Эта новая правая партия возникла несколько лет тому назад, и за короткий промежуток времени уже успела провести своих депутатов в десять местных ландтагов, что является впечатляющим успехом, учитывая, что в некоторых из них АДГ обошла ХДС.

Германия — несомненный лидер Евросоюза. На Западе бьют тревогу: в немецкий парламент может пройти политическая сила, которая, с одной стороны, выступает против сложившихся порядков в ЕС (например, против существования еврозоны), что может негативно сказаться на функционировании его финансовой системы, а с другой — АДГ называют пророссийской партией, которая может существенно повлиять на геополитические расклады в Европе в пользу России.

Мы решил поговорить об этом с профессором Петербургского университета Ириной Смирновой, которая была несколько лет назад избрана в правление АДГ (немецкие законы позволяют гражданам иностранных государств входить в руководство партий). Ирина Смирнова — кандидат филологических и доктор политических наук. Она является профессором кафедры теории и истории международных отношений.

- Ирина, почему и как вы присоединились к партии «Альтернатива для Германии»? Как стали членом ее правления? Почему выбрали именно эту политическую силу?

— Я назвала бы себя либеральным консерватором, как в политической, так и в экономической сфере. Впрочем, в Германии 2013 года, когда возникла партия АДГ, любое проявление консерватизма расценивалось как радикальное. «Либеральный радикализм» звучит забавно, не правда ли? Именно это вопиющее несоответствие внушаемых идей и очевидной действительности побудило меня к попытке действенным образом его преодолеть.
Приведу небольшой пример. Политики от ХДС и других партий любят говорить о солидарности: общество должно помогать бедным, поддерживать сбившихся с пути, протягивать руку тем, с кем случилась беда. Не думаю, что кто-то будет против этих тезисов. Но на деле оказалось практически невозможным отличить нуждающегося от лентяя, живущего за счет других.

«Чтобы выжить, Евросоюз должен пройти через болезненные реформы. Но бездействие еще хуже»

По мере либерализации общества последних становилось все больше. Попустительство, формальное отношение к интеграции, толерантность, граничащая с самоубийством, постепенно меняли общество. Многие семьи уже не в первом поколении живут на социальное пособие. Дети, видя пример безработных родителей, целыми днями сидящих дома перед телевизором с бутылкой пива (и то и другое оплачено немецкими налогоплательщиками), не стремятся найти работу. И зачем? Не работая, они получают не на много меньше, чем люди, занятые малоквалифицированным трудом.

Если им хочется покрыть эту разницу, дело за малым: несколько часов работы «по-черному», без налогов и отчислений, в свободное от отдыха время. Такова солидарность. Любой обладающий здравым смыслом человек спросит, почему здоровые молодые люди живут за чужой счет. Ответом на вопрос будет демагогия. А вопрошающего немедленно и с негодованием отнесут к крайне правым популистам.

Когда в конце 2012 года я узнала о существовании некоего общественного движения с абсолютно новыми для современной Германии идеями, я с большим интересом вовлеклась в его работу. Главная тема (отмена евро или его преобразование) была для меня не столь близка, сколько возможность воплотить в жизнь ряд социальных реформ.

В 2013 году я вступила в партию «Альтернатива для Германии» и в апреле того же года отправилась на ее первый съезд в Берлине. Этот съезд общим открытым голосованием должен был выбрать правление партии. Моя речь вызвала отклик в умах и сердцах людей. Оказалось, что многие из них в значительной степени разделяют мои взгляды и готовы были делегировать мне право, говорить от их лица. Так я была избрана и стала членом правления партии АДГ. Это был первый для меня опыт политической деятельности, чрезвычайно увлекательный и поучительный.

- Ваша партия была создана только в 2013 году. На выборах в Бундестаг в 2014 году она со своими 4,7% голосов не преодолела 5%-й барьер. В том же году партия получила небольшое представительство в местных парламентах восточных федеральных земель. Но настоящий прорыв случился только сейчас: на выборах в парламент федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания партия заняла второе место, уступив социал-демократам, и обогнав ХДС. Чем вы в партии объясняете внезапный рост популярности?

— В Германии очень силен страх перед любыми правыми движениями. Это объяснимая историческая особенность. Чувство вины за преступления Третьего Рейха живет в людях, родившихся и гораздо позже окончания Второй мировой войны.

