Поговорили и о том, чем отличаются закрытые соцопросы от открытых, есть ли разница между программами Петра Порошенко и Юлии Тимошенко, почему так много политиков заявили о намерении участвовать в президентских выборах, можно ли действительно ожидать смены политического цикла в стране.

- Мы с вами в предыдущем интервью говорили о странностях президентских рейтингов, о появлении на лидирующих позициях довольно неожиданных, скажем так, фигур. С тех мало что изменилось. Но ведь проводятся и закрытые исследования, показывающие действительный расклад сил?

— Закрытые исследования сейчас, конечно же, проводятся. Результаты не попадают в прессу, на то они и закрытые. Их разве что показывают руководству штабов и самим кандидатам. Традиционно и некоторые руководители украинских финансово-промышленных групп заказывают закрытые запросы. Не все, но — у одного из олигархов целая контора работала, опросы каждый месяц проводили, мониторили ситуацию, настроения в обществе.

И сейчас такие закрытые исследования есть. Могу сказать, что последовательность имён та же, что и в открытых опросах, но — без Гриценко, Вакарчука и Зеленского. Это имена-фейки, нужные для манипулирования настроениями и голосами. Еще в закрытых опросах больше список фигур и партий для замера, плюс — несколько отличаются рейтинги политиков от рейтингов в тех материалах, что публикуют СМИ.

Будущие выборы на Украине выиграют те, у кого есть карманные армии
Будущие выборы на Украине выиграют те, у кого есть карманные армии
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

- Сейчас уже определились какие-то фигуры, которые намерены действительно принять участие в президентских выборах?

— Уже около 50 фигур, самых разных, заявили о своих амбициях, дали понять, что будут участвовать. По большей части это технические кандидаты, которых фавориты планируют использовать на выборах, чтобы раскалывать электорат конкурента, «сливать» негатив и т.д. И совсем небольшая группа — это серьезные игроки, которые своими действиями демонстрируют, что у них есть интерес работать на результат на президентских, а затем на парламентских выборах.
Эти фигуры известны. Это действующий президент Пётр Порошенко, это Юлия Тимошенко. Обязательно будет участвовать Олег Ляшко, обязательно будут кандидаты, представляющие парламентские партии, плюс претенденты на прохождение в следующую Верховную Раду.

Если оценивать расстановку сил на выборах, я бы не привязывался к фигурам, а рассматривал бы всех кандидатов в следующем разрезе: власть Майдана, оппозиция Майдана, оппозиция к Майдану.

Сейчас СМИ в очередной раз стараются сконцентрировать всё внимание на фигурах, вместо того, чтобы говорить о программах, об идеологиях, об экономике — о том, что на самом деле определяет условия жизни. Мы же не председателя сельсовета выбираем. Поэтому рассматривать президентские выборы как соревнование Пети с Юлей — это значит сильно упрощать ситуацию. А любая примитивизация — это манипуляция. В самом деле, если сменятся только лица возле кормушки, но останется внешнее управление, останется олигархическая модель экономики — то что тогда изменится? Просто перераспределять потоки будут не приближенные Порошенко, а фавориты Тимошенко.

А фигуры… Народ сейчас шутит, что недавние голосования в Раде по языку, по санкциям к телеканалам показало, что Тимошенко — это тот же Петро, только в юбке.

По факту, на данный момент нет кандидатов, представляющих как минимум два сегмента — пророссийского избирателя (в прессе его часто характеризуют как Юго-Восток), и по-настоящему проукраинского избирателя, который занимает адекватную позицию и видит, что под псевдопатриотическими лозунгами и клятвами в любви к США и ЕС кучка аферистов занимается разрушением Украины.

На данный момент украинцам предлагают выбирать среди прозападных политиков. Как там говорил Генри Форд: «Можешь выбирать автомобиль «Форд» любого цвета, при условии, что этот цвет черный».

А если говорить по сути, об экономике, которая, как известно, базис, то прозападные политики конкурируют между собой за право реализовать неолиберальный курс на территории Украины. И, с этой точки зрения, никаких существенных разногласий в этом между, например, Порошенко, Тимошенко и Гриценко, нет абсолютно. Существуют разве что такие различия, как — у кого сколько есть денег, какие за тем или иным кандидатом стоят финансово-промышленные и политические группы, и насколько транснациональные корпорации, всякие Соросы и пр., считают их управляемыми.

Одних политиков эти корпорации считают более управляемыми, других менее управляемыми, третьих — полностью управляемыми, но профнепригодными… В таком ключе. И, если говорить о прозападных политиках, то конкуренция идёт только вокруг вопроса, кто будет проводить в жизнь этот неолиберальный курс — в виде приватизации самых ценных активов и отказа государства от социальных обязательств перед гражданами.

