Как жить нормальной жизнью, если ты ипохондрик в воюющем городе
Как жить нормальной жизнью, если ты ипохондрик в воюющем городе
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк
Дорога в Республиканскую клиническую психиатрическую больницу (в народе «Победа») лежит через Дурную балку. «Какой правильный топоним», — думаю я, глядя, как за окнами автомобиля неспешно отмирает золотая донецкая осень. На въезде на территорию больницы останавливает охранник. Говорит строго, что машину не пропустит, так как нет соответствующего документа. Приходится идти пешком. Корпуса, переходы между ними, клумбы, гаражи, деревья — огромная территория покоя. В разных корпусах меня уже ждут три высококлассных специалиста, чтобы дать свои комментарии, предоставить статистику.

Изначально я планировала говорить только об ипохондрии (или так называемой ипохондрии), так как именно она является основной темой моего публицистического исследования, о её проявлениях, но разговор получился и о больших психозах, и о малой психиатрии. Да и вообще разговор вышел по душам, что особенно правильно для того места, где как раз и занимаются лечением души.

От «страусиной философии» до творческой переработки кризиса

Дину Тахташову я знаю тысячу лет (семнадцать), очень добрая, с глазами, которыми может и обнять, и излечить. Дина заведует отделением аффективных расстройств. Она говорит так: «Нужно лечить не болезнь и даже не больного, а душу. Лучшее же лекарство в медицине — сам врач». Такой врач, как Дина, действительно, лучшее лекарство.

Дина — преподаватель, ей важно не просто мне статистику предоставить, но и заставить понять предмет, о котором я пишу. Понять его с медицинской точки зрения, а не с публицистической. Я почти не сопротивляюсь.

Различают четыре типа деятельности человека по преодолению критических ситуаций

Как красивая жизнь мирного Донбасса переехала в Москву на улицу Пятницкую
Как красивая жизнь мирного Донбасса переехала в Москву на улицу Пятницкую
© synthart.livejournal.com
Гедонистический тип — когда кризис случился, но человек продолжает жить, делая вид, что ничего не произошло. Человек внутренне искажает и отрицает его, он говорит: «Ничего страшного не случилось!» Он формирует и поддерживает иллюзию благополучия и сохранности нарушенного содержания жизни. Это защитная реакция инфантильного сознания, но как бы человек себя ни уговаривал, всё равно происходит регресс личности.

Реалистический тип — этот тип построен на таких понятиях, как терпение, реальность, трезвое отношение. То есть человек признаёт, что случился кризис, принимает реальность, приспосабливает свои потребности и интересы к новому смыслу жизни, иначе говоря, попросту терпит. Это удерживает его от деградации.

Ценностный тип — человек признаёт наличие критической ситуации, но отвергает пассивное принятие удара судьбы. По сути, человек строит новое содержание жизни в связи с понесённой утратой. Пример: потерявшая мужа жена стремится полностью заменить детям отца или же завершить начатое им дело.

Творческий тип — это поведение сложившейся волевой личности, которая в критических ситуациях сохраняет способность самостоятельно и сознательно искать выход благодаря своему социальному опыту.

— Когда человек попадает в кризисную ситуацию, с которой не может справиться самостоятельно, — говорит Дина Тахташова, — его психика ставит на этой ситуации блок, запрещает человеку об этом думать, заставляет человека переключаться на что-то более нейтральное. И переключается он, как правило, на собственное здоровье, точнее нездоровье, но мнимое. Вот таких «больных» в последние годы в Донецке стало гораздо больше.

Существует статистика: около 25 процентов (некоторые врачи утверждают, что до 40 процентов) людей в клиниках, где лечат соматические заболевания, — это люди с психосоматикой. Финансы, которые государством выделяются на этих пациентов, попросту тратятся впустую.

— А как дело обстоит с серьёзными диагнозами? Увеличилось ли количество пациентов с шизофренией, например?— спрашиваю я.