«Чтобы выжить, Евросоюз должен пройти через болезненные реформы. Но бездействие еще хуже»

Все больше граждан Германии понимали, что многое в стране происходит неправильно, проблемы усугубляются, а правительство и не думает ничего менять. Однако они продолжали голосовать за действующую власть, которая упорно твердила, что другим еще хуже, а Германия сильная страна и со всем справится.

Страх перед возможным кризисом евро, на который ставила АДГ в 2013, оказался не столь действенным, как страх потерять свою идентичность, которую поставил под угрозу нескончаемый поток беженцев из неблагополучных регионов арабского Востока и Африки.

Многие немцы сегодня разводят руками, глядя на то, что происходит в стране, многие думают об эмиграции. И все больше из них готовы голосовать за новые политические силы, которые, возможно могут что-то изменить.

- На какой результат вы рассчитываете на парламентских выборах в 2017 году?

— Я думаю, на 12% АДГ может рассчитывать. Сейчас риторика ХДС и СДПГ ощутимо изменилась. Они будут стремиться подстроиться под изменившийся контекст общественного мнения. Так что обогнать их, если не случится какого-нибудь катаклизма в политике или экономике, не удастся.

- Если в будущем составе парламента ХДС предложит АДГ войти с ним в коалицию, что партия ответит на такое предложение?

— На данный момент АДГ последняя партия, которой ХДС предложит вступить в коалицию. Но разногласия в любом случае придется преодолевать, какой бы новый «партийный союз» не заключили. Правые настроения усиливаются, игнорировать их, развешивая «популистские» ярлыки, уже невозможно.

- Некоторые в России считают, что в Восточной Германии за вас голосуют бывшие избиратели праворадикальной Национал-демократической партии и вообще вы правые популисты и националисты, а другие указывают на то, что вас в Германии называют «детищем интеллектуальной элиты Германии» и «партией профессоров». Так кем является ваш избиратель?

— Избиратель АДГ очень неоднороден. Хотя одну особенность я бы отметила отдельно: это главным образом люди среднего и старшего возраста. Большинству из них близки национальные и культурные ценности своей страны. Они работают, платят налоги, у них есть дети и внуки, за будущее которых они переживают. Беспокоятся они и о себе. Например, о том, сможет ли государство и пенсионные компании через 10-20 лет выплачивать им пенсии, справится ли система медицинского страхования, социальная система и т.д. Правда и то, что на территории бывшей ГДР сторонников у АДГ больше. Там очень сильны националистические настроения.

- Почему вы считаете, что Германия должна выйти из еврозоны? Вообще, каким должен быть идеальный Евросоюз, есть ли у него будущее?

— Рассматриваются два возможных сюжета: выход из евро и возвращение к марке, разделение на «северное» и «южное» евро. Оба варианта грозят большими экономическими потрясениями, долгим кризисом. Бездействие, впрочем, грозит тем же. Проблема в том, что Евросоюз чрезвычайно забюрократизирован. Любое решение дается с трудом, а потом выполняется не в полном объеме с тысячей поправок или не выполняется вовсе.

Маастрихтский договор, положивший начало Евросоюзу, и вовсе забыт. АДГ настаивает на выполнении первоначальных соглашений, призывает задуматься над тем, что стоящие на разных уровнях экономического и социального развития страны не могут сосуществовать в столь плотном союзе, что политические их интересы также разнятся, а приходить к соглашению часто удается только при помощи подачек, уступок и компромиссов дурного толка.
Лично я желаю Евросоюзу процветания, но уверена, что без глубоких и болезненных реформ оно будет невозможно.

- Считаете ли вы, что Украина может войти в НАТО и ЕС?

— К сожалению, нам выдалось жить в эпоху перемен. Политическая ситуация крайне нестабильна, поэтому многие прогнозы выглядят гаданием на кофейной гуще. Я не вижу на данный момент возможности для вступления Украины в НАТО и ЕС, во всяком случае, юридически оправданной.

- Считаете ли вы, что Германия должна признать российский статус Крыма, или вы считаете, что Крым — это украинская территория и должна быть возращена Украине?

— Турецкая Республика Северного Кипра тоже признана только Турцией, что не мешает последней быть союзником Европы, Германии в том числе. И это не единичный пример. В случае постепенной нормализации отношений с Западом тема статуса Крыма перестает быть столь болезненной.

Если будут сняты экономические санкции, но останется в силе решение о замораживании активов и введении визовых ограничений для лиц, включённых в специальные списки, то это будет приемлемым компромиссом, как для России, так и для Европы.

 

Александр Чаленко