Украинские уроки для белорусского правительства.

Белорусские газобетонные блоки на Украине попали под запрет из-за антидемпинговой пошлины в 34,19%, которую украинский Кабмин ввёл по просьбе Всеукраинской ассоциации производителей автоклавного газобетона.

Киев решил, что в 2018 году Минск поставлял на Украину газобетонные блоки по демпинговым ценам. Объём поставок блоков вырос в 2016-2018 гг. в 29 раз, а поставки на внутренний рынок сократились. Теперь украинский рынок потерян.

В прошлом году Минск потерял доступ к украинскому рынку цемента, оказавшись в компании из российских и молдавских производителей. Причиной, по которой белорусский цемент оказался забанен, оказался очень агрессивный выход на украинский рынок: при росте поставок белорусского цемента на Украину, поставки украинского цемента в РБ снизились почти до нуля из-за административных запретов. В итоге национальный капитал добился введения пошлины и защитился с помощью правительства.

Из цементной истории в прошлом году нужно было сделать выводы, но их, к сожалению, не сделали. Теперь на те же грабли наступили производители газобетонных блоков.

Ищенко объяснил, с чем столкнется Россия, если Белоруссия окончательно уйдет на Запад
Ищенко объяснил, с чем столкнется Россия, если Белоруссия окончательно уйдет на Запад
© Santa Fe Relocation Services / flickr

А выводы следующие.

Во-первых, бойкий белорусский бизнес при поддержке государства на рынках третьих стран в состоянии захватить солидную долю рынка, однако государство, требуя достижения новых вершин, принуждает бизнес выходить на рынок ещё агрессивнее, чем подставляет белорусский капитал под антидемпиное пошлины.

Во-вторых, если в ЕАЭС белорусский бизнес может обжаловать запреты и добиться снятия ограничений, то на Украине он оказывается бессильным. Киев не может спорить с Варшавой и ЕС, но может без проблем отыграться на белорусах. И этот фактор нужно учитывать.

В-третьих, украинский капитал проводит неомеркантильную — прагматичную — политику в тех сферах, в которых его правительство не связывают по рукам и ногам обязательства перед ЕС и США. В этих сферах и оказываются под ударом белорусы.

В-четвёртых, подобные ограничения будут продолжаться ровно до тех пор, пока Минск не осознает, что продолжит терять рынки сбыта: российский из-за нежелания углублять интеграцию и выходить из кризиса за счёт раздела рынков с помощью политических инструментов (нужно добиваться введения квот на поставки своей продукции, иначе можно вообще остаться без рынка), а рынки остальных стран из-за желания максимально быстро компенсировать выпадающие из-за России доходы.

Пока в Минске не поймут, что их капитал, хоть и бойкий, но уязвимый, цементно-блочные истории продолжат оставаться модельными.