Как заявил министр социальной политики Андрей Рева, в Украине назревает катастрофа с пенсионными выплатами. «В 2014 году дефицит Пенсионного фонда составлял 80 млрд грн и решался вопрос как его покрыть. Было принято решение обложить налогом пенсии, что дало 1 млрд 800 млн… Через год приняли решение снизить ставку единого социального взноса с 38 до 22%,» — сказал министр. По его словам, после этого некоторые экономисты утверждали, что как только снизится ставка единого социального взноса, недобор средств перекроется. «Прошло 5 месяцев и я хочу вам доложить, что дефицит Пенсионного фонда, который в прошлом году составил 80 млрд грн, составляет сегодня 145 млрд грн. То есть, мы взяли 65 млрд грн и отдали крупному бизнесу, надеясь, что ему будет стыдно и он вернет это через повышение заработных плат и уплату взносов в Пенсионный фонд. Этого не произошло… «, — сообщил он. «Мы сегодня оказались в ситуации, когда фактически назревает катастрофа с пенсионными выплатами, а именно — с дефицитом Пенсионного фонда», — отметил Рева. При этом, правительство намерено ликвидировать спецпенсии, а с 2017 года ввести накопительную систему пенсий. О причинах назревающей катастрофы с выплатами пенсий корреспондент ГолосUAузнавала у директора Украинсого института публичной политики Максима Бороды.

— Максим, почему появилось заявление г-на Ревы о катастрофе с пенсионными выплатами?

— Проблемы в Пенсионом фонде — давно известный факт. Так что появление подобного заявления не удивляет. Сейчас с этими проблемами просто совпала цепь некоторых событий, в результате которых мы получили рост дефицита Пенсионного фонда.

С одной стороны, произошло сокращение социального взноса, он достаточно существенно уменьшился, это все приветствовали, как позитивный шаг к детенизации. Но, поскольку произошедшее не сопровождалось никакими другими позитивными переменами в этой сфере, даже наоборот (увеличился налог на доходы физлиц), это создало ситуацию противоположных стимулов, не заинтересовывающую бизнес выходить из тени. Вот мы и получили вместо ожидаемого увеличения поступлений в Пенсионный фонд их уменьшение.

Плюс — этому способствовали кризисные явления в экономике. Зарплаты не росли, соответственно, не увеличивались и поступления в Пенсионный фонд. В обществе существует запрос на рост соцстандартов, власть это максимально пыталась сдерживать.

— Некоторые эксперты винят правительство в искусственном сдерживании роста пенсий и зарплат, отказ от индексирования их на уровень инфляции. Возможно, власть сама загнала себя «в глухой угол» в ситуации с Пенсионным фондом?

— Какая-то минимальная индексация проводилась, как в минувшем, так и в нынешнем году. Конечно, она несравнима с уровнем девальвации и инфляции. Но мы наблюдали и падение экономики. Если ВВП не растет уже несколько лет, значит — нет оснований и для роста зарплат и пенсий, других соцстандартов, для этого просто нет возможностей.

«Для уменьшения дефицита Пенсионного фонда нужны реальные реформы»

— Наши западные партнеры обвиняют украинскую власть в том, что реформы, которые бы привели к развитию экономики, в стране не осуществляются…

— Мне кажется, что это и является проблемой. Развитие бизнеса определяется не только и не столько размером налоговых ставок. Для бизнеса намного важнее администрирование налогов, климат, который существует в отношениях с контролирующими инстанциями. Бывает, что налог минимальный, а условия проверок и отчетности таковы, что бизнесу работать тяжелее, чем в условиях, когда этот налог был бы вдвое большим, но платить его было бы проще. Да, у нас происходят и позитивные изменения, наблюдаются элементы дерегуляции. Но, в целом, ситуация не улучшилась, а ухудшилась — в отношении взаимодействия бизнеса с государством.

— Становится понятно, почему бизнес остался «в тени», в чем упрекает бизнесменов министр…

— Да, так и есть. Об этом в нужном контексте представители правительства почему-то не всегда говорят. Никто не отрицает, что изменения нужны, но уже было достаточно времени для того, чтобы их реализовать.

— Можно ли на подобном фоне вводить накопительную пенсионную систему? Что, какие деньги люди будут откладывать, если у некоторых и на хлеб средств не хватает?

— Те, у кого не хватает на хлеб, получат минимальную пенсию, соответственно размеру своих взносов. Разговор вроде бы о том, чтобы стимулировать людей с большими доходами участвовать в пенсионной системе. В этом смысл внедрения смешанной системы пенсионного обеспечения, чтобы люди сами откладывали себе на пенсию на протяжении жизни. Не будет привязки к общему «пенсионному котлу», уровню зарплаты. Вроде бы, появляются какие-то стимулы.

Но в наших условиях, и, вообще в условиях переходной экономики, это может быть очень осложнено значительными объемами девальвации, и, соответственно, инфляции. Взять, например, историю гривны. Когда ее ввели, был курс 2 грн. за 1$, не так уж давно. А сейчас — 25 грн. за 1$, и девальвация и далее, скорее всего, будет происходить. Может быть, не настолько стремительная, как была, но процесс продолжится. И это наблюдается не только в Украине: можно посмотреть на любую переходную экономику. Даже такие сильные экономики, как турецкая и польская, ощутили это на себе.

«Для уменьшения дефицита Пенсионного фонда нужны реальные реформы»

Поэтому мне кажется, что говорить в внедрении накопительной пенсионной системы сейчас несвоевременно. При нынешних условиях стимулы будут просто противоположными: люди понимают, что в солидарной системе пенсии хоть как-то индексируются, а с накопительной системой такого не будет.

— Каким тогда может быть выход из сложившейся ситуации?

— По моему мнению, часть его лежит вне системы пенсионного обеспечения, социального пенсионного страхования. Если не произойдут реформы, упрощение условий для ведения бизнеса, что бы ни делали с пенсионной системой, это не решит проблему в целом. Параметры могут улучшиться, но говорить о том, что проблема может быть снята при помощи инструментария социальной политики, пенсионной реформы, мне кажется, нельзя.

Для этого недостаточно решения экономических проблем государства, они — следствие отсутствия реформ. Нужна антикоррупционная реформа, введение электронного декларирования, в очень широком контексте, реформирование судебной, правоохранительной системы, прокуратуры. А также менее очевидные элементы — например, препятствование использованию неконтролируемых ресурсов для проведения политических кампаний. Все это связано в один «клубок», который мы сейчас пробуем распутать.

Марина Иванова

Оригинал публикации