В начале ноября произошли на первый взгляд два никак не связанных между собой события — круглый стол Госпогранслужбы Украины с представителями Государственного департамента США и европейского агентства по безопасности и охране границ ФРОНТЕКС и принятие Верховной Радой Украины закона «О прилежащей зоне Украины». Хотя на самом деле оба собыимя связаны между собой далеко идущими последствиями.

Зона прилежания в Украине есть

На официальной части круглого стола (30 октября) председатель Государственной пограничной службы Петр Цигикал заявил, что Россия создает предпосылки экономической блокады морских и речных портов Украины, но самое интересное было презентовано на второй части круглого стола (31 октября), на которой пресса не присутствовала, а именно новая программа действий госпогранслужбы Украины.

А 8 ноября Верховная Рада в первом чтении приняла законопроект о правовом режиме морской прилежащей зоны, который на законодательном уровне устанавливает возможность контроля за торговыми судами вне пределов территориальных морских границ Украины.

Согласно законопроекту, прилежащей зоной Украины станет морской район, который прилегает к ее территориальному морю и внешняя граница которого находится на расстоянии 24 морских миль от береговой линии. Сейчас территориальные воды Украины составляют 12 миль.

Возможность создания прилежащей зоны предусмотрена ст. 33 (Глава 4 Части II) Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, в которой прибрежные государства могут осуществлять контроль, необходимый для предотвращения нарушений таможенных, фискальных, иммиграционных и санитарных правил, а также для наказания за нарушение указанных правил. Прибрежные государства в рамках своей юрисдикции имеют право задерживать и досматривать суда нарушители.

Закон о лавирующих судах

Практика установления прибрежными государствами особого режима в районах открытого моря, непосредственно прилежащих к внешним границам их территориальных вод, известна достаточно давно. Так, впервые Англия установила таможенную зону в 1736 г. Впоследствии в 1764, 1802, 1825, 1853 гг. были приняты ряд законов о так называемых лавирующих судах (Hovering Acts). Эти законы были унифицированы Таможенным актом 1876 r.(Custom Consolidation Act).

В 1799 г. таможенную зону шириной в 12 миль установили США, в 1817 г. — Франция, в 1822 г.— Бельгия; зоны фискального контроля были введены Аргентиной, Сальвадором, Чили и Эквадором. В 1909 г. Россия установила 12-мильную таможенную зону, что вызвало протесты со стороны Великобритании и Японии.

Необходимость появления такой зоны была вызвана тактикой контрабандистов, которые ложились в дрейф за несколько миль до территориальных вод и выжидали удобный момент, чтобы пройти незамеченными, для выгрузки или погрузки контрабанды.

Однако в нынешних условиях борьба с контрабандой не является главной задачей политического руководства Украины. Морское право открывает перед ними гораздо более широкие возможности для шантажа и политических спекуляций, чем обычное пиратство в Азовском море, что красноречиво показала ситуация с захватом российского судна «Норд».

И именно эту новую возможность презентовали своим иностранным кураторам украинские пограничники.

Если внимательно проанализировать положения законопроекта, то возникает целый ряд вопросов по его исполнению в связи с фактической принадлежностью Крыма Российской Федерации. Так, ст. 2 этого Закона предусматривает необходимость делимитации (разграничения) прилежащей зоны в соответствии с принципами и нормами международного права. Однако Украина признала Россию государством-агрессором и продолжает в одностороннем порядке распространять свой суверенитет на территорию Крыма, поэтому ни о каких переговорах по поводу делимитации с Российской Федерацией речи быть не может. Получается, что новым законом Украинское государство юридически выдвигает претензии на морское пространство вокруг республики Крым. Ведь существование в конвенции по морскому праву возможности создания прилежащей зоны не дает Украине никаких преимуществ до тех пор, пока границы этой зоны не будут закреплены законодательным актом.

Еще более интересные моменты открываются в статье 3 этого закона, касающейся прав украинских пограничников.

Так, в прилежащей зоне уполномоченные органы, коими являются органы госпогранслужбы Украины, имеют право остановки, досмотра, преследования по горячим следам, задержание или арест всех судов-нарушителей и/или членов их экипажа (кроме военных кораблей и других государственных судов, используемых в некоммерческих целях). В прилежащей зоне всем судам, за исключением катерно-корабельного состава ВМС Украины и Центрального органа исполнительной власти, осуществляющим функции охраны государственной границы Украины, запрещается отключение автоматической идентификационной системы, поскольку ее отключение является поводом для досмотра или задержания.