Любой ценой. На что готов Порошенко, чтобы во второй раз стать президентом
Любой ценой. На что готов Порошенко, чтобы во второй раз стать президентом
© пресс-служба президентв Украины / Микола Лазаренко

Расхождений магистральных между прозападными политиками тут нет, вопрос лишь в том, как произойдёт смена рыл возле кормушки, не более того.

- Способны ли оппозиционные нынешней власти силы выставить единого кандидата? Кто может претендовать на такую роль?

— Сейчас есть официальная, лицензированная властью оппозиция в Верховной Раде в виде «Оппозиционного блока». Перспективы «Оппозиционного блока» — под большим вопросом, потому что он создавался как ситуативный союз с единственной целью — обеспечить представительство промышленной буржуазии Юго-Востока в Верховной Раде. Образно говоря, как «ракета-носитель», которая должна была вывести фракцию в Верховную Раду — и сгореть. Эта ракета-носитель свою задачу выполнила и сгорела. А то, что мы видим сегодня — это зомби. После попадания в парламент большая часть «Оппоблока» превратилась в «договорную оппозицию» — когда разные группы влияния внутри фракции продают голоса власти в обмен на преференции.

Поэтому стоит вопрос о перспективах дальнейшего существования этого проекта — ведь над тем, как жить дальше, после попадания в Раду, никто особо и не задумывался. Есть несколько групп влияния, они существуют в разных формах симбиоза с властью. Есть соцопросы, которые дают этой политсиле какие-то цифры, но, по сути, есть эта оппозиция или нет — от этого ни холодно, ни жарко.

Вся проблема партии под названием «Оппозиционный блок» заключается в том, что они как оппозиция — не работают. Можно привести много разных примеров. Обычно вспоминают, как они отказались голосовать за отставку Арсения Яценюка с поста премьер-министра. Они отказались голосовать за отставку главы МВД Арсена Авакова. Зато в июле 2017 года голосовали за новую редакцию закона Конституционном суде, выгодную Администрации президента. Перечисляю всё это просто для того, чтобы не быть голословным в критике. Интересная у нас получается оппозиция — оппозиция по вызову.

Поэтому нужна широкая платформа для объединения всех, в том числе и каких-то здравых сил внутри «Оппоблока», и новых оппозиционных проектов, и тех, кто за пределами парламента сейчас находится. Власть люто боится, что оппозиция к Майдану выдвинет единого кандидата — и что этим кандидатом будет не Юрий Бойко, и что эта фигура не будет привязываться только к Юго-Востоку, а станет апеллировать к адекватному избирателю и на Западе, и в Центре.

Украинские партии «За життя» и «Оппозиционный блок» будут объединяться
Украинские партии «За життя» и «Оппозиционный блок» будут объединяться
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

- Допустит ли это власть?

— Сейчас у власти украинской два врага. Первый — это явка избирателей. Потому что если придут все недовольные, то власть и получит свои законные 5% и билет в один конец.

А вот промайданной оппозиции в лице Юлии Тимошенко нужно задуматься насчет явки. Потому что своего потолка на поле Майдана она уже достигла. А для того, чтобы за нее проголосовал оппозиционный избиратель, нужно, чтобы этот избиратель хотя бы пришел на выборы.

Что касается Петра Порошенко, то главный враг — это явка, поэтому они (команда Порошенко — прим. ред.) будут работать на понижение явки всеми средствами.
Против явки власть будет бороться с помощью испытанных приемов — а эти приемы были отработаны 10 лет назад, во время выборов мэра Киева, когда Порошенко и ряд его соратников поддерживали Леонида Черновецкого. Сегодня на манеже всё те же, и приемы они применяют старые и отработанные.

С учетом старого опыта, прогнозирую, что работа на понижение явки будет идти по двум направлениям: во-первых, власть выдвинет на выборы как можно больше кандидатов — а в 2008 году баллотировались и шоумены, и городские сумасшедшие и т.д. — чтобы избиратель плюнул и не пошел на выборы, потому что не хочет «участвовать в этом цирке».

Второй метод — задвигать через СМИ, «что выборы ничего не изменят» и что «все они одинаковые», поэтому якобы нет смысла приходить и голосовать.

Слободчук: Если на выборах на Украине будет нормальная явка, власть их проиграет

- А второй враг?

— Второй враг — это единый кандидат, вокруг которого произойдёт мобилизация избирателей. Но мы видим, что на практике кому-то нравится Бойко, но не нравится Рабинович. А Рабинович не воспринимает Бойко и других. Нравится Мураев — не нравится Рабинович и Бойко… И так далее.

