В среду, 22 августа, Департамент экономической стратегии и макроэкономического прогнозирования министерства экономического развития и торговли Украины подготовил отчёт о теневой экономике в стране. В соответствии с его расчетами, в І квартале 2018 года уровень теневой экономики составил 33% от официального ВВП, что на 4% меньше в сравнении с аналогичным периодом 2017 года.

Как сообщили в Минэкономики, частично побороть тень удалось благодаря сохранению макроэкономической стабильности и положительных экономических тенденций в условиях реализации политики, направленной на расширение внутреннего спроса, чему, в частности, способствовало повышение доходов населения. Свою роль сыграло и укрепление инвестиционной составляющей экономического роста в условиях продолжения процессов реформирования экономики.

При этом в ведомстве считают, что высокий уровень тенизации в стране продолжает сохраняться в связи с наличием на Украине неподконтрольных территорий.

Так это или нет, разбиралось издание Украина.ру.

Гладко было на бумаге

Экономист Александр Охрименко уверен: «победа», о которой говорят в Минэкономике, бумажная.

«Показатель снижения объемов теневой экономики, о котором сообщили в Минэкономики — это условный показатель. Это перемога в методике расчетов. Министерство экономики считает по четырем показателям: предприятий, энергетическому, банковскому и розничных продаж. Они это все обобщают. Но если мы смотрим по предприятиям — там около 50%, банковскому — около 40%, а прибылей — около 20%. Тут нам и говорят, что теневая экономика «упала». У Минэкономики есть задание показать успех. Но после Майдана «тень» выросла однозначно», — рассказал экономист.

По его словам, причина, по которой Майдан повысил тенезацию украинской экономики, проста — после смены власти вооруженные группировки активизировали рейдерство.

«После Майдана появились добробаты. Поэтому часть бизнеса спрятали в тени. Если раньше в тень толкало нежелание платить налоги, то сейчас — это желание, чтобы добробаты вас не накрыли», — подчеркнул экономист.

Эксперт: «Тень» в украинской экономике победили лишь на бумаге
Эксперт: «Тень» в украинской экономике победили лишь на бумаге
© пресс-служба НБУ

При этом Охрименко призывает использовать другие методики расчета. Таким образом, мол, и станет понятна настоящий объем «тени» в экономике Украины.

«Если считать по-честному, то, с моей точки зрения, нужно брать показатели розничной и банковской торговли. А там показатели около 50%», — подчеркивает Охрименко.

Таким образом, по его словам, Минэкономики выбрало лучшую для себя методику расчетов, и заявило о победе над «тенью».

Однако не все согласны с такой оценкой. Более того, некоторые уверены, что на самом деле Украина достигла неплохого показателя.

Как во времена Януковича

Экономист Андрей Блинов не согласен с коллегой. Он указывает, что Украина использовала такую же методику подсчета «тени», как и другие страны.

«Это весьма серьезные расчеты Минэкономики. Есть классическая модель косвенных подсчетов теневой экономки по уровню потребления электричества, неформальной торговли и так далее. Это используется во многих странах для выверения того, что сложно подсчитать. Данные Минэкономики являются основой для Госстата при подсчете размера теневой экономики и добавлению ее к регистрированному валовому внутреннему продукту. Все должны понимать, что ВВП предполагает коррекцию с учетом теневой экономики. На пике у нас этот показатель до 40 с небольшим процентов в последнее время. Сейчас он 33%. Но мы понимаем, что треть экономики является теневой. Даже по этим данным мы понимаем, что треть экономики является теневой», — указал экономист.

Он сравнил то, что было раньше, с тем, что сейчас в экономике страны. На самом деле, у Украины дела обстоят не так уж и плохо.

«За весь период независимости украинской экономике свойственный большой процент тенизации. Так, в период бартерных расчетов в конце 90-ых считалось, что в украинской экономике свыше 50% теневой, но тогда официальных документов, утверждающих это, не было (…) Во времена президентства Януковича по данным МЭРТ объем теневой экономики составлял от 34% до 38%. Уровень тенизации подскочил резко после Майдана — в 2014-2015 году он составлял около 40%. Скорее всего, это было связано с остановкой работы банков, большим спросом на наличные деньги, (…) это нормальная реакция экономики», — отмечает Блинов.

По его словам, в условиях нестабильности после Майдана, целиком оправдан был уход части страны в «тень». Теперь же ситуация выравнивается. И показатель «тени» в украинской экономике достиг тех же значений, что и при опальном экс-президента.

Лишь одно вызывает вопрос у Блинова — причина, по которой, по мнению министерства, «тень» на Украине остается высокой.

«Там указано, что на это влияет наличие неподконтрольных территорий, но я бы с этим не согласился. Если украинское правительство предполагает, что вследствие утраты территорий увеличилась доля наличных расчетов, оно должно делать дополнительное пояснение, в чем это выражается», — недоумевает эксперт.

Он также признает, что треть экономики в «тени» — слишком большой показатель для тех, кто ставит себе цель войти в ЕС.

Не исключено, что именно поэтому МЭРТ и ссылается на ЛНР и ДНР. Мол, «У нас война и черти-что творится на востоке, потому и так, а при мире все будет в разы лучше». Только вряд ли эти заверения помогут Украине.

Эксперт: Украина возвращается к домайданным показателям тенизации экономики
Эксперт: Украина возвращается к домайданным показателям тенизации экономики
© пресс-служба НБУ

В январе 2018 года Совет Европы обнародовал отчет своего Специального комитета по взаимной оценки мер по борьбе с отмыванием средств и финансированием терроризма по Украине

«Огромный размер теневой экономики, усиленный широкомасштабным использованием наличных, делает страну особенно уязвимой. Среди распространенных механизмов отмывания средств в Украине — так называемые конвертационные центры, с помощью которых деньги перетекают из реальной экономики в теневую и которые используются для перевода денег в наличные с последующим вывозом из страны», — указывалось в отчете.

Европейцы рекомендовали Украине бороться с коррупцией и отмыванием денег, а не «решать донецкую проблему». Если Киев прислушается к Европе, не исключено, что часть украинской экономики выйдет из тени. Но если все останется по-прежнему, Украине не видать светлого европейского будущего.