Один мой знакомый — музыкальный продюсер — раскручивал начинающую поп-группу. Группа была плохонькая, песни сочиняла пластмассовые. Но знакомый старался. Нехватку мелодий восполнял «личным фактором». Устраивал вокалиста, паренька с широкой улыбкой, на ТВ, тот не вылезал из ток-шоу, интимничал, лез зрителю в душу. «Бесполезно», сомневался я, «у него музыка бездарная». «Не боись», успокаивал продюсер, «пипл схавает».

Расчет на то, что «пипл схавает», движет режиссерами действа, которое разыгрывается сейчас на медийных подмостках Запада.

Россию обвиняют в аннексии Крыма. А заодно — в тоталитаризме, расизме, воровстве, бесхозяйственности, плохих дорогах и гомофобии. Чтобы стрелы лучше попадали, их направляют в конкретную мишень. Методика не нова, но часто эффективна. Ей любят пользоваться инженеры избирательных кампаний в США. Называется она — создание антигероя.

Путин как символ зла

Давно замечено, что государства и народы, партии и их программы, как правило, малоспособны вызвать глубокие эмоции, привлечь неослабевающий интерес. Чтобы взять за живое, мотивировать избирателей, создать и уронить рейтинги, продвинуть или завалить проект, нужна персонификация. Нужен кто-то, желательно с харизмой, для восхваления или наоборот.

На человеке, как солнечные лучи сквозь линзу, можно сфокусировать позитив или негатив, вызвав волну симпатии или раздражения.

Личность, смотря по запросу, делается образцом для подражания или объектом ненависти. Если целевая группа, умело обработанная, полюбит исполнителя, он станет звездой, какую бы чушь ни пел. Пример — Мартин Бибер. Если для безличного зла, невесть где расположенного, неясно, существующего или нет, найдется воплощение, то публике будет кого ненавидеть, а политикам — под кого повышать оборонный бюджет. Пример — «Аль-Каида».

Путин как символ зла

А что с Украиной? Да то же самое. На фоне кризиса, сперва в Крыму, затем в Донбассе, западные — в их числе немецкие — масс-медиа сменили стиль освещения событий. В критических репортажах Россия стала все чаще, а затем повсеместно вытесняться фигурой Владимира Путина. В фокусе именно он. Журналистский мейнстрим оценивает его негативно. Личные, далекие от политики оценки подменяют взвешенный анализ. Самозваные эксперты толкуют шаги Кремля как проекцию психологии Путина.

Приведу сухую весеннюю статистику. Крымские события стали в Германии новостью номер один. Рассказы о них не сходили с экранов и первых полос. Но если количество заголовков с упоминанием России увеличилось в марте, по сравнению с февралем, на 18%, то упоминающих Путина — на 66%, а Путина вместе с Россией — на 320%.

При этом российского лидера описывали в самых мрачных тонах, с использованием эмоционально недружественной лексики. Если он управляет страной, то «как царь». Если дает указания, то путем «приказов». Если гордится чем-то, то, «хвастаясь». Он «не терпит возражений со стороны Запада». Результат его действий это «дьявольские спецоперации» или «провокации». И так далее.

Путин как символ зла

Многие брали на себя смелость знать, что Путин чувствует, думает, почему поступает так или иначе. «Путин лично — одинокий человек», отчего-то решил журнал «Фокус». Пускаясь в дебри предположений, там говорят, что Путин стремился к любви и пониманию на Западе, но был отвергнут. Оттого якобы озлобился и мстит. Хочет, чтобы «мир ползал перед ним на коленях». Это уже бульварная газета «Бильд». Ее оценки голословны.

Они подозревают в Путине некое «исходное зло», переносимое, в мозгу невзыскательного читателя, на всю Россию.

Тем самым многофакторные общественные процессы поясняют с помощью кухонного психоанализа. Сложный мир объясняют примитивно, по принципу «свой-чужой». Журналисты поступают так сознательно. Или бессознательно. Делайте вывод сами. Не навязываю точку зрения.

Особенно разгулялись они в июле, после крушения малайзийского «Боинга». Сочиняли заголовки один хлеще другого. «Путин становится изгоем». «Путин ответит за все». И даже «Кровь на руках Путина?». Последнее, правда, под знаком вопроса и у американской телекомпании CNN.

Путин как символ зла

Доказать, как мы знаем, ничего не доказали. Как погиб «Боинг», до сих пор неизвестно. Все больше свидетельств, пока косвенных, что ополченцы и тем более Россия невиновны в трагедии, разыгравшейся в небе над Донбассом. Но обвинения, распалившие общественное мнение Запада, настроившие его против России, были высказаны. И направлены против Путина лично.

Западные эксперты тоже обратили внимание на крайнюю персонификацию работы СМИ по украинскому кризису.

Энтони Лёвенштайн писал об этом в британской Gardian. Идет серьезное противостояние. При этом Россия как оппонент олицетворяется в ее политическом лидере, на человеческих качествах которого проще сосредоточить критику, пояснял Лёвенштайн.

Аналитик Альбрехт Мюллер, в прошлом близкий соратник немецких канцлеров Брандта и Шмидта, ныне издатель независимого интернет-портала Nachdenkseiten, сравнил эту ситуацию с войной в бывшей Югославии. В 1999 году в качестве «крайних» на Западе определили сербов. «Как тогда, так и сейчас СМИ проводят единую линию. Путин играет сегодня ту же роль, как тогда Милошевич». Милошевича демонизировали как злобного предводителя Сербии, якобы развязавшей войну и истребляющей соседние народы. Сейчас эту нечистоплотную методику применяют в отношении Путина и России.