То, о чем предупреждали скептики, сбывается — военный конфликт на Украине не ограничится лишь Донбассом, охваченное хаосом пространство будет неизбежно расширяться. Покамест — в виде подобных техногенных катастроф, а также взрывов, убийств, актов индивидуального террора в исполнении десоциализированных участников т.н. «АТО», в среднесрочной перспективе — в формате полноценной криминальной войны между феодализирующимися бантустанами за передел сужающейся «кормовой базы».

Не было ни малейших сомнений в том, что в качестве ключевой версии катастрофы на военных складах в Харьковской области киевские чиновники назовут «руку Кремля». Однако вспомним многочисленные взрывы, гремевшие преимущественно в городах юго-востока в 2014-2015 годах. Почти все они были организованы СБУ и околомайданными группировками. Если целью последних было сокрытие финансовых махинаций и хищений перед «побратимами» (речь идет о подрывах волонтерских центров, штабов самообороны и Автомайдана), то задача «конторы» — обслуживать интересы правящего класса, управляющего обществом при помощи фактора страха: взрывы традиционно объяснялись активностью российских диверсантов, что использовалось в качестве повода для проведения арестов нелояльных к майданной власти.

Практику взрывов как метода сокрытия хищений используют не только активисты. Не секрет, что Украина даже в мирное время занимала верхние строчки рейтинга крупнейших игроков черного рынка оружия. С началом же боевых действий на Донбассе новым рынком сбыта вооружения для офицеров ВСУ и приближенной к ним оружейной мафии стали комбатанты ЛДНР. Масштаб коррупции в структурах ВСУ таков, что этот факт не могут игнорировать даже западные партнеры Украины — так, аналитики «Transparency International» относят последнюю к группе государств с особенно высокими коррупционными рисками в оборонном секторе. К слову, одна из причин нежелания государств Евроатлантики предоставлять Киеву летальное вооружение состоит в понимании западными чинами того, что это лишь обогатит украинских оружейных баронов, а не укрепит ВСУ и парамилитарные формирования.

Словом, одной из наиболее реальных версий представляется поджог с целью замести следы продажи военного имущества налево. Оружейные склады на Украине взрываются с завидной регулярностью — слишком свежи в памяти подобные ЧП, имевшие место в Артемовске (2003), Новобогдановке (2004-2007) и Лозовой (2008). Примечательно, что в последнем случае поставки оружия режиму Саакашвили для неудавшегося блицкрига «08.08.08» методом поджога прикрывал брат Виктора Ющенко Петр, а Харьковской областью, где расположена станция Лозовая, руководил нынешний глава МВД Арсен Аваков.

Рискнем утверждать: инцидент в Балаклее — далеко не последний в цепочке таких происшествий. Ведь учитывая, что армейское имущество всегда было и остается необычайно привлекательной кормушкой, общество станет свидетелем еще не одного «случайного» взрыва склада.

В целом же, принимая во внимание катастрофический износ инфраструктуры Украины, количество чрезвычайных ситуаций техногенного характера, связанных далеко не только с военной сферой, будет увеличиваться в геометрической прогрессии. Правящий класс, обладающий психологией временщиков и не связывающий свою дальнейшую судьбу с Украиной, продолжает выжимать последние соки из советского наследия. Но рано или поздно заложенный запас прочности будет исчерпан полностью.