А поскольку страна находится в состоянии войны (это практически прямая цитата из выступлений президента Порошенко), то для борьбы с агрессором все средства хороши. Особенно если речь идёт о национальном герое, томящемся в сатраповских застенках.

«Чого можна чекати від поїздки до країни, з якою воює твоя держава? «Це небезпечно», — сказав редактор. «Тебе можуть заарештувати», — написав знайомий у соцмережах. «Ти збожеволіла», — розпачала мама. «Це потрібно Наді й мені», — пояснила я. «Ну тоді їдь», — погодився чоловік».

«Чего можно ожидать от поездки в страну, с которой воюет твоя держава? Это опасно» — сказал редактор. «Тебя могут арестовать», — написал знакомый в соцсети. «Ты сошла с ума», — паниковала мама. «Это необходимо мне и Наде», — объяснила я. Ну тогда езжай», — согласился муж. (Заранее прошу простить за длинные цитаты, однако местами без них не обойтись — авт.)

Далее храбрая журналистка Ирина Юзик из львовской газеты «Ратуша» в деталях живописует мучительную дорогу (иначе не назовешь) из Харькова до Ростова на Дону, неподалеку от которого пребывает в СИЗО Надежда Савченко (напомним, подсудимая подозревается в соучастии в убийстве российских тележурналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина). Правда для этого Ирина почему-то выбирает самый неудобный путь — на автобусе, который раз в сутки ходит из Харькова в Ростов через отдаленный пограничный пункт пропуска Чугуновка — Вериговка.

Лёгкий зАворот мозгов

Здесь стоит прервать повествование и ради интереса ознакомиться с расписанием автобусов и поездов из Белгорода, который находится ближе всего к Харьковской области. Гугл даёт справку, что до Ростова на Дону есть прямой автобус, а также поезд с пересадкой на станции Россош. Общее время в пути по железной дороге 13 ч 55 мин и до 15 часов на автобусе. Кроме того, можно без труда добраться до Ростова на Дону поездом из Запорожья или Днепропетровска, куда есть регулярное ж/д сообщение из Львова.

Резонный вопрос — зачем выбирать такую сложную дорогу, если есть более простые варианты? Оказывается, не всё так однозначно. По ходу Ирина жалуется, что раньше, до того, как территория «фэйковых», по её выражению, ЛНР-ДНР практически откололась от Украины, можно было просто сесть на автобус в Донецке и проехать всего 200 км до Ростова на Дону. Теперь сплошные проблемы.

Однако оставим авторские рассуждения о прошлой безоблачной жизни и перейдем к самому страшному: «Пропускний пункт «Чугунівка-Веригівка» різко контрастує з кордонами шенген-зони, які є звичні для галичан. Ці східні ворота у Білгородську область Російської Федерації розташовані просто посеред поля, навколо не видно ні людських поселень, ні жодної інфраструктури. Немає магазинів Duty free, немає туалетів, немає автоматів з кавою. Темна глуха дорога, обмаль транспорту. Межа між двома світами. Російські митники виганяють пасажирів з автобуса і ретельно його перевіряють, навіть знімають деякі зовнішні деталі — шукають заборонене. Митників супроводжує характерної зовнішності чоловік у шкірянці».

Пропускной пункт Чугуновка — Вериговка резко контрастирует с границами шенген- зоны, привычных для галичан. Это — восточные ворота Белгородской области Российской Федерации, расположенные прямо посреди поля. Вокруг ни человеческого жилья, ни какой-либо инфраструктуры. Нет магазинов Duty free, туалетов, кофейных автоматов. Тёмная глухая дорога, минимум транспорта. Граница двух миров. Российские таможенники выгоняют пассажиров из автобуса и тщательно его проверяют, снимают даже некоторые внешние детали — ищут запрещённое. Таможенников сопровождает человек характерной внешности в кожаной куртке.

Все эти подробности призваны вызвать у читателя омерзение. Вот ужас-то! Не хватает только взвода автоматчиков с овчарками и одиночных выстрелов в чистом поле… Зато через этот пункт пропуска без всяких препон снуют донецкие ополченцы и так называемые «гуманитарные» российские конвои. Но это я опять отвлекся. (Кстати, если кто запамятовал, пограничные пропускные пункты строятся по типовому проекту, где предусмотрено наличие туалетов — авт.).

Насчет кофейных автоматов ничего сказать не могу, т.к. никогда ими не пользовался, а вот пассаж о магазинах Duty free требует отдельного пояснения. В этих торговых точках на границе шенген-зон галичане, как правило, затариваются беспошлинным алкоголем для последующей его перепродажи за кордоном. Это отдельная больная тема, к которой стоит как-нибудь вернуться.

Выстраивание пассажиров на улице для проверки багажа, да еще и прямо под автобусом, с практической точки зрения — полная чушь, есть стационарное рентгеновское оборудование. Правда, это по нашей с вами точке зрения. У львовской журналистки, судя по всему, иная задача — внушить читателю, что Россия — полудикая страна со средневековыми порядками и забитым туповатым населением, которое покорно сносит все издевательства властей. Не то, что свободолюбивые галичане, несущие в тёмный мордор свет культуры и демократии. Мимоходом Ирина сообщает, что специально не брала заграничный паспорт, где масса виз европейских стран. Мол, там ничего подобного и близко нет.

