о семьях, которым не чужды все те же заботы и страхи обычных людей, которые не готовы воевать с властью, Службой безопасности Украины, Генпрокуратурой и т.д. И потому не все, но некоторые священники УПЦ, оставаясь на словах верны УПЦ, в то же время уже сейчас начинают искать отходные пути, намекать, что всегда сохраняли верность той власти, которая их сегодня беззастенчиво грабит и разводит…

Да, те же люди. Но в то же время, мы вправе от них ожидать другого. Последовательной верности вере, церкви и своим прихожанам. А то получается, как в известной евангельской притче про Петра, только не Порошенко, прости Господи, а апостола, который предал Иисуса трижды еще до того, как петух прокукарекал.