И власть пытается запустить вариант, когда обсуждают какую-то конкретную личность, чтобы строили свою позицию на каких-то симпатиях и антипатиях.

Поэтому самое здравое — это идейная платформа, вокруг которой могут объединяться оппозиционные силы. Политическая платформа по ключевым для страны вопросам. Это война на Донбассе, вы за выполнение Минских соглашений, за мирное урегулирование — или нет? Это отношения с МВФ, это отношения США и России, это политика деиндустриализации — что с этим делать? Что делать с соглашением об ассоциации Украины с ЕС, которое превращает страну в сырьевой придаток. Вот эти вопросы…

«Главред»: Бедность рискует стать отличительной чертой Украины
«Главред»: Бедность рискует стать отличительной чертой Украины
© РИА Новости, Валерий Мельников | Перейти в фотобанк

Вторая задача — и одновременно тест для оппозиции, который демонстрирует серьезность или несерьезность намерений — это работа на повышение явки.

И этот вопрос напрямую связан с единым кандидатом. Если оппозиционный избиратель увидит, что нет единого кандидата, а есть 3-5 кандидатов, которые еще и дерутся между собой, он просто не пойдет на выборы. Поэтому любые политические единоличники, которые гордо заявляют, что не будут ни с кем договариваться и демонстративно играют в оппозиционность, сегодня работают на интересы власти. Договариваться надо даже с группами влияния внутри «Оппоблока», какой бы фейковой оппозицией они ни были, потому что иначе у разбитого корыта, как та старуха из сказки, останутся все оппозиционные силы.

- Но пока с объединительным процессом есть проблемы?

— Скажем так: пока нет конкретного результата. Цель-идеал для власти — сработать на раскол оппозиции, провоцируя появление все новых и новых кандидатов и партий. Или хотя бы добиться решения задачи-минимум — чтобы оппозиция как можно дольше определялась, чтобы власть успела выиграть время.

Поэтому власть сегодня пытается вести переговоры с разными политиками и партиями, обещает поддержку, перспективы и деньги — чтобы они шли на выборы разными колоннами.

Возьмем, к примеру, «Оппозиционный блок»: есть Бойко, которого продвигает Лёвочкин, Добкин зачем-то свою партию создал, Новинский создал свой политический проект, сплагиатив идею «партии мира» у Медведчука, есть ещё Вилкул — под вопросом пока… Опять же, давно отдало концы «оппозиционное правительство», и министры разбежались, а тут вдруг активизировался оппозиционный премьер Колесников. Значит, он тоже какой-то прицел имеет.

И власть обязательно постарается запулить на это поле какую-то фигуру типа Сергея Тигипко. Якобы нейтральная фигура, словом — технократ и эффективный менеджер. Для чего — чтобы он оттянул голоса.

Вот таким образом власть со своими двумя главными врагами пытается разобраться.

- Говорят о плане «сохранения Порошенко», предусматривающем «удобного соперника» для ныне действующего президента во втором туре. Кто, на ваш взгляд, более всего подходит на такую роль?

— Текущая социология, если выбросить фейки вроде Вакарчука и Зеленского, показывает, что перед Порошенко сейчас стоит задача попасть во второй тур. Там они уже будут что-то решать. Если будет Тимошенко и единый оппозиционный кандидат — как его ни назови, кандидат от Юго-Востока, или от Антимайдана, или от адекватных украинцев, или от «партии мира», то Порошенко во второй тур не попадает.

С другой стороны, голосование 4 октября в Раде показало, что Администрации президента удалось навязать Тимошенко свою повестку. А в чем тогда смысл менять шило на мыло, если фракция Тимошенко голосует так же как БПП? В общем, еще пара таких голосований, и мы будем других фаворитов выборов обсуждать, без Тимошенко. 

Но если будет Тимошенко и единый кандидат от «партии мира», тогда все эти стратегии, как Порошенко побеждать во втором туре, они смысла не имеют.

Что власть предпримет? Тимошенко будут ослаблять при помощи технических кандидатов, здесь как вариант — договариваться со спонсорами Гриценко, отбирать голоса на Западе. Договариваться со спонсорами Ляшко, он оттянет голоса в центре страны. И договариваться со спонсорами Таруты, чтобы он оттягивал голоса на Юго-Востоке. По крайней мере, в теории вот так это выглядит — потому что большой вопрос, насколько на Юго-Востоке воспринимают Таруту.

- Раскалывают не только политикум, но и общество. Вот Рада приняла закон о языке, приняла военное приветствие «Слава Украине!», которое многие считают нацистским. Это всё тоже — к выборам?

