Ципрас принял ряд противоречивых решений, которые шли вразрез с обещаниями «СИРИЗА» перед январскими выборами. В частности, вопреки своим заявлениям о намерении стоять до конца и не принимать несправедливые, по его мнению, требования кредиторов, вопреки высказанному населением на июльском референдуме желанию не принимать эти требования, Ципрас в итоге их принял.

Он согласился на повышение налогов и пенсионного возраста, отмену ряда льгот для социально защищенных слоев населения, а также на передачу в залог европейцам греческих активов на десятки миллиардов евро. В итоге партия раскололась, из нее вышел ряд видных членов, и Ципрас посчитал необходимым провести новые выборы для того, чтобы доказать внутренним и внешним силам наличие у него кредита доверия со стороны населения.

Ципрас выиграл. А Греция?

Доказательство он в итоге получил. Отчасти потому, что все идущие на выборы основные партии в той или иной степени поддержали заключенную Ципрасом сделку, и часть населения, которая посчитала себя преданной, просто не пришла на участки (явка по стране составила 55% — на 8% меньше, чем в январе). В результате их голосования ногами «СИРИЗА» по итогам выборов получила 35,5% голосов — всего на 0.8% меньше чем на январских выборах.

На первый взгляд это немного — но только не в Греции. Пытаясь в свое время предотвратить возможность возникновения левых коалиций, правящие правые ввели интересную норму: победившая на выборах партия получает бонус в размере 50 мандатов (1/6 всех мест в парламенте). Таким образом, для победы нужно было: а) выигрывать выборы с обычным большинством и б) не допускать появления на выборах крупного левого блока.

Для Греции такой закон обернулся благом, поскольку он позволяет стране избежать участи Израиля (где огромное количество партий и победитель вынужден формировать широкую коалицию и затем обязан принимать компромиссные и неэффективные решения, которые устроят всех его партнеров).

Поэтому «СИРИЗА», взяв чуть более трети голосов, получила чуть менее половины мест в парламенте — 145 из 300. Ее основной противник — правоцентристская «Новая демократия» — набрала 28,07% голосов, на 7% меньше, однако получила при этом всего 75 мандатов. На третьем месте оказались неофашисты из «Золотой зари», набравшие 6,98% голосов.

Противники Ципраса из числа его собственных однопартийцев, осудивших «сдачу Греции европейским кредиторам» и создавшие партию «Народное единство» трехпроцентный барьер не преодолели, и посему очень расстроены. «Голосование аннулирует результаты референдума, где 62% высказались против условий кредиторов. По его итогам будет сформировано правительство, которое будет осуществлять программу, обреченную на провал. Это все противоречит логике», — возмущается бывший министр финансов страны Янис Варуфакис, всегда являвшийся сторонником жестких переговоров с кредиторами.

Ципрас выиграл. А Греция?

Победителям не хватило лишь 6 мест до простого большинства, и в качестве партнера по коалиции, как и по итогам прошлых выборов, была избрана партия «Новые греки», едва преодолевшая трехпроцентный барьер и получившая 3,39% голосов и 10 мест. Ее лидер Панос Комменос заявил, что до среды будет сформирован состав правительства. «Это будет прогрессивное правительство, оно продолжит работу, которую мы вели эти шесть месяцев, — заявил политик, и выразил надежду, что депутаты парламента «услышат послание греческого народа к национальному единству» и «поддержат это правительство, избранное греческим народом».

«Новые греки» — весьма радикальная партия. Среди ее требований создание чрезвычайной комиссии для вывода страны из кризиса, наказание тех, кто привел страну к нынешней ситуации в экономике, а также призыв к Германии выплатить стране дополнительные репарации за ущерб, нанесенный в ходе Второй Мировой войны.

Ряд европейских лидеров уже выразили удивление таким выбором партнера. Президент европарламента Мартин Шульц, по его словам, даже позвонил Ципрасу «чтобы спросить, почему он продолжает коалицию с этой странной, крайне правой партией». «Он почти не отвечает. Он очень умный, особенно по телефону. Он говорил мне вещи, которые выглядели убедительно, но в конечном итоге мне они кажутся немного странными», — заключил европейский политик.

Однако Ципрасу с ними гораздо удобнее и комфортнее — иные силы в парламенте либо ему откровенно враждебны, либо менее привлекательны с точки зрения имиджа, либо с ними нужно делиться местами. Обратной стороной удобства является нестабильность — у нынешней коалиции всего 155 мест, на 7 мандатов меньше, чем в прошлый раз. По словам журнала Economist, от Алексиса Ципраса ожидали включения в коалицию двух партий — левоцентристских «ПАСОК» и «Потами» (17 и 10 мандатов соответственно), однако Ципрас предпочел все-таки понятных и приятных ему радикалов.

Алексис Ципрас обещает продолжать жесткие переговоры с кредиторами. «Сегодня в Европе Греция и народ Греции ассоциируются со стойкостью и чувством собственного достоинства. Мы продолжим эту борьбу вместе все четыре года», — говорит он.

Ципрас выиграл. А Греция?

В переводе на русский язык это, скорее всего, означает, что премьер-министр будет делать все, что ему скажет Германия (даже не смотря на то, что Ангела Меркель приложила значительные усилия для того, чтобы дискредитировать премьера на июльском референдуме) и продолжит выполнять согласованный план с кредиторами.

До конца года, напомним, он должен выполнить более половины статей этого документа. Взамен же на отказ от строптивого поведения Ципрас, вероятно, будет просить у Берлина и Брюсселя пойти на незначительные уступки, которые Афины могут назвать своей победой и облегчением кредитного бремени для населения — в ином случае Ципрасу, не желающему ставить крест на своей карьере, снова придется прибегнуть к радикальному популизму.

И по идее это максимум, чего могут добиться греки в нынешней ситуации. Долги, которые они набрали, нужно отдавать.

Геворг Мирзаян

Оригинал публикации