В ходе народных гуляний, устроенных киевской властью в связи с «праздником безвиза», украинцы вновь услышали стандартный набор баек об их грядущей счастливой жизни в Евросоюзе. С трибун и экранов телевизоров обывателю снова начали рассказывать о том, как идеально устроен ЕС, как Украина станет в нем «первой среди равных», о том, как «демократично, путем консенсуса» принимаются в Европе решения, учитывая мнения всех участников «братской семьи европейских народов».

Очень некстати для украинских сказочников Евросоюз именно в это время продемонстрировал, как на самом деле принимаются там решения, и как «учитываются» голоса восточноевропейских «братьев». Еврокомиссия очень «демократично» заявила о начале процедуры введения финансовых санкций против трех стран так называемой «Вышеградской четверки» — Польши, Венгрии и Чехии — за отказ тех принимать у себя беженцев из Африки и Азии.
Венгрия, Чехия и Словакия изначально выступили против плана распределения беженцев, оседающих ныне в Италии и Греции. Польша поначалу согласилась на него, при этом прямо давая понять, что она не готова к приему беженцев из мусульманских стран, поскольку, мол, она и без того приняла немало беженцев с Украины. После же смены правительства в Польше в конце 2015 года Варшава также отказалась от взятых на себя обязательств.
Квоты на прием афро-азиатских мигрантов были распределены Евросоюзом еще в 2015 году Согласно этому плану (подчеркну, отвергнутому странами Вышеградской группы), различные страны ЕС должны были принять у себя в общей сложности 160 тысяч беженцев. За свой счет, разумеется. Некоторые страны вроде Нидерландов, Финляндии, прибалтийских республик послушно начали заполнять свои квоты, что послужило уже причиной внутренних конфликтов. В общей сложности, по этой схеме из Италии и Греции уже переправлено более 20 тыс. беженцев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Безвизовый режим с ЕС: когда праздник больше, чем повод

Венгрия, обязанная принять 1300 беженцев, категорически отказалась это делать и даже начала возводить заборы на границах, дабы оградить себя от потоков мигрантов. Польша (квота 6,2 тыс.) также не приняла никого и с декабря 2015 года отказалась от плана. Чехия (квота 2,7 тыс.) согласилась принять лишь 12 беженцев и с августа 2016 года и последовала примеру своих соседей. Любопытно, что и Словакия, разместив пока что 16 мигрантов, не спешит с выполнением плана и также выступает за отказ от него. Однако Еврокомиссия начала процедуру примерного наказания лишь в отношении трех из этих стран. Видимо, для того, чтобы внести раскол в Вышеградскую четверку.

Надо заметить, что «вышеградцы» — далеко не единственные страны, которые не принимают беженцев. Скажем, Австрия также пока не разместила у себя ни одного человека по этой программе. Просто Вена при утверждении данного плана добилась исключений, пояснив это тем, что она, мол, приняла много беженцев до 2015 года. По чудесному стечению обстоятельств, это исключение из правил заканчивается в конце этого года — практически сразу после парламентских выборов в Австрии. Что лишний раз наглядно иллюстрирует, насколько «прозрачно» и «демократично» принимают решения в ЕС. Да, Брюссель очень боялся победы ультраправых на австрийских президентских и парламентских выборах, потому и пошел на столь уникальные исключения из правил. С президентскими пока пронесло, но на парламентских антииммигрантская Партия Свободы, согласно опросам, идет на втором месте, вполне имея возможность выйти и на первое — достаточно нового витка миграционного кризиса. Вот Брюссель и делает «исключения из правил».

Но и в Венгрии парламентские выборы тоже не за горами — весной 2018 года. Еще раньше (нынешней осенью) выборы состоятся в Чехии, где предвыборная кампания уже в полном разгаре. Для обеих этих стран споры вокруг мигрантов стали основными темами внутриполитической жизни. Почему же Евросоюз, сделав «предвыборное» исключение для Австрии, не сделал такого же встречного шага в сторону венгров и словаков? Ответ прост: не следует же путать страны Старой Европы с «младшими братьями» в этой семье европейских народов.