— Конечно, это предвыборный ход. Если оценивать чисто технически, то это ход грамотный. Президентская сторона пытается навязать свою повестку, свои темы, в которых Порошенко — номер один. Все остальные по этим правилам вынуждены работать, реагировать на комментарии, высказывать свою позицию относительно веры, языка, армии и прочего. Решать, голосовать или не голосовать за законопроект…

Даже протимошенковские специалисты говорят, что при голосовании по вопросам языка, по санкциям против телеканалов грамотно власть посадила Юлю на растяжку: не голосуешь — значит, враг, не патриот. А если голосуешь… А она проголосовала и против каналов News One и «112», куда, как она плакалась, её только и приглашали. Видно, надоело, когда её приглашают.

Скубченко: Тимошенко - это Порошенко в юбке
Скубченко: Тимошенко - это Порошенко в юбке
© ba.org.ua | Перейти в фотобанк

И по вопросу мовы тоже посадили её на растяжку.

Потому что власть боится одного — что Тимошенко выйдет за пределы майданного лагеря. Её потолок здесь достигнут. Она к Майдану не имеет никакого отношения, вы помните, как она первый раз прибыла туда в инвалидном кресле, и как её освистали. Она на майданном поле всё выбрала, ей нужен вот этот условный Юго-Восток, или, шире, условный антимайдан — миллионы избирателей по всей Украине, которые не собираются идти на выборы, потому что голосовать там не за кого. Ей надо их как-то заинтересовать. Раз так — проголосуй за мову и… забудь об этих избирателях навсегда.

- Есть все же шансы на смену политического цикла, на изменение власти и политики на Украине?

— Объективно говоря, вот эти все темы — томос, мова — они, мне кажется, нацелены на внешних игроков. Какая-то смена политики может быть в том случае, если будет в этом интерес этих игроков.

Все ключевые фавориты, или считающие себя такими — Порошенко, Тимошенко, Гриценко, да и Бойко — все они пытаются получить политический томос, если можно так выразиться, получить ярлык на княжение от США, точнее говоря, от разных групп влияния внутри США.

Поэтому одни договариваются с Соросом, другие, как Бойко, фотографируются с Куртом Волкером… Интересные защитники Юго-Востока, да? Волкер оружие туда толкают, а они «борются за мир» в обнимку с лоббистом поставок вооружения.

Если будут соперничать только власть Майдана и оппозиция Майдана, никакой смены политики не будет. Может быть смена лиц возле кормушки, а Запад скажет: ну вот, демократическим путём изменилась власть. А при власти будут те же воры, которые начинали воровать еще при Кучме, а то и еще в СССР, но это дело такое… И будет еще пять лет люфт во времени, чтобы можно было их точно так же критиковать за коррупцию, а затем снова произвести смену карт в одной и той же колоде.

Поэтому я не верю ни в какую смену курса. Что касается Кремля, то он для этого пока не делает ничего.

- Значит, приход какого-то антимайданного кандидата маловероятен?

— Я думаю, хорошие шансы для этого все же есть. Но эти шансы еще нужно реализовать. Человек может быть скрытым потенциальным чемпионом мира по шахматам, но как это узнать, если он не хочет даже брать фигуры в руки? Если будет единый кандидат от антимайдана, условно, и он вдруг пройдёт во второй тур… Вот тогда все украинские политики, с одной стороны, будут кланяться Западу, с другой — договариваться с новым фаворитом выборов. Побегут подстраиваться под эту новую расстановку сил.

Феномен электората: Почему Порошенко неминуемо проиграет выборы президента
Феномен электората: Почему Порошенко неминуемо проиграет выборы президента
© РИА Новости, Алексей Витвицкий | Перейти в фотобанк

Поэтому власть и пытается не допустить выдвижения единого кандидата от условного антимайдана / Юго-Востока / «партии мира» / адекватников. Запускают тезис, что единый кандидат всё равно не выиграет. Но возьмём социологию, посчитаем объективно — как это не выиграет? Сегодня более 70% украинцев считают, что ситуация в стране развивается в неправильном направлении. Еще пару-тройку таких голосований в Раде (как голосования по языку и по санкциям — прим. ред.), и избиратели увидят, что нет разницы между Порошенко и Тимошенко… Даже если единый кандидат от Юго-Востока осилит сагитировать за себя хотя бы 30% от общего числа недовольных, он оставит Тимошенко позади. Это показывает простой элементарный подсчёт. 

Но для этого нужен единый кандидат, а ещё больше нужен план действий. И нужно работать над повышением явки. Если оппозиция не будет работать над решением этих задач, значит, оппозиции сегодня просто нет на политической карте Украины.