— Нет! Нет ничего более константного в нашей жизни, чем процент людей, страдающих шизофренией. Это всегда примерно 1 процент от общего количества людей.

Причины возникновения ипохондрического синдрома

Тревожные и мнительные люди с высокой чувствительностью к стрессам более подвержены развитию ипохондрии. Серьёзные болезни, перенесённые пациентом в детском возрасте, чрезмерная озабоченность матери здоровьем ребенка способствуют сохранению у человека и в зрелом возрасте опасения, что у него может быть заболевание, которое подозревала его мать. Также усиливают мнительность физическое и сексуальное насилие в прошлом, скупость на эмоции, пессимистичное отношение к жизни.

Довольно часто люди, страдающие ипохондрическим синдромом, не способны адекватно понимать само понятие «здоровье», они убеждены, что «здоровье» — это константа, что состояние здоровья не может сопровождаться какими-либо изменениями объективного статуса человека. Именно в этом случае состояние даже минимального дискомфорта расценивается как серьёзная болезнь. Ипохондрик и сам не рад, что он раз за разом оказывается в комичной ситуации, когда он приходит в больницу, а ему говорят, что он здоров, но слов этих хватает ровно до первого лёгкого спазма или покалывания.

Также катализатором может стать смерть близкого человека по причине серьёзной болезни, регулярное общение со страдающими неизлечимой болезнью людьми и/или наличие близких родственников, страдающих ипохондрией.

«Психика — дело тонкое»

Донецкие цыгане рассказали, когда закончится война в Донбассе
Донецкие цыгане рассказали, когда закончится война в Донбассе
© Facebook, Наталия Варакута | Перейти в фотобанк
Заведующий отделением в Медико-психологическом центре Валентин Пехтерев подтверждает слова Дины Тахташовой и комментирует ситуацию так:

— На большие психозы война вряд ли вообще как-то влияет, чего нельзя сказать о малой психиатрии. Все люди с нервно-психической неустойчивостью за четыре с половиной года войны уехали из наших мест. Они здесь просто не могли выжить, у меня есть пациенты, которым Донецк противопоказан по медицинским причинам, они любят его, тоскуют, но жить здесь не могут. С одной стороны, регион «очистился», но при этом возросло количество пациентов за счёт старения населения. Старики, которых бросили дети, или те, кто по каким-то причинам отказались уезжать, оказались в состоянии сильнейшего стресса, от разлуки они начинают в том числе ипохондризироваться, привлекать к себе внимание через мнимые болезни и плохое самочувствие. Кто-то это делает сознательно, кто-то бессознательно».

Валентин Пехтерев советует ипохондрикам всё же доверять медицине:

— Уровень медицины сейчас высок, обследования проводятся технически, врач не может повлиять на результаты анализов. Если анализы показывают, что человек здоров, не надо искать то, чего нет. Есть такое понятие — ипохондрическое жало, оно, как правило, активизируется около 30 лет. Чаще в спортивной среде, именно спортсмены в большей степени, чем другие люди, не готовы к процессу старения. В творческой среде тоже распространена ипохондрия. Чем более талантливый человек, тем сильней он осознаёт собственную ценность, тем ему жальче терять себя в этом мире.

Я поделилась с Валентином Пехтеревым известными мне историями, как ипохондрики или просто мнительные люди спасаются порою при помощи нетрадиционной медицины, кому-то помогает вера и посещение храма, а кто-то и вовсе обращается к гадалкам.

Война в Донбассе: Великие ипохондрики и малая психиатрия

— Охотно вам верю, — ответил Пехтерев, — дело в том, что люди живут в трёх мирах: мистическом, религиозном, научном. Конечно, для выходца из религиозного мира будут спасительными вера и молитва, мистика сможет убедить гадалка, а приверженца науки необходимо лечить соответствующими, адекватными его мировосприятию методами. Психика — дело очень тонкое…

Состояние «ожидания»

Заведующий консультативной поликлиникой Медико-психологического центра Евгений Ткаченко говорит, что чаще всего ипохондрии подвержены люди тревожно-мнительные, нерешительные, с элементами демонстративности в поведении, истерическими чертами.

