Командир батальона «Донбасс-Украина» Вячеслав Власенко в интервью одному из украинских телеканалов заявил, что трасса Донецк — Горловка полностью контролируется Вооруженными силами Украины (ВСУ).

«Трасса полностью под нашим контролем. И любые перемещения мы видим и держим под контролем. То есть, если там будет идти бронетехника, военная техника, она будет уничтожена», — подчеркнул комбат.

Власенко рассказал также о ситуации на Светлодарской дуге, которая в конце декабря 2016 стала одной из самых горячих точек Донбасса. По его словам, украинские военные уже практически выровняли дугу — теперь в этом районе проходит «почти сплошная ровная линия».

Не перейти черту: как украинская власть «отвоевывает» Донбасс

«Направление Новолуганского было немного позади, потому что подразделения 54-й бригады смогли пройти вперед. Мы, как пришли на новые позиции, сразу заняли их, и на сегодняшний день есть устойчивая оборона со всеми необходимыми сооружениями», — сказал Власенко.

Власенко рассказал, что украинская армия смогла захватить господствующие высоты, не потеряв при этом ни одного человека убитыми. О том,  что населенный пункт Новолуганское на Светлодарской дуге перешел под контроль ВСУ, украинские военные заявили 23 декабря 2016 года.

В Министерстве обороны Донецкой народной республики опровергли сообщение о переходе под контроль украинских силовиков трассы Донецк-Горловка. Однако признали: участок трассы до Ясиноватой находится в зоне обстрела ВСУ.

«В отношении трассы Донецк-Горловка мы можем сказать, что ее участок до Ясиноватой находится в зоне обстрела. Этот район Ясиноватского блокпоста и район аэропорта. На остальной части этой трассы никаких изменений не произошло», — заявил РИА Новости представитель военного ведомства ДНР.

Учитывая тот факт, что у ВСУ имеют значительное численное превосходство над бойцами ДНР, информация о продвижении украинских войск говорит о том, что Киев, вероятно, серьезно настроен на возврат, если не всех, то части территорий республик под свой контроль.

Планы военные и политические

Замминистра Украины по делам временно оккупированных территорий Георгий Тука заявил, что Украина сможет вернуть контроль над всей территорией Донбасса в 2017 году. Об этом он написал 30 декабря 2016 года в колонке издания «Новое время».

«Мои ожидания оптимистичны. В следующем году Украина вернёт Донбасс… Очень надеюсь, что это произойдет уже в следующем году, максимум — к середине 2018 года», — сообщил Тука.

После этого придет черед Крыма, добавил он, отметив при этом, что «критически важно сохранить поддержку Европы и Соединенных Штатов».

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков в январе заявил, что в 2017 году Украина вернет контроль над всей границей в Донбассе.

«В 2017 году станет задача выйти на международно признанную государственную границу Донбасса, а в дальнейшем — уже и Крыма. Этим процессом будут заниматься полицейские, гвардейцы, органы юстиции, но первыми отправятся пограничники… Я хочу, чтобы каждый из вас понял — это не является моим пропагандистским высказыванием, идеей фикс или чем-то другим. Это абсолютная реальность, с которой нам вскоре придется столкнуться. Я хочу, чтобы государство рассчитывало на вашу готовность и на вашу эффективность», — сказал Аваков на коллегии Государственной пограничной службы.

Такие заявления украинских политиков не выглядят пустыми словами. Общеизвестно, что, пока украинские власти твердят всему миру о приверженности Минским соглашениям,  ВСУ постоянно наступают на территориях в, так называемой «серой зоне», и совершенно не скрывают это.

Далеко не всегда эти действия бывают успешными. Так, в конце прошлого года была нашумевшая попытка наступления ВСУ под Дебальцево, закончившаяся крупными потерями со стороны ВСУ.

«У нас 25 «двухсотых» было только за три часа боя. Это подтвержденная информация, я это лично видел. И где-то 35 «трехсотых» (раненые). Нас только шестеро, которые вышли из этого наступления», — рассказал принимавший участие в операции боец ВСУ с позывным «Няма» изданию интернет-порталу KharkivToday.