Укрощение строптивых

Главное беспокойство, которое выказывают «вышедградцы», связано с фактическим отсутствием должного контроля над мигрантами, распределяемыми по квотам из Греции и Италии. На что Европейская комиссия по делам миграции регулярно отвечает: мол, все беженцы тщательно документируются, у них отбирают отпечатки пальцев, отслеживают их передвижения. Интересно, как «задокументированность» помешала 23-летнему беженцу из Пакистана совершить теракт в Берлине перед Рождеством? Почему-то еврокомиссары стыдливо опускают тот факт, что один из террористов, хладнокровно расстреливавших людей в Париже в ноябре 2015 года, был «тщательно задокументирован» в греческом лагере беженцев.

Еврочиновники также активно убеждают непокорных восточноевропейцев в том, что в случае выявления нарушений со стороны тех или иных беженцев их легко можно будет выслать обратно. Но на днях немецкая газета «Die Welt» привела анализ ситуации с возвратом нелегалов. Согласно этим данным, больше половины беженцев не имеют легальных оснований находиться в Европе и, согласно закону, должны быть высланы в страну своего происхождения. Однако число высланных настолько минимально, что газета назвала данную политику «фарсом». Так, согласно этому анализу, в 2016 году около 14 тыс. выходцев из Нигерии получили отказ в регистрации в качестве беженцев. Лишь 120 из них власти смогли выслать на родину.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Пал Тамаш: все закарпатские сепаратисты давно уехали в Венгрию

Американский колумнист Майкл Догерти пишет в этой связи в «National Review»: «Восточноевропейские страны правы, отвергая фарсовую схему 2015 года. Хотя бы потому что она базируется на большой лжи. Западноевропейская политика по «беженцам» бесчестна от начала и до конца. Основное большинство прибывающих людей — это не беженцы от войн в Сирии или Ираке. Они едут из Чада, Афганистана и Эритреи в поисках экономических возможностей в Европе… Размещение этих мигрантов в Польше, Венгрии и Чехии означает создание новых гетто, против воли нынешних граждан, что вызовет цунами в общественном мнении».

Согласно обширному опросу Chatham House, проведенному в начале этого года в 10 странах Европы, 55% европейцев считают, что прием мусульманских мигрантов на континенте должен быть прекращен (лишь 20% не согласны с этим). Причем лидерами в неприятии мусульманских беженцев являются как раз Польша (71%), Австрия (65%) и Венгрия (64%). Но когда европейских чиновников останавливало общественное мнение? Вон в Венгрии даже провели на эту тему референдум, в ходе которого 98% избирателей сказали «нет» европейским квотам. Но евробюрократы радостно ухватились за то, что явка чуть-чуть не дотянула до 50% — и вроде как и нет единогласия в общественном мнении.

Вот такой вот «консенсус» по-европейски. А жителям Украины продолжают врать о «демократичности решений» в ЕС и о том, что проблемы с беженцами в Европе не будут иметь никакого отношения к Украине в случае, если та продолжит курс на «евроинтеграцию». Неужто граждане верят в то, что Брюссель прислушается к мнению Украины внимательней, чем к мнению Будапешта или Варшавы?
При этом идея расселения основной массы беженцев из Африки и Азии именно на Украине давно обсуждается в Европе. На пике мигрантского кризиса данная идея была публично озвучена британским миллионером украинского происхождения Александром Темерко, одним из основных спонсоров правящей Консервативной партии. Тот на страницах «Financial Times» прямо заявил, что Украина с радостью согласится разместить у себя миллионы сирийских беженцев в обмен на финансовую помощь из Европы.

В случае подобного решения Брюсселя мнения украинцев никто спрашивать не будет. Не верите? Спросите у венгров и поляков. Они уже убедились.