— В воюющем городе жить, конечно, вредней, чем в мирном, с этим не поспоришь. Война может послужить спусковым механизмом, накопленная и не вытесненная тревога часто приводит к психосоматике. Что делать? Вытеснять, адекватно вытеснять, обращаться за квалифицированной помощью, — говорит Ткаченко.

Само ипохондрическое расстройство относится к рубрике F45.2. Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства занимают 7,5% (республиканские данные). «В нашем учреждении статистика чуть ниже общей республиканской — 6,5%. По общей статистике, война не увеличила количество психических расстройств, потому что пока ещё все находятся в состоянии «ожидания», когда всё закончится, тогда и будет всплеск», — это мнение Инны Расторгуевой (заместитель главного врача психиатрической больницы в городе Макеевке).

— Вся коварность неврозов в том, что от них не умирают, но они мешают полноценно функционировать, в значительной степени ухудшают качество жизни. Сейчас, во время войны, люди борются с тем, от чего умирают! — говорит Ткаченко. Интересную мысль высказал Евгений, условно разделив человечество на представителей двух типов мышления: прагматический тип мышления и магический. Магический тип мышления как раз характерен для славян. Прагматики чаще обращаются к специалистам. Магическому типу очень помогает вера, представители этого типа более внушаемы.

Великие ипохондрики

Никита Хрущев: Донецкий байкер у руля империи
Никита Хрущев: Донецкий байкер у руля империи
© РИА Новости, Валерий Шустов | Перейти в фотобанк
Один из самых известных ипохондриков — это Алексей Писемский (родился в 1821 году, прожил 59 лет). Русский писатель и драматург, был знаком с Тарасом Шевченко. Вершина его творчества — роман «Тысяча душ», вершина его ипохондрии — комедия «Ипохондрик» про 35-летнего Николая Дурнопечина, которого автор списал, по всей видимости, с себя. Писемский был фантастически мнительным человеком, об этом рассказывали все знавшие его люди. У пожилого Писемского страх перед простудами и прочими хворями достигал огромных размеров.

Ганс Христиан Андерсен был типичным ипохондриком, он не переставал жаловаться на своё плохое самочувствие. Его дневники больше похожи на истории болезни. Даже просто думая о болезнях других, он боялся заболеть сам. Любой пустяк, царапина, синяк, рыбья кость, небольшая простуда внушали ему ипохондрический страх.

Самочувствие автора «Гадкого утёнка» и «Дюймовочки» особенно ухудшалось в те моменты, когда ему отказывали в признании: «Моя душа счастлива только тогда, когда все мною восхищаются. Достаточно одного сомневающегося голоса, как я падаю духом!»

«Любой кризис — это новые возможности!»

— Какие можно дать советы тем, кто переживает военный кризис через пристальное внимание к собственному здоровью?— спросила я у Тахташовой.

— Я часто даже студентам цитирую Черчилля: «Любой кризис — это новые возможности!» Следует переключаться на хорошее: детей, работу, любимое дело, уходить от негатива в позитив. Психикой можно управлять. Не зацикливаться на здоровье, гнать от себя эти мысли, но никто при этом не отменял правильного образа жизни. Если у человека личность является ипохондрической, никто не переделает саму личность, никакой психиатр, никакая терапия, никто не претендует на то, чтобы менять личность. Когда человек с ипохондрической личностью более или менее компенсирован, то всё нормально. В кризисной же ситуации ипохондрия склонна актуализироваться. Когда сам не живёшь и другим не даёшь жить, вот тогда это патология, с которой следует обратиться к психиатру.