Лёгкий зАворот мозгов

Между тем, при досмотре вещей, у спутницы журналистки обнаруживаются пачки книг Надежды Савченко. Их с удивлением рассматривают, уточняют, не та ли это Савченко, которая сидит в СИЗО, затем вызывают начальника (ничего ведь сами решить не могут!). Тот объявляет книгу экстремистской и принимает решение о её конфискации. Девушек приглашают для углубленной проверки документов и индивидуальной беседы в служебное помещение.

Один из работников таможни, узнав, что Ирина работает в газете, нервно осведомляется — не пишет ли она их разговор на диктофон. (Кстати, на территории пограничных пунктов пропуска, в консульских и визовых центрах зоны шенгена запрещено производить фото и видео съемку, но журналистка этого как бы не знает и ухитряется тайком снять пачки с конфискованной литературой на фоне чьих-то ног).

Вообще в репортаже много фотографий приличного качества. Из чисто спортивного интереса загружаю их в графический редактор, который тут же выдаёт полную сводку о марке цифровой камеры и режимах съемки. Вот только вся служебная информация на том злосчастном снимке с книгами начисто отсутствует. Хотя по качеству это явно не камера мобильника. Да и в этом случае можно узнать, чем именно сделан снимок.

Попробуем реконструировать ситуацию: отважная журналистка, пребывая на беседе с представителем ФСБ, тайком достаёт свой Nikon 3100, а это по размерам далеко не мыльница, и незаметно делает снимок. Опять нестыковка — затвор зеркальной камеры при работе издаёт специфический звук, хорошо слышный даже на открытом воздухе, а тут небольшое помещение…

Вот докопался до мелочей, подумает кто-то, и будет неправ. Как гласит старая французская поговорка «дьявол кроется в мелочах». А здесь их достаточно для того, чтобы предположить — сенсационный снимок сделан загодя.

Между тем, пассажиры автобуса страшно раздражены задержкой, они буквально шипят на бедных девушек. На что те толерантно советуют злопыхателям сменить место жительства и перебраться в Россию. Правда, так думают далеко не все. Одна женщина глубокомысленно говорит, что Надежда Савченко — это и есть Украина. «Это радует», — скромно отмечает журналистка. Наконец моральная экзекуция заканчивается и журналистку с её попутчицей, сестрой Надежды Савченко, которых ждет весь автобус, благополучно отпускают.

Описывать ход судебного заседания, где присутствует корреспондент львовской газеты, особого смысла нет. Желающие могут ознакомиться с полным тестом репортажа из первоисточника.

Лёгкий зАворот мозгов

Остановлюсь лишь на некоторых моментах: журналистка с возмущением сообщает, что из-за политического характера судебного заседания видео и фотосъемка были запрещены, правда можно было пользоваться диктофоном и блокнотом. Так ведь и в колыбели мировой демократии на любом процессе фотосъёмка всегда была запрещена, из-за чего там давно практикуют карандашные наброски. Но это в США, им можно, а тут — мордор! Между тем, один из судей, оказывается, назначен распоряжением Путина. Вот ведь как боятся в России нашу Надежду!

Её адвокат Илья Новиков, кстати, отлично владеющий украинским, заявляет, что в случае обвинительного приговора он обещает главе судейской коллегии тяжелейшие последствия — санкции на въезд в западные страны, объявление в розыск Интерполом украинской СБУ. Интересно, это можно квалифицировать как угрозу судье?

Сам суд, в изложении журналистки, — какая-то жалкая пародия на правосудие. Например, Савченко сумела озадачить одного из экспертов — артиллериста с двадцатилетним стажем, которого привлекло следствие, простым вопросом: встречал ли он в своей практике женщин-артиллеристов? (Так ведь никто и не говорит, что корректировщик артиллерийского огня должен уметь вести огонь из орудия или миномета — авт. Во время боевых действий на Донбассе эту работу вообще выполняли бойцы без специального военного образования).

Словом, читателей «Ратуши» методично подводят к тому, что галичане исключительно доброжелательный, толерантный и цивилизованный народ в отличие от запуганных злым Путиным несчастных россиян. Жизнь у них там беспросветна и бедна, не то что у нас, во Львове. Ну да ничего, пройдет немного времени, они поймут, что возводили напраслину на Надежду Савченко и ещё прибегут к нам с извинениями. Может, и пожалеем бедняг великодушно. Мы ведь будем к этому времени в составе Европы, где заживём богато и счастливо…

Есть такая популярная украинская пословица: «Бідний думкою багатіє» (думаю, тут всё понятно и без перевода).

Между тем, буквально через неделю во Львове опять подымают тарифы на воду, похоже, это становится регулярным процессом. Что же касаемо местной пишущей братии, то с такими темпами «роста благосостояния» ей придётся выдумывать всё новые сказки для читателя. Всё это вводит в состояние лёгкого зАворота мозгов. (прописная «А» в данном случае обозначает ударный слог).

P.S.
Между тем, США отказались предоставить России гарантии по Украинскому долгу в $3 млрд. Срок оплаты истекает 20 декабря. Похоже, всё прогрессивное человечество опять нас кинуло.