Высоту пришлось оставить, однако операция продолжалась еще три дня.  За это время потери ВСУ превысили сотню человек погибшими, сообщил представитель Минобороны ДНР Александр Басурин. При этом украинское командование заявляло о гораздо меньших потерях.

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский считает, что можно говорить о том, что Киев использует минские переговоры как прикрытие для ползучего наступления на позиции ДНР И ЛНР.

«Киев действительно использует минские переговоры для того, чтобы не выступить в роли стороны, которая их нарушила, и, соответственно получить негативное отношение со стороны их гарантов — Франции и Германии.  Да и Соединенные Штаты поддерживали исполнение Минских соглашений. Они продолжают говорить, что мы все выполняем, а на самом деле, конечно, не выполняют», — рассказал Погребинский Ukraina.ru.

К чему война?

По мнению Погребинского, захват территорий не является главной целью продвижения украинских войск в Донбассе. Киеву гораздо важнее привлечь внимание западных партнеров к украинской проблематике.

Не перейти черту: как украинская власть «отвоевывает» Донбасс

«Мне кажется, что то, что сейчас происходит, не связано с Минским процессом. Это связано с угрозой, которую ощущает украинское руководство в связи со сменой власти в Соединенных Штатах, ну и, соответственно, ожидаемой коррекции европейской политики, которая будет подстраиваться под политику Трампа — а она такая, что предполагает минимальное внимание к украинской проблематике. Ну а для того, чтобы не ушла Украина из повестки дня, нужно стрелять. Тогда это дает постоянный повод обсуждать эту тему, выражать беспокойству и тому подобное», — отметил политолог.

Действительно, немногим ранее президент России и Франции Владимир Путин и Франсуа Олланд в телефонном разговоре с канцлером Германии Ангелой Меркель  констатировали факт постоянного  усиления обстрелов в Донбассе. Благодаря этим обострениям Украина остается в повестке дня европейских лидеров.

В ожидании новых указаний

Депутат Народного совета ДНР Владислав Бриг отмечает, что украинские власти в своих провокациях не переходят черту.

«Линию разграничения, которая обозначена по минским договоренностям, они не пересекают. Они «колбасятся» в тех участках, где должен был произойти отвод войск. Мы можем говорить о нарушении «Минска» по всем остальным пунктам: по нахождению украинской техники в зоне, где ее не должно быть, ОБСЕ это фиксирует регулярно, по постоянным обстрелам, в том числе окраин Донецка», — рассказал он Ukraina.ru.

По данным Брига, сообщения о взятии под контроль ВСУ трассы Донецк-Горловка — не более чем дезинформация. Он отмечает, что «попытки продвижения ВСУ в «серой зоне» регулярны, но они получают хороший отпор».

«У них очень много потерь, и они эти потери скрывают. Чтобы оправдать это, они придумывают себе всякие «перемоги». То они село взяли, в котором они и так находились, то они кусок трассы взяли. Все это придумывается для того, чтобы продемонстрировать свою боеспособность», подчеркнул Бриг.

Он уверен: не стоит преувеличивать возможности ВСУ по захвату республик Донбасса. Все успехи ВСУ локальны, и они компенсируются действиями военных подразделений ДНР и ЛНР.

«Никаких продвижений там нет. Ну, может быть, на какой-то точке они могут продвинуться метров на сто, но, с другой стороны, наши тоже могут продвинуться в той же серой зоне. В общем, там паритетные такие вещи происходят. Просто мы об этом не кричим, не заявляем», — сообщил Бриг.

Он уверен в том, что «эта возня будет продолжаться до тех пор, пока киевские власти не получат новые инструкции от американских деятелей».

Действительно, у Киева сейчас совсем нет средств на новую масштабную войну. В новом бюджете зияет огромная дыра. Программа приватизации-2016, которая должна была принести 17 млрд грн., принесла всего 189 млн грн. — почти в 100 раз меньше, чем было запланировано. Новый транш МВФ получить тоже вряд ли удастся в обозримом будущем. Недавно условия его получения были ужесточены, и пока Украина не выполнила 8 из 11 требований МВФ.

А деньги, как известно, «кровь войны» — во время активных боевых действий в Донбассе украинские власти тратили около трех миллионов гривен ежедневно. Не будет финансирования — не будет и полномасштабных боевых действий.