Корсары Черного моря. Украина создает основания для пиратства в Азовском и Черном морях

Украина получила корсарский патент

До вступления в силу Закона Украины «О прилежащей зоне» Госпогранслужба Украины, не имеет никаких законных оснований осуществлять свою юрисдикцию на судах вне пределов территориальных вод Украины. А после вступления в силу закона у нее появятся почти неограниченные возможности, причем основанные на международном морском праве.

Уже нетрудно понять, кто именно станет объектом применения этого закона в свете установления Украиной уголовной ответственности для граждан РФ за посещение Крыма.

В настоящее время в Крыму действует 9 морских торговых портов, которые работают, несмотря на санкции ЕС. Суда, обслуживающие иностранные рейсы, находятся под так называемым «удобным флагом», обычно это флаг Панамы, Либерии, Мальты и пр., который обеспечивает судну режим наибольшего благоприятствования и пониженные ставки портовых сборов в большинстве портов мира. Но экипаж на таких судах зачастую российский. С целью обхода санкций эти суда отключают автоматическую идентификационную систему, а по заходу в порты Крыма в их судовых документах появляются отметки континентальных портов РФ.

Подобным образом действуют и украинские контрабандисты, снабжающие Крым товарами с материковой Украины, впрочем, последние зачастую просто осуществляют перевалку груза с одного судна на другое за пределами украинских и российских территориальных вод, после чего суда расходятся по своим портам. Кстати, доставка в Крым одного килограмма груза по такой схеме стоит три доллара США. В основном этим товаром является одежда и текстиль с одесского рынка «Седьмой километр».

Поскольку Украина не признает российский статус Крыма, то украинские пограничники получат юридическую возможность задерживать суда, следующие из портов Крыма, например из Евпаторийского торгового порта, географически близкого к Украине.

Схема будет действовать так — судно, вышедшее из крымского порта, в глазах украинской погранслужбы уже является нарушителем, а его капитан и экипаж преступниками, поскольку нарушили законы Украины, посетив Крым. Поэтому по выходу из территориальных вод РФ оно может быть остановлено и досмотрено судном Госпогранслужбы Украины. Последние будут стараться ловить «нарушителей» вне пределов прилежащей зоны республики Крым, пользуясь правом на преследование, предусмотренным Конвенцией ООН по морскому праву. Право на такое преследование («по горячим следам») возникает в случае, если прибрежное государство, в нашем случае Украина, имеет достаточные основания считать, что иностранное судно, не обладающее полным иммунитетом от юрисдикции других государств, нарушило законы или правила данного прибрежного государства.

После этого судно будет задержано и доставлено в ближайший украинский порт, а его экипаж, если он имеет российское гражданство, окажется в тюрьме.

При этом госпогранслужба РФ не имеет никакой юридической возможности остановить или задержать судно украинских пограничников, ведь, согласно той же конвенции, украинские пограничники обладают полным иммунитетом от юрисдикции РФ, а поскольку они не вторгались в территориальные воды, то и не нарушают внутренних законов Российской Федерации.

Конечно же, на осуществление полноценной блокады Крыма у Украины не хватит ни сил, ни средств, но задержание даже двух судов создаст большие неприятности в торговом судоходстве и поставит РФ в неудобное положение, ведь от подобных действий могут пострадать крупные промышленные предприятия Крыма. С другой стороны судовладельцы не захотят связываться с риском потери судна, обслуживая крымские торговые порты, и либо полностью покинут этот рынок, либо поднимут цены на фрахт.

Именно на случай противодействия Россией пиратству со стороны Украины были сделаны заявления председателя Государственной пограничной службы Украины Петра Цигикала о том, что Россия готовится к блокаде морских портов Украины, ведь в случае пиратства украинских пограничников действительно придется блокировать как настоящую угрозу судоходству.

Благодаря коллизии норм международного права вокруг вод Крыма Украина вместе со своими западными кураторами разработала новую схему шантажа и провокаций на Черном море, фактически получив от Государственного департамента США «корсарский патент» на пиратство в Черном море.