Конечно, то, что на День Крещения Руси Порошенко остался без томоса, положительно встречен противниками автокефалии. К акценту на этом факте зачастую сводятся комментарии о политической стороне праздника. И соответственно делается вывод, что проблема в основном снята. Но так ли это?

Есть, по крайней мере, четыре обстоятельства, которые не позволяют предаваться особому оптимизму.

Апелляция к ХVII веку

Первое обстоятельство. Константинополь продолжает публично обнадеживать автокефалистов. Так, глава делегации Вселенского патриархата на торжествах в Киеве митрополит Галльский Эммануил заявил: «Материнская Церковь уже вынесла решение 20 апреля этого года. А именно — начать процедуру для достижения окончательной цели — предоставление автокефалии Украинской Православной Церкви».

Да, в коммюнике патриархии об итогах того синода совсем не было подобной однозначности. И Эммануил в состав синода не входит. Однако на сайте Константинопольского патриархата как последняя новость из жизни этой церкви фигурирует выступление патриарха Варфоломея по украинскому вопросу от 2 июля. Там приводятся такие слова «мы не должны забывать, что Константинополь никогда не уступал никому территорию Украины посредством какого-либо церковного акта. А далее цитата из датированного 1924-м томоса об автокефалии Польской православной церкви, где идет речь о незаконности произошедшего в 1686-м присоединения Киевской митрополии к Московской патриархии.

А ведь в обращении к украинскому народу с Софийской площади в 2008-м патриарх Варфоломей, касаясь событий ХVII столетия, не подвергал ни малейшему сомнению легитимность этого присоединения. Он не вытаскивал исторический аргумент, когда Ющенко добивался автокефалии, а сделал это впервые только сейчас.

Второе обстоятельство. Видимое охлаждение отношений между Константинопольским патриархатом и Русской православной церковью. Так, на торжествах на Украине Константинопольская делегация в отличие от делегаций других церквей проигнорировала Крестный ход в Киеве. А в Россию на аналогичные торжества ее представители вообще не приехали, хотя там были высокопоставленные делегации от абсолютного большинства поместных церквей.

Македонский контекст украинского вопроса

Третье обстоятельство. Смена позиции Константинополя по Македонскому вопросу. В чем суть дела. Македонская православная церковь (МПЦ), отделилась от Сербской православной еще в 1967-м. Она не признана ни одной из поместных православных церквей, хотя к ней принадлежит большинство православных верующих этой страны, а власть Македонии ее полностью поддерживает. Но в ноябре 2017-го Синод МПЦ заявил, о признании Болгарского Патриархата своей «Матерью-Церковью», а через 3 дня Синод Болгарской православной церкви обязался содействовать МПЦ в установлении канонического статуса». Но Синод Константинопольского патриархата 9 февраля 2018-го заявил, что считает эти действия Болгарской церкви антиканоническими.

Томоса ради. Для сохранения власти Порошенко готов развязать религиозную войну
Томоса ради. Для сохранения власти Порошенко готов развязать религиозную войну
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

И в апреле, в момент возникновения нынешней автокефальной инициативы Киева, контекст македонского конфликта был неблагоприятным для позитивного отклика патриарха Варфоломея на просьбу Порошенко. Ведь украинский президент предлагал Константинополю совершить точно такие же действия, какие тот совсем недавно осуждал.

Но вот 30 мая появилось коммюнике синода Константинопольской Патриархии о рассмотрении просьбы МПЦ и премьера Македонии Зорана Заева, о том, чтобы «Вселенский Патриархат принял на себя инициативу по возвращению этой Церкви в каноничность». Возглавляемый патриархом Синод постановил «воспользоваться этой инициативой и сделать то, что необходимо в историко-канонических сложившихся условиях».

Таким образом, повод для упреков Константинопольского патриархата в двойных стандартах исчез. А в нынешних условиях признание каноничности Македонской православной церкви негативно повлияло бы на ситуацию на Украине. Ведь македонская власть проводит репрессивную политику в отношении канонического православия. Так, автономная Охридская архиепископия Сербской православной церкви (так официально называется каноническая церковь в Македонии) существует в стране нелегально, ибо власти Скопье отказывают ей в регистрации, а ее глава архиепископ Иоанн за период с 2002-го был осужден в общей сложности 7 раз. Отношение к нему и его церкви вызывало протесты не только других православных церквей, включая Константинопольский патриархат, но и Еврокомиссии и «Фридом Хауз».

А признание МПЦ канонической церковью привлечет внимание к македонскому опыту. В глазах многих украинских политиков оно докажет целесообразность действий Скопье в церковном вопросе. И они пожелают перенести эту практику на украинскую почву.

Константинополь подыгрывает Порошенко: Это может стать большой проблемой Украины

Не обязательно, что и нынешняя инициатива Варфоломея будет означать скорое формальное признание автокефалии МПЦ Константинополем. Обратим внимание, что здесь, в отличие от украинской ситуации, Константинопольский патриархат не называет себя церковью-матерью. Однако, похоже, что урегулирование церковной ситуации в этой стране — часть большого политического пакета, который предполагает смену названия Македонии, что прекратит ее спор с Грецией, откроет ей путь в НАТО и Евросоюз.

Константинопольский патриарх и американская паства

То есть Константинопольский патриархат участвует на Балканах в политической игре. И опыт его политизированности в недавнем прошлом — это четвертое неблагоприятное обстоятельство.

Крестный ход в Киеве стал ясным ответом власти о единстве Русской Православной Церкви
Крестный ход в Киеве стал ясным ответом власти о единстве Русской Православной Церкви
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Так, в 1948 году синод отстранил патриарха Максима от должности. Он был объявлен душевнобольным и поселен под надзором в Швейцарии, где прожил еще почти четверть века. Но истинными причинами были его хорошие отношение к СССР и отказ отлучать от церкви приверженцев коммунистических идей и отказ поддержать греческое правительство в гражданской войне. Нового первосвященника патриарха Афинагора доставили тогда на личном самолете президента США Трумэна, и прямо в стамбульском аэропорту выдали ему срочно изготовленный турецкий паспорт, так как быть Константинопольским патриархом может только гражданин Турции. Афинагор же был гражданином Соединенных Штатов и 18 лет возглавлял крупнейший экзархат патриархата североамериканский. Ведь с 1920-х основная масса прихожан этой конфессии живет в США, чем и объясняется американское влияние на ее руководство.

Конечно, в Константинопольском патриархате должны понимать, что навязывание Украине автокефалии, которой не хочет подавляющее большинство православных верующих, не решит церковных проблем этой страны, зато создаст новые во всем православном мире, приведя к его невиданному расколу.

Поэтому вряд ли Варфоломей сыграет на обострение: себе дороже будет. Однако не хочет Константинополь и закрыть проблему, хотя и логически, и канонически здесь все ясно. А демонстрируя, что вопрос продолжает обсуждаться и, делая более чем двусмысленные заявления, он не только позволяет Порошенко сохранить лицо, но и подыгрывает усилению межконфессиональной напряженности на Украине.